В Молдавии на памятник погибшим румынским солдатам установили доску в честь «освободителей от советского вторжения» | Продолжение проекта «Русская Весна»

В Молдавии на памятник погибшим румынским солдатам установили доску в честь «освободителей от советского вторжения»

Неделю назад, во вторник 2-го июля в селе Стойканы Сорокского района Молдовы (на севере республике, рядом с границей с Украиной) в торжественной обстановке официально открыли памятник погибшим тут в годы Великой Отечественной 78 румынским солдатам. Собственно говоря, крест-монумент тут поставили еще 14 лет назад, и не было бы никакой необходимости об этом писать, если бы не два обстоятельства. Первое — румынская сторона установила тут мемориальную доску в честь убитых. И второе — текст на этой доске, который выбивается за рамки всего возможного разумного.

— Здесь на румынской земле Стойканы погребены румынские воины, которые перешли Прут в 1941 году, чтобы освободить Бессарабию от советского вторжения. Сии 78 солдат, что покоятся вечным сном на этом кладбище, пролили кровь за мир, свободу и национальные ценности наших потомков. Вечная память, — гласит надпись на монументе. Вот так вот — оккупанты-румыны стали освободителями от «советской агрессии». Мало того, еще и район на северо-востоке Молдовы оказался румынской землей.

Все это происходило поз звуки румынского гимна, а в церемонии принимали участие епископ Бельцкий Антоний (Румынская православная церковь), руководство румынского уезда Бузэу (побратима Сорокского района), священник Михаил Миля изцеркви Святого Саввы г. Бузэу и другие гости, втом числе военнослужащие ВС Румынии, в частности, генерал-майор румынской армии, являющийся родственником главы румынского уезда, также прибывшего на мероприятие.

А всего пару месяцев назад, 4-го мая, у памятника также собиралась толпа местных жителей под руководством мэра Сорок Виктора Сэу и вместе с почетным гостем из соседней страны — послом Румынии В Молдавии — возлагали, опять же, под румынский гимн цветы к этому же постаменту.

— Румынские солдаты своей жертвой принесли мир в нашу сегодняшнюю жизнь, — заявил тогда румынский посол в Кишиневе Даниел Ионицэ. — Румынские герои, погибшие на поле боя, боролись за защиту достоинства, свободы и единства всей нации, за обеспечение нашего будущего и наших детей.

Не секрет, что в Молдавии достаточно сильны унионисты, которые выступают не просто за вступление в ЕС, но и в первую очередь, за объединение Молдавии с Румынией в одну страну (а в реальности — за поглощение Румынией Молдовы). Но чтобы так беззастенчиво врали с одной стороны, а с другой — так покорно позволяли перекраивать историю в угоду современным беспринципным политикам, так беззастенчиво превращали оккупантов и карателей в патриотов и освободителей, столь откровенный цинизм встречаешь все же не каждый день.

Чем же отметились на молдавской земле эти «освободители»?

Мы не повторим ошибки прошлого. Мы осуществим колонизацию отборными земледельцами, — сказал румынский диктатор Антонеску про будущее Молдовы под румынской оккупационной администрацией (он, кстати, не стеснялся называть действия Румынии оккупацией, не маскируя их ни «демократией», ни «освобождением братьев») и обрисовал будущее Кишинева. — Мы должны уменьшить пространство этого города, который очень растянулся. Кишинев не получит того развития, которое имел при русских. Мы должны свести население этого города до 100 — 110 тысяч жителей.

Чуть ли не первое, что сделала румынская администрация, так это закрыли все советские школы, высшие и большинство средних учебных заведений, театры и дома культуры. В открывшихся начальных школах с румынским языком обучения мужчины изучали земледелие, а женщины — домохозяйство.

Расстрелы, пытки мирных жителей, по большей части, евреев, цыган, болгар, русских, поляков, но и коренное местное население репрессии, вплоть до внесудебных казней, также не обходили стороной — это главное, чем отметились румынские «борцы за свободу» в Молдавии. И не только в ней. Около 30 гетто и концлагерей румыны создали на территории нынешней Молдавии. А евреев расстреливали так просто тысячами за раз. Причем, не только молдавских, но и привезенных из Румынии. Всего лишь двое румынских лейтенантов Рошка и Попович, конвоируя колонну депортируемых евреев расстреляли по 500 человек каждый.

— При самом незначительном сопротивлении со стороны населения — расстреливать на месте. Фамилии казненных опубликовать. Население Бессарабии подвергнуть проверке, подозрительных и тех, которые выступают против нас, нужно уничтожать, — это конкретный приказ Антонеску, который румынские оккупанты выполняли и за страх, и за совесть. Это, извините, так «освободители» делают. Или «борцы за мир и светлое будущее детей»? А еще освободители казнили заложников из числа первых попавшихся местных жителей в случае попыток нападения на войсковые обозы или румынские войсковые колонны.

Не будем говорить, что населению даже пытались запретить, как сейчас на Украине, говорить по-русски. «Румынизация» дошла до того, что оккупационная власть отказывалась давать справки о рождении детей родителям, которые хотели назвать своих отпрысков русскими именами.

— Хлеб, крупный рогатый скот, мелкий скот, домашняя птица — все это должно быть изъято у населения для армии. В каждом доме необходимо производить тщательные обыски и забирать все без остатка, — сформулировал задачу для своих подчиненных «освободителей» в приказе за № 24220 командир 14-й румынской дивизии полковник Николаеску. — За утайку продовольствия, за малейшее сопротивление расстреливать на месте, а дом сжигать.

А еще «освободители» были не прочь пограбить. Причем, как на солдатском уровне, так и в государственном масштабе. Пока солдаты напихивали в свои вещмешки все ценное, что могли захватить с собой, драпая под ударами Красной армии, в Румынию и Германию шли эшелон за эшелоном со скотом, зерном, кукурузой, горохом, фруктами. Тысячи вагонов.

Что не могли вывезти, «освободители» уничтожали. Не оставляли ни промышленных предприятий, ни пригодных для проживания домов в городах. Специально созданные команды саперов взрывали все подряд. А в результате «жилищный фонд г. Кишинева был разрушен на 76%, а Унгены, Корнешты и населенный пункт Валя-луй-Влад Кишкаренского района были полностью разрушены. В Бельцах и Тирасполе было разрушено соответственно 50 и 40% жилья. Бендеры и Оргеев были уничтожены на 80% и 71% соответственно».