Киевский тупик | Продолжение проекта «Русская Весна»

Киевский тупик

Встреча «нормандской четвёрки», которая, судя по сделанным на прошлой неделе заявлениям Ангелы Меркель, министра иностранных дел Франции, президента Украины, активно готовится, может состояться уже в самое ближайшее время. Владимир Зеленский считает, что саммит должен пройти в конце сентября. Берлин и Париж его в этом поддерживают. Известно уже и место его проведения — им станет, как сказала журналистам германский канцлер, столица Франции.

Проблема, однако, заключается в том, что представление о предмете обсуждения и подходах к нему у Москвы и Киева сильно разнятся. Новая украинская команда изменила официальную позицию в отношении как Минских соглашений, так и формулы Штайнмайера в сторону некоторого отхода от полного неприятия мирного процесса предыдущим украинским руководством. Правда, и в окружении Зеленского нет полного единомыслия по этому поводу. Так, глава МИД Украины на прошлой неделе допустил проведение в Донбассе выборов, однако вынужден был уже на следующий день дезавуировать собственное заявление из-за разразившегося скандала. А глава парламентского комитета по внешней политике дипломат Богдан Ярёменко вообще считает Минские соглашения позорнейшей «капитуляцией».

И тем не менее сам президент Украины уже несколько раз высказался на эту тему, заявив о своей готовности на предстоящей встрече обсуждать реализацию соглашений и формулы Штайнмайера, тогда как его предшественник считал это невозможным. Вышеупомянутая формула включает в себя фактически все политические пункты комплекса мер. Согласно плану, который был предложен тогдашним министром иностранных дел Германии ещё в 2015 году, Украина должна предпринять следующие действия: утвердить закон об особом порядке проведения местных выборов в Донбассе, провести амнистию, согласиться с выводами миссии ОБСЕ относительно легитимности и демократичности прошедшего голосования, принять закон «об особом порядке самоуправления» в Донецкой и Луганской областях. После этого Украине передаётся контроль за границей с Россией. На последнем этапе Рада вносит изменения в Конституцию, на основании которых Донбасс получает «особый статус».

Из этой формулы Зеленский уже сделал серьёзные изъятия фактически по всем основным положениям. Он неоднократно отверг возможность предоставления Донецку и Луганску особого статуса, несколько раз заявил о неприемлемости амнистии и прямых переговоров с «сепаратистами». Последнее должно означать, что результаты выборов и выводы миссии ОБСЕ не будут приняты Киевом ни при каких обстоятельствах.

Но всё меняется прямо на ходу. Зеленский до президентской кампании, после неё и сейчас — это три разных политика. Точно никто не может сказать, что сегодня на самом деле думает украинский правитель (или стоящие за ним политические силы и финансовый капитал). То, что сегодняшняя украинская власть делает реальные шаги к миру, — это очевидно. Но никто не может сказать, как далеко на этом пути она готова продвинуться.

Точка зрения Москвы на происходящее совершенно однозначна: формализация и подписание формулы Штайнмайера.

Берлин и особенно Париж склонны поддерживать эту позицию, что, похоже, понимают в Киеве. Экс-президент Леонид Кучма, представляющий Украину в трёхсторонней контактной группе в Минске, на прошлой неделе выразил свою тревогу по этому поводу в интервью агентству Associated Press: «Нет большой надежды. Зеленскому будет очень трудно — он будет один против трёх человек». По его словам, президент ни в коем случае не должен, поддавшись уговорам, соглашаться на федерализацию или предоставление особого статуса Донбассу в соответствии с конституционными поправками. То есть Кучма прямо указывает на то, что главы России, Германии и Франции будут выступать единым фронтом.

В любом случае, если дату встречи удастся согласовать, это не будет формальным решением, поскольку Москва отказывается в ней участвовать в случае нежелания Киева обсуждать реализацию политических пунктов «Минска». Так что, если мы узнаем, что саммит состоится, значит, на предварительных консультациях Киев выбросил белый флаг и согласился на серьёзные уступки, сойдя с той точки, на которой он вроде бы продолжает стоять: ни выборов, ни особого статуса, ни амнистии, ни прямых переговоров, ни изменений в Конституцию. Мне начинает казаться, что это вполне возможно, поскольку команда Зеленского хочет вписать его имя в историю Украины как президента мира. Неважно, по каким причинам.

Хотя есть мнение, что на Банковой отсутствует вообще какой-либо внятный план по выходу из тупика, в котором Украина пребывает долгие годы. Вадим Пристайко, глава МИД Украины, упомянул о неких радикальных мерах, к которым прибегнет Зеленский, если ему не удастся добиться прекращения войны мирным путём. Это странное заявление действительно может отражать растерянность новой власти, поскольку уж на что радикально действовал Пётр Порошенко, но толк от этого был нулевой. То есть никакие экстремальные решения, связанные с силовым вариантом, как показывает опыт, не работают в принципе.

Глава комитета Государственной думы по международной политике Леонид Слуцкий остудил горячую голову главы украинского внешнеполитического ведомства. «Формула Зеленского» с угрозами каких-то «новых радикальных мер» — не очень хорошее начало разговора с ДНР и ЛНР и точно далеко не лучший пролог для нового саммита в нормандском формате. Единственная «формула» установления мира в Донбассе — это прекращение саботажа Киевом выполнения Минских соглашений. Альтернативы им нет. И чем быстрее это уяснят на Банковой улице, тем быстрее закончится братоубийственная война на юго-востоке Украины», — очень уместно разъяснил российский депутат.

4 290