Почему в Молдавии сильный народный лидер смог победить на выборах, а на Украине — нет? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почему в Молдавии сильный народный лидер смог победить на выборах, а на Украине — нет?

Среди всех лидеров постсоветского пространства наиболее примечательной фигурой является Президент Республики Молдова Игорь Додон.

Человек, открыто выступивший за улучшение отношений с Россией, за вступление Молдовы в Евразийский Экономический Союз, за единство православного мира, одержал победу на всенародных выборах Президента Молдовы.

Более того, как выяснилось, эти лозунги и посылы не были для главы Молдовы предвыборным пиаром. Игорь Додон — единственный лидер постсоветской страны, который буквально в каждом своём выступлении говорит о необходимости улучшения отношений с Российской Федерацией.

Додон больше, чем лидер любой другой страны мира, посетил Россию за два года своего президентства. Он стал единственным лидером зарубежной страны, который принял участие в Параде Победы в Москве 9 Мая 2017 года. Президент Молдовы реализовал свою обязанность по сближению с Евразийским Экономическим Союзом.

В апреле 2017 году в Кишинёве Игорь Додон и председатель Евразийской Экономической Комиссии Тигран Саркисян подписали Меморандум о сотрудничестве Республики Молдова с ЕАЭС. В 2018 году Молдова получила статус наблюдателя в ЕАЭС.

Важен вклад Додона в защиту Православия и традиционных ценностей. Президент Молдовы заявил, что не допустит церковного раскола по украинскому варианту, и что Православная Церковь Молдовы навсегда сохранит единство с Русской Православной Церковью. Под эгидой главы Молдовы впервые в стране прошёл Всемирный Конгресс Семей, на котором он заявил о необходимости противостояния антисемейной идеологии и выступил с инициативой запрета гей-парадов.

Почему не получилось на Украине?

Возникает вопрос, почему такого лидера, как Игорь Додон, не нашлось на Украине? Ведь эта страна по населению и языку, казалось бы, намного ближе, чем Молдова. Почему же такие политики оказались в Молдове бесперспективными?

Во-первых, на Украине гораздо в большей степени, чем в Молдове, сильна традиция исторической русофобии. И эти русофобские, а точнее москвофобские проявления охватывают не только украиноязычное, но даже значительную часть русскоязычного населения.

Эту традицию блестяще описал Николай Ульянов в его известной книге «Истоки украинского сепаратизма». Русофобия стала основой идеологии украинской политической элиты задолго и до Евромайдана-2014, и до «оранжевой революции» 2004 года.

В Молдове такой традиции нет. Более того — в Молдове исторически видели в лице России освободителя и от османского ига, и от румынской оккупации.
Да, определённая часть населения склонна предъявлять Москве претензии в «оккупации», депортации, коллективизации, голоде 1946—1947 гг., но большинство населения помнит, что наивысшие достижения Молдавии связаны с советским периодом в её истории.

Во-вторых, фактор олигархической элиты. На Украине гораздо сильнее, чем в Молдове, укоренился олигархический режим. Ещё в годы Кучмы экономика Украины была «нарезана» между ограниченным количеством семейств миллиардеров. Именно поэтому любые общественные движения на Украине тесно связаны с поддержкой тех или иных олигархов. Характерный пример — конфликт между кланами Ахметова и Медведчука, в результате чего перед президентскими выборами был расколот Оппозиционный блок — единственная адекватная сила в украинском политикуме.В этом одна из главных причин удавшегося переворота на Украине и неудачи широкого сопротивления на Юго-Востоке: на каждого из глав украинских олигархических кланов нашлось предостаточно средств давления на Западе — от активов до компромата.

В Молдове эта система также возникла, но не настолько разрослась, как на Украине. Поэтому людей, разделяющих близкие взгляды и ценности, не удалось расколоть по принципу принадлежности к тому или иному клану.


В-третьих, угроза молдавской идентичности идёт не с Востока, а с Запада — из Румынии. В то время как подавляющее число представителей молдавского народа разделяют идею молдовенизма и молдавской самобытности, политическая, гуманитарная и творческая элита Молдовы исповедует иную идентичность — румынскую, либо, в её более «вегетарианском» варианте, общеевропейскую — как у авторов нашумевшего «письма 30».

