Системный Борис | Продолжение проекта «Русская Весна»

Системный Борис


Британская оппозиция угрожает начать процедуру импичмента премьер-министра Бориса Джонсона и вынести вотум недоверия всему его кабинету, сообщает британское издание The Sunday Times. Формальным поводом для этого шага может стать вынесенный 24 сентября Верховным судом вердикт, который признал незаконной приостановку главой правительства работы парламента на пять недель — до середины октября.

Действительно, 10 сентября британский парламент усилиями Бориса Джонсона приостановил работу, а глава Лейбористской партии Джереми Корбин назвал шаг Джонсона угрозой демократии и попыткой заблокировать обсуждение его плана по жёсткому брекситу. И хотя сам Джонсон опроверг утверждение, что отсрочка заседаний парламента призвана помешать депутатам палаты общин заблокировать выход страны из ЕС без сделки по брекситу, чуть ранее он в ходе телефонного разговора с председателем Еврокомиссии Жан-Клодом Юнкером заявил, что страна выйдет из ЕС 31 октября при любых обстоятельствах. И вот — угрозы импичмента со стороны оппозиции. Совпадение?

Формально, как сообщают СМИ, с предложением об импичменте Джонсона выступила валлийская партия Plaid Cymru (Партия Уэльса), при этом руководство Шотландской национальной партии уже предложило избрать главой переходного правительства именно лидера лейбористов Джереми Корбина — главного оппонента нынешнего премьера, продолжающего борьбу за сохранение Британии в ЕС.

Для того чтобы понять смысл происходящего, необходимо немного углубиться в структуру британской политики. Собственно, сама британская политическая модель складывалась не одно столетие, и в ней давно уже отточены механизмы саморегуляции. За века сложилась устойчивая политическая элита, жёстко переплетённая с финансовой, которая, что называется, программно защищена от непредсказуемых эксцессов. Именно поэтому каждое политическое столкновение застраховано «от дурака» и происходит до тех пор, пока укладывается в рамки допустимой политической игры.

Борис Джонсон — системный игрок. Он прошёл все круги отсева и подготовки для вхождения в высшие эшелоны британской власти. А это значит, что он проверен и перепроверен много раз, неоднократно доказал свою системность и преданность британским элитам. Из этого следует, что он никогда и ни при каких обстоятельствах не пойдёт против британской элиты и не выступит против Системы.

Хотя, конечно, бывают и сбои. И гипотетически Джонсон может бросить вызов Системе, как это сделал, например, Трамп сегодня на наших глазах. В этот момент в Британию вернётся история, начнётся сбой всей политической модели, что может привести к её перезагрузке. И, глядя на Трампа, многим в Британии, наверное, хотелось бы в это верить, но…

Это Трамп — политик молодой: пришёл из бизнеса, был взят от среды, из народа, движимый духом низового американского патриотизма, прорвавшимся в душные от либерального зловония коридоры американской власти. Джонсона же воспитывали для элит с детства: Баллиол-колледж Оксфордского университета, элитный Буллингдонский клуб, член палаты общин, мэр Лондона, министр иностранных дел. Это только с виду он такой punk. По своей же сути он всегда будет частью этой политической элитной модели, из которой он вырос и которая поместила его на пост премьер-министра.

Джонсон — это системный элемент, это не сиюминутная, не случайная фигура, это не эксцесс британской политики, это то, что выполняет свою функцию на своём месте.

И если он и дальше будет так же системно действовать, играя по правилам и участвуя в заранее, с британской щепетильностью спланированных интригах и закулисных столкновениях, никакой импичмент ему, разумеется, не грозит.

Показательной в этом плане является история с брекситом и отношениями бывшего премьера Дэвида Кэмерона и нынешнего — Бориса Джонсона. На публике они сражались не на жизнь, а на смерть. Кэмерон, будучи премьером, поставил свою репутацию и карьеру на сохранение Британии в ЕС. Джонсон — на выход из Европейского союза. В итоге Кэмерон проиграл и подал в отставку, а Джонсон (после некоторой заминки и недоразумения в лице женщины-робота Терезы Мэй) занял его место.

