Выборы в Италии: папа — «лидер либералов» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Выборы в Италии: папа — «лидер либералов»

26 мая в Италии, как и в большинстве стран ЕС, проходят выборы в Европарламент (в нескольких странах голосование уже состоялось). Италия будет представлена в новом составе Европарламента 73 депутатами из 750, а после выхода Великобритании из ЕС к ним добавятся еще трое.

Явка на этих выборах сравнительно высокая — к 12 утра местного времени, как сообщили в МВД, проголосовали уже более 16% граждан, что соответствует уровню прошлых выборов в Евросоюзе в 2014 году. Это при том, что открепительных здесь не существует, для голосования нужно вернуться домой, а несколько миллионов человек работают не там, где «прописаны». Довольно большая их доля в это воскресенье специально отправилась домой для голосования.

Одновременно с депутатами Европарламента жители выбирают и муниципальных депутатов. В этом голосовании к 12 утра приняли участие более 20% граждан. Такая ситуация для Италии является обычной: местные выборы избирателям интереснее. Не в последнюю очередь и потому, что у депутатов Европарламента, как известно, очень мало полномочий (и нет, к примеру, права законодательной инициативы). Однако на этих выборах все участвующие в них политические силы сделали всё возможное для увеличения явки.

Победа «Лиги»

Предполагается, что эти выборы станут первыми, выигранными партией Маттео Сальвини. Соцопросы показывают, что «Лига» наберет от 30 до 33%. А это, в свою очередь, изменит ситуацию внутри самой Италии. Партия Сальвини входит в нынешнее правительство, но на правах младшего партнера — год назад на выборах она получила 17%. Убедившись, что реально именно она является первой партией, «Лига» может усилить давление на коллег из «Движения 5 звезд», приближая политику правительства к собственной программе.

Если же коллеги на это не пойдут, что весьма вероятно, то Италию могут ждать досрочные выборы, а потом — правоцентристская коалиция во главе с премьер-министром Сальвини. Политика еще более жесткого ограничения миграции, усиление роли государства, конфронтация с евробюрократами и защита семейных и христианских ценностей — так будет звучать список обещаний.

День без тишины

В воскресенье, как и в субботу, предвыборная агитация запрещена, и на улицах действительно нет ни плакатов, ни манифестаций. С другой стороны, никому в Италии и в голову не приходит соблюдать это правило в печати и тем более в интернете. Там дискуссия и агитация продолжаются.

Сальвини в воскресенье написал, что правила «дня тишины» не распространяются на социальные сети, и страница «Лиги» в твиттере обновляется дважды в минуту. Остальные ведут себя менее активно, местами даже осторожно. К примеру, лидер «Братьев Италии» Джорджа Мелони вместо призыва голосовать за себя разместила ролик с дынями (именно так переводится ее фамилия).

Бывшая правящая Демократическая партия (либералы и еврооптимисты) может позволить себе воздерживаться от нарушений дня тишины. За нее это делают основные центральные СМИ. Либеральную идеологию поддерживают чуть менее 25% граждан (совокупный рейтинг всех партий этого толка), однако в области печатных медиа у либералов — контрольный пакет. Поэтому самые читаемые издания, Corriere и Repubblica, в воскресенье выпустили фактически предвыборные манифесты.

Под сенью папы

Журнал Espresso (приложение к газете Repubblica) вышел в воскресенье с фотографией папы Франциска в образе Зорро на обложке. Ниже следует пояснение: сегодня Италия, мол, проголосует против Сальвини, а папа тем временем смещается в сторону оппозиции и становится ее лидером. Глава католической Церкви на обложке в таком облике в такой день — последняя надежда либералов, рассчитывающих на отсутствие у граждан памяти.

Есть только один вопрос, по которому позиции Сальвини и Франциск расходятся кардинально: мигранты. Сальвини считает, что решать эту проблему надо в Африке, а у Италии нет ни возможностей, ни обязанности принимать всех. Франциск смотрит на ситуацию без привязки к Италии (или к чему бы то ни было еще) — и возражает против ограничений миграции.

Но ведь те самые либералы, которые сегодня без согласия самого папы объявляют его своим лидером, снимали распятия из школьных кабинетов и легализовывали гей-«браки» и гей-парады. Буржуазно-еврооптимистические установки этой партии не имеют ничего общего с христианством. Конечно, они не вели эту борьбу открыто, иначе сразу бы ее проиграли. Они делали это исподволь. А теперь утверждают, что поскольку Франциск согласен с ними по одному вопросу, то он и есть их лидер. Такая «поддержка» в Италии, разумеется, весит много.

