Приднестровский конфликт: возможно ли взаимовыгодное решение? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Приднестровский конфликт: возможно ли взаимовыгодное решение?

Президент Республики Молдова Игорь Додон, выступая на одном из молдавских телеканалов, заявил, что в настоящий момент сложилась благоприятная обстановка для решения приднестровской проблемы. По словам молдавского лидера, речь идёт о создании единого государства, обладающего международно-признанным статусом постоянного нейтралитета. Додон уверен, что такой план примут и на Западе, и в России.

Оптимизм Игоря Додона основан на принципиальном отличии случая Приднестровья от других замороженных конфликтов, в частности, в Абхазии, Южной Осетии или Нагорном Карабахе. Приднестровский конфликт не является конфликтом идентичности в чистом виде. На обоих берегах Днестра живут представители одних и тех же этнических групп. Противостояние в этом регионе в конце 80-х — начале 90-х годов возникло на основе конфликта ценностей: политический класс в правобережной Молдове взял курс в сторону Запада и Румынии, который встретил резкое неприятие со стороны целого ряда регионов бывшей советской республики. Наиболее концентрированное сопротивление было оказано в Приднестровье.

Отношения между Молдовой и Приднестровьем никак не похожи на ситуацию в других конфликтных территориях. Жители обоих берегов Днестра ездят друг к другу в гости — у многих живут близкие родственники. Люди ездят через границы, чтобы учиться, лечиться, посещать театры или концерты. Футбольные команды из Приднестровья участвуют в молдавском чемпионате, тираспольский «Шериф» является бессменным чемпионом Молдовы на протяжении многих лет. А с 2014 года, после того как Украина закрыла доступ для граждан России на свою территорию, кишинёвский аэропорт является единственным окном для приднестровцев в мир, и в частности в Россию.

Сегодня существуют несколько вариантов урегулирования приднестровского конфликта.

Одностороннее признание независимости ПМР со стороны России. Если ещё в 2014 году о подобном плане можно было бы говорить, то сегодня он неактуален. Этот проект просто не реализуем технически. У Приднестровья нет общей границы с Россией. Даже Калининградская область, к которой у России есть легитимный доступ по морю и по воздуху, является менее изолированной, чем Приднестровье, которое от России отделяет откровенно и радикально враждебная Украина. Любой самолёт, следующий в Приднестровье через Украину, станет целью для украинских ПВО.

Силовой вариант возвращения в состав Молдовы. Этот вариант был актуален в середине 2014 года. Обезумевшие власти Украины всерьёз собирались направить свои войска в Приднестровье. По каким-то причинам власти Молдовы отказались поддержать эту авантюру. Сегодня такой вариант, грозящий войной с непредсказуемыми последствиями, предлагают только самые неадекватные персонажи в Киеве, Кишинёве, Бухаресте, Варшаве и других западных столицах.

Гибридный план удушения Приднестровья. Этому варианту полностью соответствует план молдавского политолога Виталия Андриевского, приближённого к режиму Владимира Плахотнюка. План предусматривает сочетание экономических и административных рычагов давления на Приднестровье и его руководство при содействии Украины. Плюсом этого плана для его сторонников является его относительная безболезненность по сравнению с военным решением. Минус — в том, что та же Россия в этом случае способна предпринять — и предпримет — весьма болезненные ответные меры.

«Цивилизованный развод». Этот вариант означает взаимный согласованный раздел между Кишинёвом и Тирасполем к взаимной выгоде двух берегов. Такой вариант возможен только в одном случае — в случае прихода в Молдове к власти открытых сторонников присоединения к Румынии. Фактически это модернизированная версия проекта Станислава Белковского от 2004 года. Запад и Украина поддержат такой вариант исключительно в том случае, если у власти в Приднестровье окажутся откровенны русофобы, западники или патриоты «Незалэжной». Такие деятели в Приднестровье есть, но в весьма незначительном количестве. Таким образом, мало того, что такой вариант не устроит Россию, он, с максимальной долей вероятности, не будет оценён Западом и Украиной.

«Глубокая заморозка». Этот вариант значит — заниматься какими угодно вопросами, но только не трогать корзину окончательного урегулирования. Сторонников такого варианта также много в политической элите Приднестровья. В принципе, территорий с неурегулированными конфликтами достаточно много во всём мире — Палестина, Косово, Тайвань, Кашмир, Западная Сахара, Сомали, Курдистан. Можно продолжать жить, отложив спорные вопросы в долгий ящик. Есть одна проблема — в территорию с неурегулированным конфликтом неохотно поступают внешние инвестиции. От неурегулированности конфликта экономически проигрывают оба берега Днестра. Из Молдовы и Приднестровья продолжают бежать люди, при этом Приднестровье — абсолютный рекордсмен по депопуляции. Поэтому заморозить конфликт, конечно, можно хоть на 20 или даже на 50 лет. Вопрос лишь в том, останется ли на этой территории хоть один житель.

Общее государство. Это тот проект, которого придерживается Президент Молдовы Игорь Додон, однако впервые эта формула прозвучала в 1997 году, когда президенты России, Украины, Молдовы и Приднестровья подписали в Москве Меморандум, составленный под руководством Евгения Примакова. Этот план предполагает вхождение Приднестровья в общемолдавское политическое поле на правах сильного и влиятельного игрока. На сегодняшний день это единственный реальный сценарий приднестровского урегулирования, в рамках которого жители Приднестровья могут получить международно-признанный статус и отстоять те ценности, ради которых они в конце 80-х — начале 90-х создавали свою республику.

У Приднестровья сегодня в Молдове нет иного партнёра, кроме Президента Молдовы Игоря Додона и его команды в лице Партии Социалистов. Президент Игорь Додон знает, какую помощь ему оказала мобилизация жителей Приднестровья, обладающих гражданством Молдовы, в ходе президентских выборов 13 ноября 2016 года. Он считает приднестровцев частью своего народа, готов нести перед ними ответственность и защищать их интересы.

Приднестровский конфликт не относится к разряду антагонистических. Это не игра с нулевой суммой. Возможен поиск решений, от которых выигрывает большинство населения как правого, так и левого берегов Днестра.

2 430