Казалось бы, после такого Кэмерон и Джонсон на всю жизнь должны остаться непримиримыми врагами. Но ничего подобного: Дэвид и Борис как были, так и остались близкими друзьями, периодически выпивающими в пабе по кружечке пива.

Ибо их публичное политическое столкновение — это часть одной игры в рамках одной Системы, которая должна иметь любые фишки для любой ситуации, как бы она ни развернулась.

И пусть борьба за сохранение членства или выход из ЕС действительно была острой, результат был непредсказуем, а чаши весов склонялись то в одну, то в другую сторону, пусть опросы свидетельствовали о том, что грань пройдёт процент к проценту (как это обычно и бывает на Западе на любых выборах или референдумах), — британская Система была застрахована от любого результата.

Одна рука (консерваторы) заняла одну позицию, другая рука (лейбористы) — противоположную, а теневой политический истеблишмент Британии спокойно расположился в креслах, сделав ставку и на одну, и на другую позицию одновременно, чтобы остаться в игре при любом исходе.

Ни один из результатов политического противостояния в Британии, конечно, никак не может ни перечеркнуть историю развития Консервативной партии, ни закрыть возможность вхождения в правительство представителей лейбористов, как и в другие структуры, вне зависимости от того, как закончится референдум или очередное политическое противостояние. Это игра двумя руками со стороны сложившихся за века британских элит.

А публичное противостояние политиков — это то, чем консерваторы и лейбористы так привычно занимаются на протяжении многих столетий, реализуя внутриполитические программы, развивая чётко спланированные политические процессы — как внутри Британии, так и во внешней политике, где они часто занимают противоположные стороны, находясь в рамках одной Системы. И это нормально, когда мы говорим о британской политике.

И всё же интрига сохраняется, а исход может быть не только одним, но и другим. И вот здесь в структурированную британскую политику и врывается фактор непредсказуемости, который, конечно, всегда учитывается, но который может повлиять на ситуацию, развернув её не совсем так, как было запланировано.

И сегодня таким фактором непредсказуемости в британской политике является… Нет, не Джонсон. Дональд Трамп.

Именно Дональд Трамп всегда выступал в поддержку выхода Британии из ЕС. Именно риторика Трампа — антиглобалистская и антисистемная — сегодня всё более популярна в Европе, созвучна с риторикой евроскептиков, популистов, суверенистов и сторонников восстановления отношений и совместного развития с Россией. Именно Трамп не преминул воспользоваться результатами голосования по брекситу, чтобы воодушевить своих сторонников.

Но вот незадача. Выход Британии из ЕС в результате какого-то катастрофического позора правительства Терезы Мэй затянулся, а Трампу осталось чуть больше года. А что потом? Переизберётся? Или же американские глобалисты под вывеской «Демократы» возьмут реванш? И тут британская Система заметалась.

Как можно быстрее выйти из ЕС, до 31 октября (что и озвучивает Джонсон), и успеть ещё поработать с Трампом, закрепив свои позиции вне посыпавшегося ЕС (и позиции самого Трампа внутри США) или же притормозить, взять тайм-аут, придержать Джонсона, подвесить ситуацию, подморозить брексит, подождав, не наступит ли перелом в американском противостоянии и не начнётся ли возвращение «демократов»?

Нынешние разговоры об импичменте Джонсона — это британская Система, которая всегда играет двумя руками: в одной руке консерваторы, в другой — лейбористы и аккуратно используемая ими так называемая оппозиция. Система же, которая понимает, что в результате воздействия «фактора Трампа» ситуация может развернуться и одним, и другим образом, вновь делает ставку и на одно, и на другое.

А вот кому действительно не о чем беспокоиться, так это взъерошенному весельчаку на велосипеде Борису Джонсону. Пока он в Системе, ему ничего не грозит, а случись что — всегда найдётся тёплое местечко, где в комфорте и безбедно можно будет провести остаток дней.

2 115