До каких пор США смогут жить в долг? | Продолжение проекта «Русская Весна»

До каких пор США смогут жить в долг?

Долгое время было принято прочно ассоциировать понятие государственного дефолта с автоматическим началом структурного кризиса страны. Обычно тут вспоминаются дефолты 1790 и 1861 годов, а также история с «облигациями свободы» 1933 года. Опираясь на историю которых, апологеты американского превосходства доказывали особость американской финансовой системы, надежно опирающейся на собственный печатный станок ФРС.

Каждые примерно 30–40 лет Соединенные Штаты оказываются неспособны платить по каким-либо своим обязательствам. Но являясь крупнейшим финансовым «шкафом» планеты, они могут позволять себе гораздо больше простых смертных. Как только в Америке заканчиваются деньги, они их просто допечатывает в режиме «сколько нужно».

Проблема возникает лишь чисто техническая, когда размер текущего государственного долга упирается в физический предел заимствований, установленный американскими законами. Как правило, либо по причине внутренней политической грызни, как это было в начале 2019 года из-за боданий президента с законодателями из-за размера бюджета на строительство стены на границе с Мексикой, либо из-за банального разгильдяйства сенаторов с конгрессменами, как это происходит сейчас.

Агентство Bloomberg, со ссылкой на доклад Центра двухпартийной политики США, сообщило о неизбежном дефолте Соединенных Штатов, который вероятнее всего следует ожидать уже в сентябре текущего года. Утверждая расходную часть бюджета, законодатели исходили из ожидавшегося шестипроцентного роста налоговых поступлений. Однако по факту рост оказался вдвое меньше. Словом, при текущем соотношении доходов и расходов, деньги в казне закончатся аккурат к сентябрю.

Обычно такая проблема решалась простым повышением предельной суммы размера государственного долга. Президент Эйзенхауэр (1954–1961 годы) занял 23 млрд долларов. Сменивший застреленного Кеннеди Линдон Джонсон (1965–1969) одолжил на нужды страны уже 42 млрд долларов. Джимми Картер (1978–1981) позаимствовал еще больше — 299 млрд долларов.

Аппетит, как известно, приходит во время еды. Когда в Америке распробовали прелести жизни в долг, его планка спокойно повышалась дальше. Рональд Рейган «взял» сразу 1,89 трлн долларов, Буш-старший — 1,55 трлн, Билл Клинтон — 1,4 трлн. Но все это выглядит весьма скромно на фоне итогов деятельности трех последующих глав Соединенных Штатов. Достижение Буша-младшего (5,85 трлн) легко превзошел Барак Обама (8,59 трлн).

Успехи Трампа пока не выглядят особенно впечатляющими. К настоящему моменту ради обеспечения блага нации он занял лишь 4,78 трлн, но тут пока еще не вечер. Его шансы на переизбрание достаточно высоки, что даст нынешнему хозяину Овального кабинета еще четыре года форы.

Словом, поднятый прессой хайп по поводу сентября является чисто рабочим моментом сугубо политического характера. Рост налогов обещал кто? Трамп. А планку долга подымают кто? Конгресс с Сенатом, находящиеся с Трампом, как говорится на ножах. Так что внешне безразличное поведение законодателей не удивительно. Теоретически они уже должны начать обсуждение вопроса и согласование позиций, ибо в августе они уходят в ежегодный отпуск, а решение в любом случае должно быть принято до 1 октября.

Складывается чудесное основание для истерического антитрамповского хайпа, особенно своевременного учитывая начавшуюся президентскую гонку, в которой нынешний кандидат от республиканцев очевидно лидирует. Но потом, как это уже делалось неоднократно ранее, новое расширение пределов государственных заимствований законодатели утвердят, и колесо истории покатится дальше.

Однако становится важным понять, как долго США смогут повторять такой номер еще? В феврале 2019 совокупный объем государственных заимствований достиг 22,012 трлн долларов. Действительно ли, имея собственный печатный станок, самому себе денег можно одалживать бесконечно?

