Ситуация на Балканах | Продолжение проекта «Русская Весна»

Ситуация на Балканах

Вообще Белград — город совсем не нервный и не суетливый. Здесь много кафан и уютных баров, где так приятно посидеть за чашечкой кофе или бокалом пива, поболтать с приятелями и просто знакомыми. Здесь на улицах спешат только спортсмены, исповедующие здоровый образ жизни, или опаздывающие куда-то туристы.

По крайней мере так было до недавнего времени.

Но вот в эти выходные приходят новости из сербской столицы: в субботу вечером «тысячи протестующих» окружили здание государственного канала РТС («Радио и телевидение Сербии»), требуя встречи с ответственным редактором информационных программ. Когда редактор к ним не вышел (испугался?), протестующие вторглись в здание. На место прибыл полицейский спецназ, начались столкновения, в результате демонстрантов вытеснили на улицу, многих задержали.

На следующий день всё те же (или уже другие?) демонстранты пришли к резиденции президента Александра Вучича «Андричев венац» и окружили её живой цепью. Толщина цепи в некоторых местах не превышала одного человека, но картинка, снятая с правильного ракурса, демонстрировала всему миру многотысячную толпу, собравшуюся перед президентским дворцом. Вучич в это время давал пресс-конференцию, на которую, в результате, никто особенно не обратил внимания — всех интересовало только, победит новая «революция» в сербской столице или нет.

Западные СМИ взахлёб описывали попытку протестующих прорвать полицейские кордоны, защищавшие «Андричев венац», с помощью грузовика. На углу улиц Краля Милана и Кнеза Милоша «мирные протестующие» действительно едва не задавили сотрудников полиции при попытке прорваться к резиденции на грузовике, но далеко не проехали: повторить «подвиг» Любисава Джокича по прозвищу Бульдозер Джо, который в 2000 году на принадлежащем ему бульдозере пробил стену белградского телецентра, им не удалось. Из грузовика в итоге сделали сцену для митинга: поставили на него динамики, а выступающие забирались на крышу кабины.

Если верить западным (да и некоторым нашим) СМИ, то можно подумать, что в Белграде действительно бушует революция. Но мои знакомые и друзья в этом городе описывают совсем иную картину. Всё более или менее спокойно. Народ по-прежнему сидит в кафанах и гуляет по парку Калемегдан. Да, у президентской резиденции действительно собралось много людей, но не так много, чтобы идти на какой-то штурм. А Вучич, закончив пресс-конференцию и успев даже сыграть партию в шахматы с главой МВД, покинул дворец через парадный вход, помахав на прощание протестующим.

«Уже в ста метрах от парка (окружающего резиденцию. — К. Б.) не слышно ни протестов, ничего», — пишет мой знакомый, живущий в Белграде уже много лет.
Но и делать вид, будто в столице Сербии не происходит ничего особенного, тоже неправильно.

Когда-то хороший писатель Леонид Юзефович написал детектив под названием «Ситуация на Балканах». К Балканам сюжет повести прямого отношения не имел — это была метафора чрезвычайно запутанного и сложного дела, которым занимался главный герой, сыщик петербургской полиции. В происходящих сейчас в Белграде событиях разобраться ничуть не проще, но мы всё-таки попробуем.

Протестные настроения в Белграде ощущались уже давно.

Гуляя по Белграду накануне Рождества (а надо сказать, что на само Рождество сербская столица почти вымирает: все празднуют дома, в кругу семьи, закрыты магазины, большая часть кафе и ресторанов), я неожиданно обнаружил, что площадь Теразие запружена народом: от знаменитого отеля «Москва» по направлению к площади Республики текла казавшаяся бесконечной людская река с транспарантами и флагами. Некоторые несли самодельные плакаты со слоганом «Один из пяти миллионов». То был ответ на слова президента Александра Вучича «мы не пойдём на уступки, даже если на улицы выйдет пять миллионов». Пяти миллионов, конечно, на улицах Белграда в тот вечер не было, но масштаб акции протеста впечатлял.

Как оказалось, то была уже пятая по счёту демонстрация (как и во Франции, сербы протестовали по выходным). А началось всё с того, что 23 ноября 2018 года в городе Крушевац группа неизвестных в масках, вооружённых арматурой и бейсбольными битами, напали на лидера партии «Левые Сербии» Борко (Борислава) Стефановича и сопровождавших его активистов Бобана Йовановича и Марко Димича и довольно сильно их избили.

Как только стало известно о нападении, соратники Стефановича начали массированную кампанию в сети. Бывший мэр Белграда Драган Джилас немедленно написал в Twitter:

«Атака на Борко — это атака на любого, кто мыслит свободно и иначе, чем это правительство. Призывы Александра Вучича и его СМИ к линчеванию объявили открытым сезон охоты на всех нас. Атака на Борко является прямым следствием жуткой атмосферы, в которой мы все вынуждены жить».

