Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Замысел нефтяных стратегов провалился. В перспективе — мировая перезагрузка | Продолжение проекта «Русская Весна»

Замысел нефтяных стратегов провалился. В перспективе — мировая перезагрузка

Замысел американских и российских либеральных стратегов, которые нарисовали в своём воображении картинку краха СССР из-за низких нефтяных цен и надеялись на повторение этой катастрофы, провалился.

Экономист Иван Таляронок отвечает на вопросы Ивана Васильева о судьбоносных переменах на рынке нефти.

— С утра в понедельник цены на нефть рванули вверх на пять процентов. 56 долларов за баррель — это годовой максимум. В чём причина?

— В субботу в Вене договорились о сокращении добычи 11 стран, не входящих в ОПЕК. Это серьёзное подкрепление достигнутой ранее договорённости внутри ОПЕК и почти железная гарантия её выполнения.

— Кто подписал субботнее соглашение?

— Прежде всего, члены СНГ: Россия, Азербайджан, Казахстан. Ещё из крупнейших экспортёров — Мексика. И страны поменьше — Малайзия, Бруней, Бахрейн, Оман, два Судана плюс богатейший карлик Африки — Экваториальная Гвинея.

— Сокращение добычи приведёт к росту цен?

— Вне сомнения.

— Могут нефтяные цены вернуться на уровень в 100 долларов и выше, как в 2014 году?

— Вряд ли. Сто долларов за баррель — это был спекулятивный перегрев рынка, очень краткосрочный, второй раз к такой цене мир вернётся не скоро. Только когда доллар подъест инфляция.

Реальную стабилизацию нефтяных котировок я ожидаю на уровне около 60 долларов, может, чуть меньше. Хотя первичная реакция рынка способна подбросить цены куда выше. Но ненадолго, от силы на несколько месяцев.

— Ваш прогноз по курсу валют?

— Доллар при таком скачке может даже до пятидесяти рублей упасть, как весной 2015 года. А стабилизируется в пределах шестидесяти рублей, не выше.

— Однако американцы обещают увеличить добычу, чтобы сбить рост нефтяных цен…

— Себе в убыток увеличивать добычу они не будут. А прибыльная добыча в США может быть заметно и долгосрочно увеличена только при ценах выше 60 долларов за баррель.

Себестоимость добычи нефти в Заливе и даже в России ниже, чем в Америке. В Заливе — из-за природных условий, в России — из-за дешевизны рабочей силы. Поэтому США бессильны тут что-то противопоставить.

— Можно сказать, что замысел американских стратегов, рассчитывавших удушить Россию низкими ценами на нефть, провалился?

— Не только американских, но и наших доморощенных либеральных стратегов, которые нарисовали в своём воображении картинку краха СССР из-за низких нефтяных цен и надеялись на повторение этой катастрофы. Такая вот оккультная секта катастрофилов, мечтающая о гибели собственной страны.

Но лопаются их планы. Теперь уже почти наверняка Россия выходит из битвы победителем.

— В чём же победа, если прежних цен 2014 года нам не видать, а Голикова обещает, что к концу 2017 года будет исчерпан Резервный фонд РФ?

— Во-первых, Резервный фонд будет исчерпан при цене 40 долларов за баррель, а при шестидесяти залезать туда вовсе не понадобится.

Во-вторых, Резервный фонд — это только малая часть золотовалютных резервов России. Фонд, которым распоряжается правительство, в самом деле быстро сокращается, зато резервы Центробанка растут опережающими темпами. Поэтому даже при сорока долларах Россия по миру не пойдёт, а при шестидесяти — и подавно.

— Но у нас и при ста долларах за баррель экономический рост был минимальный, что-то около одного процента. На что же рассчитывать при шестидесяти?

— Как раз при шестидесяти расти легче, чем при ста. Сто долларов — это паразитическая экономика проедания нефтяного жира, углеводородных доходов, когда всё остальное легче купить на нефтедоллары, чем делать самим.

Зато шестьдесят долларов — как раз очень хороший стимулирующий уровень нефтяных цен, который и обнищать не даёт, и развитие подталкивает. Это как в диете спортсмена — золотая середина между истощением и перееданием.

— Значит, мы теперь одним махом и кризис преодолеваем, и условия для роста закладываем?

— Да, этим соглашением Россия создаёт себе оптимальные условия для экономического развития. Но есть ещё важный геополитический подтекст, тоже очень положительный.

Россия фактически сформировала коалицию нефтедобывающих стран, где имеет все шансы стать лидером.

— Но считается, что лидер ОПЕК — Саудовская Аравия… И она считается стратегическим партнёром США…

— Вот как раз этому партнёрству приходит конец. Потому что дружба дружбой, а денежки врозь!

Мы же с Вами говорили уже, что США играют на понижение цен. Америка, при всех её огромных запасах нефти и сланца, всё равно остаётся потребителем, покупателем, а не экспортёром топлива. Поэтому она в нефтяном дерби оказывается с одной стороны, а Москва, Эр-Рияд и Мехико — с совершенно другой.

Чувствуете, ещё один стратегический партнёр США — Мексика — тоже переходит в противоположный лагерь?

У России есть реальные шансы стать глобальным лидером экспортёров нефти, потому что Россия единственная из них обладает всеми атрибутами великой державы. А это круто поменяет расстановку сил на мировой арене, потому что сегодня Нефтяной блок может оказаться весомее блока НАТО.

Думаю, что продажа части акций «Роснефти» суверенному фонду Катара — один из инструментов «сшивки» формирующегося на наших глазах альянса, этакий междинастический брак.

— Но, если Вы правы, это же какой-то перелом всей мировой борьбы, перезагрузка всей системы мировых отношений!

— Когда Россия не занималась саморефлексией, а принимала бой, навязанный ей Западом, она всегда побеждала. Потому что наше дело правое. Уверен — и на этот раз победа будет за нами.

28 644