Пятница, 15-е | Продолжение проекта «Русская Весна»

Пятница, 15-е

Праздник на улице противников американского президента продолжался недолго.

25 января Дональд Трамп «открыл» правительство, прекратив шатдаун и капитулировав перед демократами и их несгибаемой вождихой Нэнси Пелоси. Радости демократов, либералов и прочей обамолюбивой братии не было предела. Они победили этого мерзкого белого мужлана, шовиниста и ксенофоба, по недоразумению или благодаря козням русской разведки обосновавшегося в Овальном кабинете. Они доказали, что президент, считавший себя непревзойдённым тактиком и мастером сделок, ничего не может противопоставить сплочённому напору «воинов Света». Трамп, грозивший продлить шатдаун ещё на месяц, на год, на любое время, пока демократы не дрогнут и не согласятся профинансировать его Великую мексиканскую стену, дрогнул первым — и пошёл на уступки сам. «Пелоси укротила Трампа!» — ликовали феминистки и их приспешники (либерал в США не может не быть феминистом, даже если он по досадному недоразумению родился мужчиной).

«Каким провалом обернулся шатдаун Трампа — что за детский спектакль с топаньем ногами и некомпетентностью, спесью и саморазрушением! Трамп измучил федеральных служащих и простых граждан, нанёс ущерб стране и, уступив в пятницу, после того как удерживал правительство в заложниках на протяжении 35 дней, мог бы заявить, что не добился ровным счётом ничего», — злорадно констатировал анонимный автор редакционной колонки в The New York Times.

Пока враги торжествовали, в рядах сторонников президента царило замешательство: радикально настроенные консерваторы решили, что Трамп предал свои идеалы и своих избирателей. То, что президент согласился открыть правительство, не получив от конгресса ни цента на строительство стены, правое крыло Республиканской партии восприняло как его слабость. Бывшая пламенная трампистка Энн Коултер, в разгар предвыборной кампании Трампа издавшая книгу «На Трампа уповаем» (In Trump We Trust — парафраза известного девиза на долларовой банкноте), заявила, что была «очень глупой девочкой», когда агитировала голосовать за нынешнего хозяина Белого дома. «Хорошие новости для Джорджа Герберта Уокера Буша — с сегодняшнего дня он больше не является самым большим слабаком, когда-либо занимавшим пост президента США», — написала Коултер в своём Twitter, когда Трамп объявил о прекращении шатдауна.

Однако Трамп открыл правительство только на время — до 15 февраля. С условием, что, если до этого дня демократы и республиканцы не договорятся о финансировании строительства стены, он снова объявит шатдаун. Или же введёт чрезвычайное положение.

У демократов была возможность выйти из создавшегося положения достойно. Они могли, по крайней мере, озаботиться тем, чтобы не доводить до повторения ситуации, грозящей стране новыми большими проблемами. Ведь к концу самого длинного в истории США шатдауна, продолжавшегося 35 дней, Америка вплотную подошла к полноценному инфраструктурному кризису. Так, например, было нарушено авиасообщение между многими городами страны: аэропорты отменяли рейсы из-за нехватки персонала в диспетчерских центрах Федерального авиационного управления. Трамп согласился на перемирие с демократами в основном для того, чтобы избежать транспортного коллапса. Возможно, он надеялся на их здравый смысл. Хотя в наивности президента упрекнуть сложно: в интервью The Wall Street Journal он довольно пессимистично заметил, что оценивает шансы на успех переговоров с демократами «менее чем в 50 процентов».

В конгрессе была сформирована специальная комиссия в составе 17 человек: в неё вошли республиканцы и демократы из различных комитетов, которые должны были подготовить компромиссный вариант сделки.
И надо сказать, в последние дни с Капитолийского холма поступали оптимистичные сигналы: якобы сделка между демократами и республиканцами «неизбежна» и даже «ожидается до конца выходных». Однако выходные наступили и прошли, а вместо рапорта о достигнутых договорённостях два хорошо информированных СМИ — The Hill и Bloomberg — сообщили читателям, что переговоры по предотвращению второго шатдауна зашли в тупик и что республиканцы и демократы в комитете по границе «прекратили общение» между собой.