Тут надо сделать небольшое отступление и пояснить, кто есть кто в мире сербской политики.

Борислав (Борко — это полусокращение, полупсевдоним) Стефанович — лидер основанной им партии «Левые Сербии». По признанию самого Стефановича, при создании партии он брал за образец Демократическую партию США.

С Америкой Стефановича связывает многое: с 2003 по 2007 год он работал в посольстве Сербии и Черногории в Вашингтоне третьим секретарём. В его обязанности входило лоббирование интересов Сербии в конгрессе США, где он завёл немало полезных знакомств, в частности подружился с влиятельным экс-советником Билла Клинтона Рамом Израэлем Эммануэлем (впоследствии главой администрации Барака Обамы в 2008–2010 годах и нынешним мэром Чикаго). Лоббировал Стефанович настолько успешно, что вскоре был назначен заместителем посла.

Однако именно Стефанович с сербской стороны руководил процессом продажи 51% акций компании «Нефтяная индустрия Сербии» («дочки» российской компании «Газпром нефть») и готовил визит в страну тогдашнего президента России Дмитрия Медведева в октябре 2009 года. Так что совсем антироссийским политиком его назвать тоже нельзя.

В сентябре 2018 года Стефанович вместе с упомянутым выше экс-мэром Белграда Драганом Джиласом основал коалицию «Союз за Сербию». Кроме «Левых Сербии» в коалицию вошли председатель Демократической партии Зоран Лутовац, лидер Народной партии Вук Еремич (бывший министр иностранных дел и, следовательно, начальник Стефановича), лидер партии «Двери српске» Бошко Обрадович, председатель Движения за перемены Янко Веселинович, лидер Народного движения сербов из Косова и Метохии «Отечество» Славиша Ристич, председатели движений «Вместе за Сербию» и «Здоровая Сербия», а также движения рабочих «Единство».

Союз за Сербию — весьма пёстрое в идеологическом отношении объединение различных политических сил от умеренно левой до умеренно правой ориентации. Объединяет их, по сути, только одно: косовский вопрос. Косово и Метохия для них являются неотъемлемой частью Республики Сербия, а резолюция 1244 Совета Безопасности ООН от 10 июня 1999 года, в которой зафиксированы суверенитет и территориальная целостность СРЮ при предоставлении существенной автономии Косову, обязательна к выполнению.

В интервью, которое лидер партии «Двери» Бошко Обрадович дал российскому информагентству EADaily в самом начале протестов, подчёркивалось, что «союз выступает за равноправные, сбалансированные и хорошие отношения и с Востоком, и с Западом». «Мы считаем, что это хорошая позиция для политической перспективы нашего объединения», — заявил он.

На самом деле не всё так гладко: та же «Левица» и некоторые другие партии, входящие в Союз за Сербию, гораздо больше посматривают в сторону Запада.

Это и неудивительно, учитывая американский опыт Борко Стефановича. Но как бы то ни было, и левые, и правые участники союза одинаково не любят нынешнего президента страны Александра Вучича.

Вернёмся теперь в город Крушевац, где Борко Стефанович, получив первую помощь в больнице, появился перед телекамерами, демонстрируя свою окровавленную рубашку. Верный его соратник Драган Джилас собрал в Крушеваце митинг, на котором призвал народ выйти на протестные мероприятия в Белграде под лозунгом «Стоп кровавым рубашкам!».

8 декабря на улицы Белграда вышло больше 10 тыс. человек. Они протестовали против возрастающего уровня насилия в обществе, требовали расследовать убийство одного из лидеров косовских сербов Оливера Ивановича (в январе 2018 года расстрелянного неизвестными на пороге своего офиса в Косовской Митровице), требовали допустить оппозицию к эфиру телеканалов и отставки Вучича.

Вучич оппозиционеров не устраивает по многим причинам. Для патриотов он чересчур прогибается перед Западом, якобы осуществляя «ползучую сдачу» Косова в рамках так называемого брюссельского процесса.

Поэтому среди правых и националистов популярна версия, будто бы именно Вучич санкционировал убийство защитника косовских сербов Оливера Ивановича, который резко выступал против любых попыток сдать Косово: надо заметить, что версию о причастности Вучича к убийству Ивановича активно раскручивали албанские СМИ, исходившие, правда, из того, что сербский президент якобы хотел воспользоваться гибелью одного из лидеров косовских сербов, чтобы расколоть Косово и присоединить к Сербии хотя бы его северную часть.

Для сербских западников Вучич, напротив, плох тем, что не спешит выполнять все указания, поступающие из Вашингтона и Брюсселя, отказывается вступать в НАТО и не рвёт отношений с Москвой.