Додон выступил выразителем воли народного молдовенистского большинства, поэтому (в том числе) и одержал победу на всенародных президентских выборах. На Украине, в отличие от Молдовы, собственная национальная идентичность выстраивалась как антитеза общерусской идеи.

Показательно, что и румынский, и украинский этнополитические конструкты разрабатывались в «лабораториях» Вены. Только если в случае общерумынской идеи (с попыткой подогнать её под духовную основу униатства) речь шла об объединении восточно-романских племён, то украинская идея подразумевала слом общерусской идентичности.Поэтому любой украинский президент, включая «вегетарианцев» Кучму и Януковича, должен в той или иной мере демонстрировать своё отрицание идеи цивилизационного единства Русского мира.


В-четвёртых, личность Игоря Додона — принципы и убеждения. На убеждения Додона оказали значительное влияние книги Николая Старикова, который является другом и частым гостем главы Молдавского государства.

Игорь Додон — верующий, воцерковлённый православный христианин, регулярно посещающий церковные службы, оказывающий реальную поддержку храмам Молдавской митрополии.
Молдавский президент является искренним сторонником единства Молдовы с Россией, сохранения Молдавской митрополии в составе Русской Православной Церкви. Непререкаемыми авторитетами для него являются Президент России Владимир Путин и Святейший Патриарх Кирилл.

В отличие от Додона, ни одного из украинских президентов, пришедших к власти на «пророссийских лозунгах», нельзя назвать идейными людьми — ни Леонида Кучму, ни Виктора Януковича.
Ни у того, ни у другого не нашлось убеждений, за которые они в критический момент были готовы стоять до конца. Не нашлось в политикуме Юго-Восточной Украины ни одного лидера общеукраинского масштаба, способного претендовать на то, чтобы стать выразителем альтернативной украинской идеи в духе, условно говоря, Тараса Бульбы или Богдана Хмельницкого.

В-пятых, концептуальный уровень мышления молдовенистов. Игорю Додону было и есть на кого опереться в реализации своей политической стратегии — это такие замечательные учёные, как Владислав Гросул, Василий Стати, Виктор Боршевич, Пётр Шорников, Сергей Назария, Борис Шаповалов, Виктор Степанюк, Венедикт Чуботару, Михаил Пойсик, Владимир Головатюк, Богдан Цырдя, Аурелиан Лаврик и другие.

Все они в течение долгих лет отстаивают идею молдавской самобытности, православного мира, цивилизационного единства с Россией, экономической ориентации на евразийский рынок. Направление молдовенизма можно сравнить с западноруссизмом в белорусской исторической науке. На Украине это направление не было активизировано.Такие подвижники единства исторической Руси, как академик Пётр Толочко (которому в этом году исполнилось 80 лет), оказались в одиночестве и без последователей. Покойный Олесь Бузина явился уникальным писателем и публицистом, которого, однако, нельзя причислить к представителям академической науки.

Такие исследователи украинства, как Кирилл Фролов или Олег Неменский, занимаются своими исследованиями в России. Их влияние на общественные настроения внутри Украины было минимальным ещё в то время, когда идея общерусского единства не была на Украине под запретом.


Роль личности в истории

Все эти примеры наглядно свидетельствуют о том, насколько важен фактор личности — и среди руководителей стран, и среди научно-экспертного общества, насколько важно любому лидеру страны заботиться об идейном, концептуальном обосновании его политической стратегии.

У молдавских государственников, чьим лидером стал Игорь Додон, это удалось. У украинских сторонников общерусского и общеславянского единства — нет.
Игорь Додон — молодой политик. 18 февраля ему исполняется 44 года. Сегодня по всем опросам его рейтинг выше рейтингов всех его оппонентов вместе взятых. Никто не может точно предсказать его политическое будущее, но точно можно сказать: в Молдове не исчезнет то идейное направление, выразителем которого стал нынешний Президент Молдовы.

Что касается Украины, появление там подобного политического деятеля — вопрос весьма отдалённого будущего. И прежде, чем там появится такой глава страны, идея конструктивного украинства как часть общерусского, общеславянского, православного проекта, должна овладеть стойкими симпатиями большинства населения этой страны. Никак не раньше.

6 351