Вокруг Сальвини

Именно Сальвини — центральный персонаж этой кампании. Вряд ли кто-нибудь помнит, что формально нужно выбрать депутатов, которые будут принимать в Страсбурге ни к чему не обязывающие воззвания и заверять документы, написанные Еврокомиссией. Со стороны эта кампания скорее похожа на референдум о доверии к Сальвини. Если не говорит он сам, то говорят его оппоненты — и во многих случаях говорят про него же: нужно ли так ограничивать миграцию, нужен ли конфликт с евробюрократами, нужно ли усиливать роль государства, нужно ли было снижать пенсионный возраст, как это было сделано нынешней весной по инициативе «Лиги».

В крупнейших книжных магазинах Милана в отделе политики Сальвини смотрит с каждой второй обложки. Часть изданий, конечно, апологетические. Но подавляющее большинство — критика: в диапазоне от мягких наставлений до прямого именования «Лиги» неонацистами (страшилка, особенно действенная на родине Муссолини). В сфере книгоиздательства, как и в сфере СМИ, у либералов очевидное преимущество. Только вот оно не конвертируется в голоса — скорее, наоборот.

Европейский вопрос

Помимо установок «мы против Сальвини» и «папа за нас», у Демократической партии есть еще только одна: Сальвини — «против Европы», в случае его победы Италия может выйти из еврозоны и (или) Евросоюза, и тогда конец экономическим режимам наибольшего благоприятствования и хорошей бирже. Критики справа одновременно с этим критикуют Сальвини как раз за то, что он не собирается делать ничего из вышеперечисленного — хотя, прямо или косвенно, раньше он это обещал.

Обвинения демократов далеки от реальности. Да, «Лига» росла как локальная (даже не итальянская, а североитальянская) партия и не могла не иметь уклона в суверенитет. Однако чем дальше, тем больше становилось очевидно, что перспективы у партии куда шире вопросов местной (или национальной) автономии.
Сальвини набирает всё больше голосов благодаря своему имиджу нормального человека, с нормальным отношением к вопросам политики, экономики, труда, миграции, семьи, веры. И именно это и стало слоганом кампании: движение в сторону здравого смысла. Но теперь уже не только в Ломбардии — и не только в Италии. В «Лиге» не без оснований рассчитывают, что этот же имидж Сальвини приведет и к успехам на уровне ЕС.

Либеральные оппоненты, однако, продолжают выдавать недовольство Сальвини нынешней версией Евросоюза за его недовольство Евросоюзом вообще — и пугать избирателей «потерей Европы», вместо которой придет слишком сильное, «авторитарное» правительство, упадут биржи, продажи, число туристов и снизятся зарплаты.

День выборов

Нарушая день тишины, «Лига» призывает к победе здравого смысла на уровне ЕС, к тем же изменениям в Брюсселе, что уже произошли (частично) в Риме. «Братья Италии», пользуясь тем, что Сальвини ослабил национальный компонент, взяли его себе. Демократы призывают не потерять Европу. Еще двум партиям, «Движению 5 звезд» и партии Берлускони, на этих выборах тяжело. У «Движения» нет ни идеологии, ни программы, есть эклектичный набор лозунгов и расчет на недовольство избирателей властью — но теперь власть уже они сами, и рейтинг не может не падать. Рейтинг же партии Берлускони в огромной степени держится на нём самом, а не вечен и не всесилен. Обе партии, теряя голоса, призывают к абстрактным реформам и переменам.

Социологи ожидают, что правые партии (Сальвини, Берлускони и «Братья Италии») в совокупности получат чуть менее 50% (соответственно 32, 9 и 6). Если эти ожидания подтвердятся, «Лига» перехватит инициативу в национальном правительстве самым решительным образом. Если же будет набрано больше 50% на троих, то правоцентристское правительство станет еще более вероятным. Демократы и «Движение» рассчитывают, в свою очередь, на 21−22% каждый.

На европейском уровне Сальвини будет бороться за расширение правого альянса под своим руководством, привлекая туда популярных лидеров от Виктора Орбана до Найджела Фараджа и стараясь расширить полномочия стран — членов ЕС, снизив полномочия Брюсселя. Демократы и партия Берлускони продолжат работу в правящем альянсе «народников» и «социалистов», «Братья Италии» — в группе национал-консерваторов, близких к Сальвини по взглядам, но живущих отдельно.

Однако все эти подробности интересуют итальянских журналистов меньше, чем вопрос о досрочных национальных выборах. Парадоксальным образом больший интерес к местной, чем к брюссельской, политике поднимает явку на выборах Евросоюза. И, между прочим, далеко не только в Италии.

852