В Кремле состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко

12.04.2024 - 15:08   735

В.Путин: Уважаемый Александр Григорьевич!

Спасибо, что приехали ко Дню космонавтики. Тем более что у нас знаковое событие: вернулись на Землю наши космонавты, первая женщина-космонавт из Белоруссии.

У нас сегодня тоже хорошее событие: наша новая ракета полетела с нового космодрома, тяжёлая. Это ещё один этап в развитии космической отрасли в России.

Кроме всего прочего, конечно, нам есть о чём поговорить, имея в виду наши экономические отношения. Они развиваются и развиваются успешно. Мы продемонстрировали в прошлом году хорошие темпы роста экономики, и сейчас всё на подъёме.

У нас за первые месяцы текущего года рост в целом даже больше, чем в прошлом году. Диверсификация развивается, кооперация растёт, взаимная дополняемость. Всё, в общем, на подъёме. Мы этому очень рады.

Разумеется, поговорим о вопросах безопасности и на западных границах Белоруссии, и в России. Я знаю, что Вы в курсе всех событий, того, что происходит на украинском направлении. Тем не менее, конечно, воспользуюсь Вашим визитом, чтобы проинформировать Вас о том, что происходит, в деталях.

В целом, Вы знаете, мы никогда не отказывались от мирного разрешения споров. Более того, мы были склонны именно к этому. Не мы начинали эту войну в 2014 году. Всё началось с госпереворота на Украине. А потом, когда всё приобрело такой, уже «горячий» характер, именно Вы были инициатором проведения мирных переговоров в Белоруссии. Мы это начали в двух городах.

Потом перебрались переговорные команды в Турцию, в Стамбул. Там завершили практически эту большую работу, в течение длительного времени она шла, парафировали с обеих сторон. С украинской тоже была парафирована, эта бумага была парафирована, документ.

Как Вы знаете, потом под давлением Запада украинская сторона отказалась от этих договорённостей. Напомню, что тогда нам говорили, что нельзя подписывать документ, документ Украина не может подписывать «с пистолетом у виска», нужно отвести войска от Киева. Мы это сделали. Сразу после того, как мы это сделали, наши договорённости были выброшены в помойку.

Теперь, как Вы знаете, продвигается идея провести какую-то конференцию в Швейцарии. Нас туда не приглашают. Более того, считают, что нам там делать нечего, и в то же время говорят, что и без нас ничего решить невозможно. Поскольку мы туда не едем – это уже вообще паноптикум какой-то, – говорят, что мы отказываемся от переговоров. Нас не приглашали, а говорят, что мы отказываемся.

Было бы смешно, если бы не было так грустно. Ещё раз хочу подчеркнуть, что мы – за. Только не в формате навязывания нам каких бы то ни было схем, которые не имеют ничего общего с действительностью. Почему я так говорю? Потому что, если возникнет необходимость, позволю себе к Вам обратиться, может быть, мы продолжим консультации с Вами по этому направлению.

Что касается других направлений, Вы тоже об этом хорошо знаете, например, в энергетике, к сожалению, в последнее время мы наблюдали серию ударов по нашим энергообъектам и вынуждены были отвечать. Я хочу подчеркнуть: мы, даже исходя из гуманитарных соображений, зимой не наносили никаких ударов. Имею в виду, что они хотели оставить без энергоснабжения социальные учреждения, больницы и так далее. Но после серии ударов по нашим энергообъектам вынуждены были ответить.

Повторяю ещё раз: если всё закольцуется в решение тех вопросов, о которых мы говорили изначально, а в энергетике они связаны в том числе с решением одной из задач, которую мы перед собой ставили, – это демилитаризация… Прежде всего мы исходим из того, что мы таким образом влияем на ОПК – на оборонно-промышленный комплекс Украины, причём напрямую. Но, если мы всё-таки перейдём к тому, с чего я начал, перейдём к каким-то разговорам о разрешении всех вопросов другими способами, конечно, как я уже много раз говорил на этот счёт, мы к этому готовы.

Мы с Вами поговорим об этом поподробнее, я Вам в деталях всё расскажу.

А.Лукашенко: Владимир Владимирович, спасибо за эту подробность. Всё, что Вы сказали, могу подтвердить, потому что мы не единожды с Вами – год назад, несколько месяцев назад – к этим вопросам возвращались, касались их, в том числе мирного процесса. Если они хотят в Швейцарии [провести] – они называют это мирной конференцией. Но, если они хотят без нас там говорить о мире в Украине, господь с ними.

Я уже сказал: наша позиция заключается в том, что они могут там договориться только о том, как усилить эскалацию этого конфликта. Без России какой может быть мирный процесс? Не может быть мирного процесса.

Может, они и правы, что не приглашают нас туда, потому что о чём с ними можно разговаривать, если они пытаются там собрать 100 с лишним государств и что-то нам продиктовать или наклонить нас? Это же не предложение к мирным переговорам.

