К 80-летию Польского похода РККА | Продолжение проекта «Русская Весна»

К 80-летию Польского похода РККА

Освободительный поход РККА в Польшу в сентябре 1939 г., начавшийся 17 сентября и длившийся всего 12 дней, давно преподносится польскому обществу — и не только ему — как доказательство преднамеренного сговора сталинского Советского Союза и гитлеровской Германии о разделе Восточной Европы на сферы влияния, скреплённого в августе 1939 г. подписанием пакта Молотова — Риббентропа.

Ежегодно 17 сентября газетные полосы, телевидение, радиоэфир, Интернет наполняются в Польше пропагандистским треском о вероломном нападении Советского Союза на эту страну.

А как всё было на самом деле?

Предвоенная Польша упорно вынашивала экспансионистские, захватнические планы в отношении Советского Союза и отделившихся от Российской империи после революции 1917 года Литвы, Латвии и Эстонии. Польский экспансионизм подпитывало отсутствие у Польши чётко очерченных границ после удачной для неё войны с Советской Россией в 1920 году. По итогам той войны в состав Польши были включены Западная Украина и Западная Белоруссия, вопреки Версальскому договору 1919 года, определившему границы возрождённого польского государства на 150–200 километров западнее.

Польше оставалось только выбрать, на какую из влиятельных европейских держав опереться при реализации своих планов. На тот момент у Варшавы было три основных внешнеполитических союзника — Великобритания, Франция и Германия. С последней Польша подписала в 1934 году договор о ненападении (пакт Пилсудского — Гитлера). Пакт отдельно оговаривал нейтралитет Польши в случае нападения на Германию третьей стороны (подразумевались Великобритания и Франция). В 1934 году у власти в Германии уже стоял Гитлер. Так что Польша Пилсудского сама сделала свой выбор, отказавшись от оборонного союза с англичанами и французами и выбрав гитлеровскую Германию. В 1937 году маршал Польши Рыдз-Смиглы пообещал немцам, что в случае нападения Германии на СССР Польша не встанет на советскую сторону.

После совместного с нацистами раздела Чехословакии в 1938 году Польша сблизилась с Германией настолько, что Риббентроп заявил польскому послу Юзефу Липскому: «…в случае советско-польского конфликта правительство Германии займёт по отношению к Польше более чем доброжелательную позицию».

Восточное направление стало накануне войны приоритетом для Второго отдела Генерального штаба Войска Польского, занимавшегося разведкой, контрразведкой и диверсиями. Созданное в его недрах отделение «Восток» курировало до сорока пяти разведывательный ячеек, работавших против СССР. Были налажены рабочие контакты со спецслужбами франкистской Испании, фашистской Италии и милитаристской Японии. И это в то время, когда итальянцы зверствовали в Эфиопии, японцы — в Китае и Корее, а в Испании — диктатор и союзник фюрера генерал Франко.

Польша готовилась к большой войне. Контроль над Западной Белоруссией был стратегически важен, поскольку обеспечивал общую границу со «Срединной Литвой» — марионеточным пропольским государством, созданным на части литовской территории, захваченной в 1920 г. отрядом генерала Люциана Желиговского. «Срединная Литва», нависая над Восточной Пруссией, укрепляла позиции Польши на Балтике как одном из полюсов геополитического помоста Балтика — Чёрное море (Польша «от моря до моря»). В 1938 г. Варшава угрожала Литве вводом войск, если та в своём законодательстве не закрепит факт утраты ею «Срединной Литвы», которая к тому времени уже 16 лет находилась в составе Польши.

Контроль над Западной Украиной позволял Польше иметь общую границу с Румынией. Румынию связывали с Польшей, как и с нацистской Германией, союзнические отношения и общий интерес — ослабить позиции СССР на Чёрном море.

На Западную Украину и в Западную Белоруссию хлынули польские осадники из числа так называемых повяков — членов Польской военной организации Пилсудского (POW). Осадники, будучи пришлым элементом, получали земельные наделы за участие в советско-польской войне. Всего прибыло 40 тыс. человек, как правило, ветеранов боевых действий и сотрудников силовых ведомств с семьями. Их руками Пилсудский хотел полонизировать и окатоличить местное украинское и белорусское население.

Нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 г. смешало все карты польским политикам. Уже через несколько дней после нападения Берлин предложил Москве ввести войска в Польшу. Москва отказалась, потому что Польша ещё сражалась. Лишь 17 сентября, после бегства днём ранее польского правительства во главе с Рыдз-Смиглы за границу, послу Польши в СССР Вацлаву Гжибовскому была вручена официальная нота с уведомлением о грядущем вводе частей РККА в восточную Польшу в условиях концентрации на польской территории германских войск, банкротства польской государственности и неопределённого будущего границы Советского Союза с Польшей, уже утратившей свой суверенитет.

Введённые в Польшу части РККА остановились практически сразу за Брестом и Львовом, не заняв ни пяди собственно польских земель. Тем самым была увеличена глубина коридора, отделявшего Германию от стратегически важных центров Советского Союза. А накануне войны, чтобы удержать вермахт подальше от Ленинграда, Москва добилась от Берлина обещания не занимать Прибалтику. Это те самые пресловутые «сферы влияния», разграничение которых приписывают пакту Молотова — Риббентропа.

Тезис об ударе «советских оккупантов» в спину сражающейся с нацизмом Польше извращает историю, ставит её с ног на голову, но он слишком удобен для идеологических нападок на Россию, чтобы поляки от него отказались. Даже тот факт, что сообщение о завершении вывода группы советских войск из Польши в 1993 году поступило президенту Леху Валенсе от представителя командования войск РФ в Польше генерала Леонида Ковалёва 17 сентября, наделяется символическим и промыслительным значением. Правда о воссоединении Западной Украины и Западной Белоруссии с Украинской ССР и Белорусской ССР польским политикам не нужна.

В Белоруссии и на Украине на события сентября 1939 г. смотрят сегодня по-разному. Для первой, где подавляющее большинство населения не желает разрыва отношений с Россией, Польский поход РККА по-прежнему является освободительным. Для второй, застрявшей на орбите влияния Запада, речь идёт о смене польской оккупации на советскую. Хотя где это видано, чтобы оккупанты (русские) проливали кровь за приращение территории оккупируемых (украинцев и белорусов)?

Сегодня Западная Украина и Западная Белоруссия, освобождённые от польской власти, являются неотъемлемыми составными частями украинского и белорусского государств.

6 513