Ещё в субботу казалось, что переговорщики могут прийти к компромиссу, в рамках которого конгресс выделил бы на строительство стены сумму в размере от $1,3 до $2 млрд. Это в любом случае было гораздо меньше тех денег, которые требовал от конгресса Трамп ($5,7 млрд), но, по крайней мере, это был первый шаг к выходу из тупика, в котором забуксовала американская политическая машина. Однако потом начались странности: вместо того чтобы обсуждать действительно важные вопросы, демократы принялись затягивать время, затевая споры о количестве коек в центрах временного пребывания задержанных иммигрантов. И вдруг выяснилось, что койки интересуют их не сами по себе, а потому, что либералы намерены… законодательно ограничить количество нелегальных мигрантов, задерживаемых на границе!

Схема очень проста. Сначала ограничивается количество коек в центрах временного пребывания и прекращается строительство новых центров. А затем принимается закон, согласно которому Иммиграционная и таможенная полиция США (ICE) не имеет права задерживать мигрантов, если для них не хватает койко-мест в старых центрах. Будь ты трижды насильник и убийца — если тебя негде разместить, то офицер ICE обязан будет с улыбкой открыть перед тобой дверь и выпустить на просторы Соединённых Штатов Америки. Ещё и хорошего дня пожелать, наверное.

Демократы давно точат зуб на ICE (полномочия которой были несколько расширены Трампом в рамках борьбы с нелегальной миграцией из латиноамериканских стран), считая её «репрессивным» органом, и вот теперь у них появилась реальная возможность щёлкнуть ненавистных борцов с нелегальной миграцией по носу. Рассуждают они примерно так: если Трампу нужны деньги на его стену, мы, так и быть, согласимся выделить ему небольшую сумму (скажем, миллионов 800), а взамен потребуем, чтобы «нацисты» из ICE больше не смели трогать прекрасных, свободолюбивых беженцев с юга. Стену на эти копейки Трамп всё равно не построит, зато испаноязычных иммигрантов в США станет в разы больше, а значит, вырастет и электоральная база Демократической партии…

«Думаю, прямо сейчас переговоры зашли в тупик, — сказал в воскресном эфире Fox News председатель комитета по ассигнованиям сената США Ричард Шелби, ключевой участник переговоров со стороны Республиканской партии. — Я надеюсь, что мы сможем выйти из этого тупика либо позже в воскресенье, либо завтра утром, потому что время идёт. Но у нас есть некоторые проблемы с демократами, которые хотят ограничить возможность ICE (Иммиграционной и таможенной полиции) задерживать преступников, приезжающих в США… Скажу так: вероятность того, что мы заключим сделку, — пятьдесят на пятьдесят».

Иными словами, по мнению сенатора Шелби, странное упорство демократов может привести к тому, что в пятницу, 15-го февраля, президент объявит второй шатдаун. Сам же Трамп отреагировал на новые требования демократов в своей обычной манере — несколькими твитами.
«Демократы из комитета по границе внезапно повели себя иррационально. Мало того, что они не хотят отдавать доллары на явно необходимую стену (они отвергли рекомендации экспертов пограничной службы), так они даже не хотят брать под стражу убийц! В чём дело?»

«Теперь, когда они выдвинули свои ужасные предложения в комитете по границе, я на самом деле считаю, что они хотят шатдаун!»

Как бы парадоксально это ни звучало, может статься, что президент США прав. Демократы вполне сознательно могут вести дело ко второму шатдауну. Первое противостояние с Трампом они выиграли, их лидеры (особенно Нэнси Пелоси) набрали очки, а Трамп потерял часть своей электоральной базы. Так почему бы и не повторить такой удачный опыт — пусть даже ценой серьёзных проблем для страны?

Любопытно, что сам президент, несмотря ни на что, не теряет оптимизма. Ещё в одном твите он написал, что прошедшая неделя была «очень плохой» для демократов: экономические показатели в США быстро растут (и это, разумеется, не может радовать демократов, потому что вместе с ними растёт и рейтинг президента), в Вирджинии у Демпартии «катастрофа» (Трамп имел в виду скандал с губернатором штата, которого обвиняют в расизме, — в студенческие годы он имел неосторожность сфотографироваться вместе с приятелем, облачённым в ку-клукс-клановский балахон, в образе негра, вымазав себе лицо чёрной краской), послание президента к конгрессу показало, что недавняя капитуляция Трампа вовсе не выбила его из седла, на что явно рассчитывали его враги.