В.Путин: Александр Григорьевич, я думаю, что они, во всяком случае, противоположная сторона в известной степени загнала себя в угол, когда отказалась от переговоров в расчёте победить Россию на поле боя, нанести ей стратегическое поражение. Сейчас понимают, что это невозможно, а от переговоров отказались, и теперь попали в достаточно сложное положение.

А.Лукашенко: Оригинальный выход нашли.

В.Путин: Но наша цель не заключается в том, чтобы всех ставить в сложное положение. Наоборот, мы готовы конструктивно работать. Но никакого навязывания нам какой бы то ни было позиции, не основанной на реалиях, конечно, быть не может.

А.Лукашенко: Я клоню к тому, что абсолютно поддерживаю позицию нынешнего российского руководства и Вашу позицию по мирному процессу в этом конфликте, абсолютно поддерживаю.

Сегодня есть всё для того, чтобы сесть и договариваться. Не хотят – ясно, почему не хотят, мы уже на этот вопрос ответили. Если за океаном захотят разговаривать о мире, то и на Украине этот голос услышат. Поэтому украинцы должны знать, особенно население, что сие от нас не зависит. Мяч, грубо говоря, на той стороне.

Я помню этот процесс, который начинался в Беларуси, три раунда прошли, четвёртый раунд – в Стамбуле. И Вы мне потом эти документы ксерокопировали и передали. Этот документ сначала показали, я его прочитал, потом Вы мне его дали, о чём договорились. Документ, который был парафирован. Серьёзные были подвижки: и россияне «подвинулись», и украинцы. Но потом, ясно, приехали, одёрнули: давай, воюй до последнего украинца.

Поэтому в данном случае абсолютно поддерживаем мирный процесс, от которого никогда Россия не отказывалась, и сегодня в том числе.

Если мы какую-то роль в этом можем сыграть, Вы знаете наши возможности, мы всегда будем рядом и будем действовать в одном ключе с вами.

Спасибо Вам за космос. Ясно, что, если бы тогда не Ваше решение, никакого полёта бы не было. Но мы договорились, что должна полететь белорусская женщина.

В.Путин: Вы предложили.

А.Лукашенко: Да, из двух с лишним тысяч мы выбрали шестерых, потом двоих: основного космонавта и дублёра. Сегодня мы наградили её, аналогично, как и в России, она стала Героем Беларуси.

И договорились с «Роскосмосом», с Юрием Борисовым, что они с большим удовольствием будут с нами работать по развитию в целом космической программы. Мы хотим в течение будущего и, может, через два года с россиянами забросить на орбиту новый спутник с разрешающей возможностью 25 сантиметров. Это сильное слово будет. Мы работаем над ним. Уже нет сомнений, что мы это сделаем вместе с россиянами и забросим его. И будем в плане космонавтов работать вместе.

Мы готовы включиться в вашу программу, то, что российские космонавты делают. Необязательно, чтобы там белорусская была, российская программа.

В.Путин: Вместе будем работать.

А.Лукашенко: Да. Вы продвинулись значительно, у нас есть люди, в том числе и женщины, готовые полететь. Отторжения у «Роскосмоса» нет. Если Вы поддержите, то мы и вторую девчонку, которая была дублёром, подготовили, затратили же большие деньги на её подготовку. Если будет желание и Ваша воля в этом плане, то она готова работать дальше и тренироваться у космонавтов.

Спасибо Вам за поддержку по портовому хозяйству. Мы работаем, смотрим на другие порты. Помогают россияне-портовики нам отгружать продукцию. Словом, нет такого, что товар валяется на берегу океана или моря, и мы не можем вывезти. В Санкт-Петербурге, в Мурманске работаем, работаем на Дальнем Востоке.

В.Путин: На севере перспективно.

А.Лукашенко: На севере очень интересно, Северный морской путь. Мы уже поставляли, оказывается, товары по Севморпути. Не имея портов в Мурманске, мы несколько уже тысяч тонн поставили. Очень удобно для наших производителей, поэтому Ваша поддержка здесь для нас была очень важной и актуальной.

Мы, что здесь скрывать, с Вами перебросились уже по некоторым вопросам экономического характера. Вы меня поддержали в том, что 15-го числа наши премьеры встретятся и посмотрят на экономические вопросы, которые надо решить. Это для нас очень важно.

Что касается энергетики и нанесения ударов. Я помню этот разговор, и даже Вас упрекали в России: вот почему там, надо бить по этим болевым точкам, по энергетике. Вы тогда сказали, может, не по-военному: слушайте, людей жалко – в детских садиках, в школах; если энергетика на Украине рухнет, пострадают дети и люди.

Эти удары по чувствительным точкам в России – так и ответ соответствующий.

