Что там, за либерализмом, который «исчерпал себя»? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Что там, за либерализмом, который «исчерпал себя»?

Сказавши «А» в интервью Financial Times и чрезвычайно возбудив тем самым всю постсоветскую общественность, российский лидер очевидно обязан сказать и «Б».

Невозможно представить, чтобы в эфире какого-либо российского телеканала, а уж тем более — ведущего телеканала страны кто-то из дикторов выразился бы матом, даже если объект оскорблений — откровенный нацист, русофоб и убийца российских граждан, как, к примеру, Михаил Саакашвили. Но почему это стало возможным в Грузии, столь гордящейся своей «европейскостью»?

Может быть потому, что бывшие подданные империи (в особенности те, кто был в СССР на особом положении) в массе своей неосознанно страдают от внезапно свалившихся им на голову политических «свобод» и видят в стремлении «имперцев» уклониться от политики в интересах бывших любимцев не что иное, как предательство. (Помните — «мы в ответе за тех, кого приручили?») Так жаждущая продолжения ухаживаний стареющая дама страдает от того, что бывший ухажер утратил к ней всяческий интерес, а потому называет его насильником («оккупантом») — из банальной мести, тайно вожделея при этом былой «оккупации».

То есть, на самом деле, некоторые, как бы брошенные на произвол судьбы после упразднения СССР народы сегодня невольно жаждут прежнего «насилия» в отношении самих себя и готовы подчиняться явной силе — в обмен на всё остальное. Вот почему реализуемая сегодня на постсоветском пространстве «либеральная идеология», а именно устранение государства из сферы контроля за прессой и из систем воспитания и обеспечения различных государственных стандартов; его скатывание в лицемерное толерантничанье по отношению к ворам, предателям и хамам, всепрощенчество во внешней политике и проч. становятся прямой причиной ненависти многих бывших подданных империи к Москве, утратившей свои былую силу и авторитет.

Народное большинство в РФ и «ширнармассы» во многих постсоветских странах с воодушевлением восприняли недавние слова Владимира Путина о том, что «либеральная идея себя изжила». На этой почве в головах отдельных аналитиков появились парадоксальные подозрения: не потому ли упомянутого выше грузинского нацика вынудили пройтись по Владимиру Путину уголовной бранью, чтобы тот взял, наконец, в руки биту?

Президент России, между тем, предпочел не заметить публичных и трехэтажных оскорблений в свой адрес. Геополитически он наверняка прав — не пошел на поводу у очередной нацистской шушеры. А вот ментально, похоже, ошибся, поскольку сегодня в России нарастает мнение, что сказавши «А» в своем интервью известному британскому изданию, российский лидер никак не решится сказать «Б» и на деле перейти от либеральной экономики с её монетаризмом и протекционизмом по отношению к откровенным казнокрадам к ясному и последовательному антилиберальному (то есть антиолигархическому и пронациональному) курсу.

Полагаю, что не только российское народное большинство, но и многие зарубежные партнеры РФ давно ожидают от Путина проявления воли к наведению порядка на постсоветском пространстве. Многие не понимают, почему вместо принятия явно перезревшего решения об отставке правительства президент России по-прежнему «тянет резину» и презентует обществу — в качестве «подтверждения» грядущих перемен — «полевевшего» Кудрина и внезапно «прозревшую» Голикову.

Но что является реальной альтернативой «изжившему себя» либерализму? Очевидно — не подкрашенный там и сям либерализм и даже не либерал-консерватизм. Альтернатива, о которой сегодня говорят самые разные политические силы, а самое главное — народное большинство, похоже, следует искать в синтезе левых идей с умеренным традиционализмом.

«Левый традиционализм» или нечто похожее — вот что идет на смену монетаристскому либерализму и монопольному западоцентричному глобализму в современной России, и реальная смена руководством РФ своего экономического и внутриполитического курса станет лучшим ответом главы нашей страны своим зарубежным и отечественным недругам.

Соответственно, либеральный и всепрощенческий курс России по отношению к своим соседям, которые «учатся» жить рядом с таким непростым соседом, как Россия, по факту паразитируя на этом соседстве, должен быть заменен курсом на прагматичное сотрудничество, в котором каждый договор должен быть нацелен на извлечение российской стороной максимум выгод для РФ — без многочисленных сюси-пуси со своими «партнерами», преуспевающими в демагогии и шантаже России и лично Путина по любому состряпанному ими же поводу.