Субботние акции протеста стали регулярными. На них выходило до 60 тыс. человек — для Белграда, в котором живёт миллион двести тысяч жителей, совсем немало. Но Вучич не реагировал, если не считать той самой фразы про пять миллионов. А государственное телевидение делало вид, что не замечает протестующих, что в конечном счёте привело к штурму здания РТС в эту субботу.

Теперь, после штурма телевидения и «осады» президентской резиденции, игнорировать протесты будет гораздо сложнее. Кажется, это единственная реальная победа, которую одержали протестующие. Со всем остальным не получилось — по крайней мере пока.

Власть реагирует на происходящее более или менее благодушно — опять же пока. Вучич явно старается избегать применения силы для разгона протестующих и уже попросил правоохранителей удовлетворить просьбы о помиловании задержанных в ходе беспорядков, кроме тех, кто нападал на полицейских и ходил по зданию РТС с бензопилой. Однако предупредил, что больше «безнаказанного насилия» не будет.

Сербский президент заявил, что «единственной проблемой» оппозиции является то, что она собирает «всё меньше людей», и даже назвал точную цифру собравшихся у резиденции — 1584 человека.

Протестующие возмутились: сами они считают, что их было в разы больше. Теперь для них дело чести — вывести в следующие выходные на улицы как можно больше народа.

Как раз во время «осады» его резиденции Александр Вучич, отвечая на вопрос корреспондента «России 24», не исключил возможности проведения внеочередных выборов в стране. Он уверен, что в случае проведения таких выборов наберёт 55%, «а может, и больше». А оппозиция, по мнению Вучича, наберёт максимум 17%, а скорее всего, ещё меньше.

Увы, в балканских реалиях жонглирование цифрами мало что доказывает.

За месяц до начала натовских бомбардировок СРЮ, в феврале 1999 года во Дворце молодёжи в Белграде прошло первое собрание студенческого движения «Отпор». По словам очевидцев, на этом собрании присутствовало чуть больше 20 человек. Прошло полтора года, и в октябре 2000-го «Отпор» стал главной ударной силой «революции бульдозеров», которая привела к отставке Слободана Милошевича и переходу власти в Сербии к прозападным политикам.

Разумеется, победа «Отпора» и управлявших им кукловодов была бы невозможна без щедрого финансирования со стороны западных — прежде всего американских — структур («Отпор» окормлялся через печально известный Международный республиканский институт, IRI, финансирующийся правительством США и причастный к попытке переворота в Венесуэле в 2002 году, свержению гаитянского президента Аристида и так далее).

Видна управляющая из-за кулис рука и в нынешних белградских протестах. Во всяком случае, глава Сербской радикальной партии Воислав Шешель, известный своими симпатиями к России, заявил в интервью ТАСС: «Этими протестами дирижируют американское и британское посольства, у них здесь своя агентура».

Важным фактором, который может сыграть на руку оппозиции и, соответственно, против Александра Вучича, является наличие мощной медиаимперии, созданной за последние годы на Балканах (не только в Сербии) бывшим командующим Центкомом США, экс-директором ЦРУ и боевым генералом Дэвидом Петреусом по прозвищу Царь Давид. Как пишет российский балканист Никита Бондарев, Петреус и его партнёры по американской инвестиционной компании Kohlberg Kravis Roberts владеют (через зарегистрированную в Люксембурге компанию Adria News) не только сербоязычным новостным каналом номер один, но и каналами «Гранд», «Ультра» и «Спорт клуб», кабельной компанией SBB в Сербии, а также медийными активами в Боснии, Хорватии, Македонии, Черногории и Косове.

Не приходится сомневаться, что если дело всё-таки дойдёт до очередной «бархатной революции», весь этот медиамонстр будет доносить до телезрителей только одну точку зрения — и вовсе не законных сербских властей.

Вот почему первая силовая акция оппозиции была направлена против государственного телевидения. Ведь тот, кто владеет информацией, владеет миром. Или, во всяком случае, может убедить в этом мир.

Ну и последнее — хотя, возможно, самое важное.

24 марта грядёт двадцатилетие одного из самых вопиющих преступлений против человечества — агрессии НАТО против суверенной Югославии. Понятно, что Западу, осуществившему и оправдавшему эту агрессию заботой о якобы подвергавшихся геноциду албанцах, очень не хочется, чтобы ему предъявляли счёт за совершённые двадцать лет назад преступления. Поэтому протесты, без особых эксцессов проходившие в Сербии с начала декабря, так «неожиданно» разогрелись до точки кипения в минувшие выходные. Вряд ли ошибусь, если предположу, что в ближайшие выходные нас — и наших сербских друзей — ждут новые неприятные сюрпризы.

Вот только с США и их союзников по НАТО за убитых сербских женщин и детей, за разрушенные дома и мосты, за отравленные обеднённым ураном земли и воды Сербии и Черногории всё равно спросится — рано или поздно.