Поэтому опять же я думаю, что на Украине обезумевших много людей, но не все. Я думаю, они это услышали и увидели. Думаю, что будет какой-то отскок у них в этом плане.

А в принципе они просто провоцируют Россию на нанесение таких ударов. Поэтому я в данном случае не могу глубоко быть погружённым в этот конфликт, поддержать Украину или даже оправдать. Ни в коем случае. Не надо это делать и эскалацию эту усиливать, потому что лето проходит быстро, зима, а это опасное дело.

Думаю, Владимир Владимирович, такой момент, меня чутьё никогда не обманывало, такой момент, что Ваши инициативы на мирное урегулирование конфликта найдут отклик на Украине. Найдут. У военных найдут, как ни странно. Я готов с Вами вместе встать плечом к плечу и работать в этом направлении.

Журналисты спрашивали по поводу некоторых вопросов, Украины и прочее, чуть ли не бежать, ваши журналисты только что, Россия должна куда-то бежать, кого-то просить. Никого не надо просить и бежать, надо просто по-человечески себя вести. Достать тот документ, который Вы когда-то мне показали и передали, положить на стол и двигаться по нему.

В.Путин: Да, и с ним работать.

А.Лукашенко: Это разумная позиция. Там приемлемая позиция и для Украины. Они согласились с этой позицией.

В.Путин: Они же согласились. Конечно.

А.Лукашенко: Поэтому я думаю, мы обсудим подробно и эти вопросы.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

На западных границах у вас какая ситуация?

А.Лукашенко: Тяжёлая ситуация. Меня удивляет, вообще, больше всего меня волнует, я об этом говорю, политика польского руководства. Зачем им эта конфронтация? И литовцы, и латыши десятками выбрасывают трупы через границу. Идёт какое-то количество мигрантов туда, они – забор построили – выбрасывают за забор к нам на границу. Сейчас снег растаял – обнажились трупы, валяются прямо на границе. Из Афганистана, Ирана люди есть, Африки. Зачем убивать людей и выбрасывать по-варварски? Это создаёт напряжение.

Они закрыли границу для нас и для вас. Очень тяжело работать. И даже китайцам, казахам с поляками и другими. На границе – бешеные очереди. Делают это специально. Мы границу от них не закрывали. Вы знаете, что у нас безвизовые соседи, так они своих людей сюда не пускают в связи с тем, что мы можем их завербовать. Слушайте, Вы как специалист, наверное, завербовали немало людей, но не так же, что людей на границе хватают и вербуют. Если нам надо кого-то завербовать, мы другим путём это сделаем, но тем не менее…

Особенно литовцы. Проводят учения, в мае планируют ещё проводить. Стоим лоб в лоб на границе. Американцев перебросили, немцев, что удивительно, урок не пошёл на пользу. В Литву, Польшу – батальоны. Мы, конечно, были вынуждены развернуть свои части и выставиться против.

Не знаю, зачем им это. Мы не собираемся нигде воевать. Кричат, что Лукашенко с Путиным завтра Европу захватят. Никогда не обсуждали даже таких планов, что мы хотим кого-то захватить. Своих проблем хватает, ещё не хватало кого-то…

В.Путин: Это чушь, нужная правящим, как раньше говорили, кругам, для того чтобы объяснить и оправдать свои расходы на войну на Украине. Вот и всё.

А.Лукашенко: Абсолютно. И свою несостоятельность.

В.Путин: Да. Расходы, прежде всего расходы. Вот это главная причина того, почему раздувается эта тема, какая-то агрессивная политика со стороны России… Это основное. Других причин нет.

А.Лукашенко: А так, в общем-то, терпимо.

Мы преодолели санкционное экономическое давление, точно как и в России. Слушайте, если нам обеспечить огромный белорусско-российский рынок и ещё дружественные страны, с ними работать, нам вот так хватит – и вам, и нам. Поэтому мы выдержим. У нас есть рынок, у нас есть ресурсы. Мы можем. Мы понимаем, что надо делать. Те кредиты, которые были выделены под совместные проекты Российской Федерацией, 100 миллиардов, помните?

В.Путин: Да, помню.

А.Лукашенко: 80 с лишним уже…

В.Путин: Под промышленное производство.

А.Лукашенко: Да-да, совместное. Уже 81 миллиард… Проекты начинают работать, и заводы строим, и так далее.

Переживали по поводу чипов, микрочипов и прочего – обходимся. Обходимся, свои начинаем развивать. Я думаю, запросто мы выйдем из этой ситуации.

Поэтому я говорил когда-то, времени много надо, и мы решим те проблемы, которые нам надо вместе с Россией решить. Хотелось бы, чтобы и украинцы были с нами. Я думаю, чувствую, что недалёк тот момент, когда и Украина одумается и поймёт, где их счастье.

В.Путин: Пускай они решают сами.

Читайте также

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.