Донбасс: За пределами надежды | Продолжение проекта «Русская Весна»

Донбасс: За пределами надежды

На Донбассе резко обострилась обстановка в районах соприкосновения сил ВСУ и армий непризнанных республик.

В ЛНР в районе Лонгвиново снова начались бои.

Украинские военные, как сообщается, атаковали — военные ЛНР, в свою очередь, сначала не отвечали, но затем вынуждены были ответить; с обеих сторон точно есть и убитые, и раненые.

Так говорят в новостях.

Но как же сильно изменилось наше восприятие таких новостей — за эти почти что три года.

Сначала, в четырнадцатом, каждое убийство, пролитая кровь, а затем и бронетехника, входящая в донбасские деревни, и первые бомбардировки, обстрелы, сбитые вертолеты, позиции, которые русская сторона успешно отстаивала или с которых она отступала, первые жертвы войны, дети в подвалах, все эти хроники нескончаемого кошмара, — они ужасали нас как что-то такое, чего не должно было случиться, но что, тем не менее, произошло.

И было очень много эмоций.

Сочувствие тем людям, на которых обрушилось украинское АТО.

Шок от боевых действий в тех местах, где их не было семьдесят лет.

Постоянное ожидание войск России, которые должны, ну обязательно же должны вот-вот появиться.

Ожесточение и разочарование, когда этих войск не было.

Солидарность с ополченцами.

Ненависть к той московской и киевской интеллигенции, которая лицемерно не замечала происходящего, говоря что-то вроде: «да они же сами виноваты», «а нечего было отделяться».

И раздражение в адрес наших чиновников, которые вдруг утратили весь тот боевой настрой, который был у них во время возвращения Крыма.

И снова сочувствие.

А люди, живущие непосредственно на месте событий — переживали все это еще в сто, в миллион раз острее.

И бесконечно сильнее колебались между ожесточением, страхом, борьбой, храбростью, — и надеждой.

Надеждой, что все-таки что-то изменится, и то восстание, которое начал Донбасс, — придет к своему счастливому завершению.

Надеждой на чудо.

Но чудо не происходило.

А вместо него — эту несчастную землю затягивала рутина войны.

Рутина блокады, обстрелов, тяжелой нужды, бессмысленных переговоров, идущих годами и ни к чему не приводящих, рутина воровства тех чиновников, что всегда приходят на место революционеров, бюрократических трудностей в отношениях с Россией, бюрократического ада в отношениях с Украиной, и снова обстрелов, и снова жертв, которые через год, два, почти три после начала событий — уже никого не шокировали, к ним, жертвам, как бы «привыкли».

Надежда куда-то делась.

И можно, конечно, думая об этих людях, цитировать самые разные исторические сюжеты, которые чем-то похожи на Донбасскую войну — освобождение Греции от турок, освобождение той же Украины от Речи Посполитой, отделение Ирландии от Британии, война за независимость Техаса от Мексики, конфликт в Карабахе, — и много, много еще таких примеров, говорящих нам о том, каким долгим и трудным оказывается в истории путь к независимости или присоединению к родной стране.

Это хорошие примеры.

Но все равно почему-то очень тяжело.

И хочется сказать что-то хорошее этим людям — тем, для кого ежедневные донбасские бои остаются не новостями из газет, а реальностью их повседневной жизни.

Людям, которые находятся уже за пределами надежды.

И я сейчас не нахожу этих слов.

Но мне хочется думать, что пройдет еще немного времени — когда все уже устали ждать — и что-то изменится, что-то случится.

И мы все их услышим.

10 989