Тут важно помнить, что деньги себе рисует не сама Америка, их выпускает частное объединение банков, известное под наименованием Федеральной резервной системы или ФРС. Технически именно она кредитует американское государство под государственные обязательства (Treasuries). Таким образом, США действительно берут в долг, но не абы где, а у своего банка, главу которого назначает американский президент. Это важно потому, что за деньги, хоть и взятые из воздуха, Америка все равно обязана платить. И вот именно в этом месте находится пресловутая кощеева смерть.

Еще в мае 2018 года Бюджетное управление американского Конгресса (Congressional Budget Office (CBO) выпустило доклад о перспективах способности Соединенных Штатов по дальнейшему наращиванию объема долговых обязательств, на тот момент составлявших 21 трлн долл.

В общей структуре целевых расходов федерального бюджета Америки обслуживание государственного долга занимает 9,4% или 1,6% ВВП. Экономика страны по прогнозам должна вырасти на 2,7–3,1%, следовательно, деньги на платежи по долгам найдутся. Так считает американский Минфин.

Но СВО смотрит на вопрос с несколько иных позиций. При сохранении нынешних темпов роста заимствований, в особенности величины ускорения самих темпов, федеральному бюджету уже к 2022 году придется тратить на платежи по долгам до 12%, а в 2028 году — более 13% совокупных расходов. И это абсолютный предел, пересечение которого поставит страну перед полным экономическим и социальным крахом. Разве что допускающим несколько отличающихся сценариев его развития.

Дело в том, что при капиталистической системе хозяйствования, 61% федеральных расходов тратятся исключительно на социальные программы, от продуктовых карточек до медицинских страховок и прочих выплат бедным. На все остальные потребности — армию, полицию, спецслужбы, науку, космос, пограничников и тому подобное остается всего 39%. В которых силовой блок забирает треть.

Важно отметить, что армия и флот не просто проедают деньги, военными заказами они обеспечивают стране почти 2 млн рабочих мест, а значит, с учетом размера семей военных, кормят до 5 млн граждан в гражданском секторе непосредственно, и до 10–11 млн в совокупности. В общем, не сильно там что и урежешь.

Таким образом, на выплаты по кредитам уже сегодня уходит около четверти, так сказать, свободных денег федеральной казны. В случае достижения упомянутой выше планки в 13%, с учетом структуры совокупных расходов, обязательства достигнут половины свободных денег и окончательно упрутся в стену. Чтобы наращивать долг дальше, Вашингтону неизбежно придется сокращать, точнее даже прекращать, финансирование чего-то другого.

Например, закрывать NASA и выкидывать на улицу 19 тыс. его сотрудников. Или ликвидировать другие агентства, скажем, по контролю за окружающей средой. В любом случае это будет означать добровольный уход государства из многочисленных сфер деятельности, с неизбежным снижением его общественного статуса. Ну, и, конечно же, скандалами на тему, мол, «вы убиваете целые важнейшие направления и отрасли». Впрочем, попытка разрешить проблему через сокращение социальной части обернется потрясениями еще более неприятными.

Иными словами, даже имея печатный станок бесплатных денег, США все равно остаются в пределах взаимосвязанного треугольника. При нынешней учетной ставке ФРС в 2,5% годовых страна в состоянии обслуживать долг в размере до 32–35 трлн долларов. Если учетную ставку понизить, то предел пропорционально поднимется.

При нулевой ставке — до 70–80 трлн, но ценой за это станет гарантированная смерть всей пенсионной системы и образование порядка 30–40 млн нищих пожилых людей, которые тут же потребуют расширения социальных программ, а значит, и доли социальных расходов бюджета. Если ставку поднять, то обслуживание долга соответствующим образом подорожает, а его предельный размер уменьшится. При целевых для ФРС 5% Америка окажется неспособной обслуживать даже нынешний размер государственного долга.

Каким путем события пойдут дальше — сейчас говорить рано. Тем более что кроме упомянутых наиболее важных, существует множество прочих значащих факторов, ряд из которых носит чисто психологический субъективный и эмоциональный характер, слабо просчитываемый на калькуляторе. Но уже сейчас можно с большой уверенностью сказать, что больше 35 трлн долларов долга США позволить себе не могут. Рост ВВП на указанную цифру повлиять способен незначительно.

5 121