Скорее всего, именно в понедельник обе стороны сделают свой ход в продолжающейся битве за стену. Сенатор Шелби считает, что всё решится «в ближайшие 24 часа» — имея в виду, что, если за это время республиканцы и демократы не сумеют достичь компромисса, второй шатдаун будет неизбежен. А президент Трамп в понедельник летит в Эль-Пасо, штат Техас, на самой границе с Мексикой, где выступит на митинге своих сторонников с очередной пламенной речью о необходимости стены. Не исключено, что именно в Эль-Пасо Трамп объявит о шагах, которые предпримет в том случае, если переговоры в конгрессе закончатся ничем.

Вариантов у Трампа будет всего три: сдаться на милость победителей (то есть демократов) и окончательно смириться со статусом слабака, объявить второй шатдаун или ввести чрезвычайное положение, позволяющее использовать для строительства стены деньги из бюджета Пентагона.

Хорошо изучив личность 45-го президента США, я могу с уверенностью сказать, что первый вариант наименее реалистичен. Да, 25 января Трамп отступил — но то было тактическое отступление.

У ненавистников Трампа (и у некоторых его неверных союзников) есть одна общая черта. Они забывают, что Трамп никогда не стал бы Трампом — самым знаменитым девелопером в мире, обладателем четырёхмиллиардного состояния, хозяином огромной бизнес-империи, — если бы не умел держать удар.
И ещё одно важнейшее качество президента они упускают из виду: Трамп никогда не сдаётся. И, как Ланнистеры из «Игры престолов» Джорджа Мартина, всегда платит свои долги.

Когда на ежегодном ужине для прессы в мае 2011 года тогдашний хозяин Белого дома Обама жестоко высмеял Трампа за его приверженность «теориям заговора» (Трамп, как и многие так называемые birthers, считал, что Обама родился не на территории США, а значит, не имел права занимать пост президента), он и представить себе не мог, что собственными руками творит из почётного гостя, сидевшего через несколько столиков от него, могильщика своей преемницы Хиллари Клинтон. «Наверное, нет в мире теперь более счастливого человека, чем Дональд Трамп, — сказал тогда Обама, демонстрируя журналистам на большом экране своё свидетельство о рождении. — Он наконец‑то может вернуться к более важным проблемам. Например — высаживались ли мы на Луну? Что на самом деле произошло в Розуэлле? И где всё‑таки Бигги Смолз и Тупак Шакур?»

«Что по‑настоящему запомнилось мне в этот вечер, — писал позже главред The New Yorker Адам Гопник, — так это реакция Трампа. Он сидел через несколько столиков от нас, журналистов, и его унижение было столь абсолютно, столь очевидно, что я, пожалуй, никогда прежде не видел ничего подобного. Его голова была неподвижна, как у человека, привязанного к позорному столбу, лицо его чуть дрогнуло, только когда волна смеха ударила в него… Он даже не пытался симулировать хорошее расположение духа — ничего подобного тому, как повёл бы себя нормальный политик, или даже обычному для американского парня выражению „Эй, со мной всё отлично!“, ни следа той толстокожей жизнерадостности, которой обучаются почти все общественные деятели в Штатах, умеющие улыбаться, даже когда больно… Он сидел полностью неподвижно, с твёрдым подбородком, запертая ярость клокотала в нём. Можно было бы даже пожалеть его, если бы он только что не упражнялся в чистой воды расизме…»

Спустя пять лет Трамп отомстил за пережитое унижение и Обаме, и Гопнику, и всем либеральным журналистам (теперь традиционные вашингтонские ужины для прессы проходят без президента, что, конечно, понизило статус этого мероприятия). Отомстит он и сейчас — дайте только срок.

Тем более что до пятницы, до 15-го, времени осталось совсем немного.