Кто за и против признания Грузией независимости Абхазии и Южной Осетии? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Кто за и против признания Грузией независимости Абхазии и Южной Осетии?

Как-то «вовремя» начинается визит президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера в Грузию. В этой связи грузинский министр иностранных дел Давид Залкалиани стал настойчиво опровергать слухи о том, будто Штайнмайер везет с собой план урегулирования конфликта с Абхазией и Южной Осетией. Поскольку его визит «был запланирован задолго до этого». Но Штайнмайер — не новичок в кавказской политике, ему есть что сказать грузинским политикам.

Как сообщил МИД Грузии, комитет по ассигнованиям Сената США 26 сентября утвердил законопроект «Об ассигнованиях Государственного департамента, зарубежных операций и смежных программ (SFOP) на 2020 финансовый год», в котором предусмотрено беспрецедентное увеличение бюджетных ассигнований для Грузии. Сумма составляет 132 025 000 долларов, что «является самым высоким показателем в истории грузино-американских отношений». 40 млн долларов Грузия получит из Фонда финансирования иностранных вооруженных сил (FMF), что на 5 млн больше, чем в прошлом году. Кроме того, следует отметить, что предусматривается выделение 285 миллионов долларов США для стран Европы и Евразии, включая Грузию, для поддержки западной интеграции. Согласно законопроекту, часть этих средств должна быть потрачена на реализацию Соглашений о свободной торговле и ассоциации, подписанных между странами «Восточного партнерства» и Европейским союзом, а также на смягчение внешних факторов, «политического и экономического давления на эти страны со стороны Российской Федерации».

Однако в документе содержатся не только важные, но и странные утверждения: «Ни одно центральное правительство не сможет воспользоваться от предусмотренного в нем финансирования, если государственный секретарь США установит и представит комитету по ассигнованиям отчет о том, что страна либо признала независимость оккупированной Россией Абхазии и Цхинвальского региона (Южная Осетия), либо установила с ними дипломатические отношения». (Данная запись впервые была сделана в 2017 году). Кроме того, финансирование, предусмотренное этим законом, не может быть использовано Россией «для поддержки российской оккупации Абхазии и Цхинвальского региона/Южной Осетии». Интригующе выглядит допущение, согласно которому Тбилиси («центральное правительство» — С.Т.) может признать независимость этих территорий или установить с ними дипломатические отношения — и с этим увязывается предоставление помощи. Как Россия может воспользоваться американскими средствами для «поддержки оккупации Абхазии и Южной Осетии» и какая сила в Грузии способна пойти на признание этих республик, никто не знает.

Хотя недавно бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен призвал грузин вступать в Североатлантический альянс без Абхазии и Южной Осетии. Более того, он призвал Тбилиси «продолжить реформы демократии, бороться против коррупции, обеспечить свободу слова и защиту меньшинства» и «начать дискуссии в связи с тем, будет ли для вас (Грузии — С.Т.) приемлемо стать членом НАТО без Абхазии и Южной Осетии», а потом «о решении уведомить НАТО». На наш взгляд, вряд ли Расмуссен занимается политической импровизацией. Скорее, всего, он отражает определенные мнения или настроения, существующие в альянсе относительно перспектив будущего сотрудничества с Тбилиси. При этом эти «волны» улавливают в Грузии. Так представитель оппозиционной партии «Европейская Грузия» Отар Кахидзе заявил, что «предложение Расмуссена является интересным» и «власти должны рассматривать этот вопрос».

Добавим к этому и то, что такой позиции придерживаются некоторые грузинские эксперты. В частности, Мамука Арешидзе, который считает, что «признание давно реально отколовшейся бывшей автономии Грузинской ССР позволит Тбилиси вывести грузино-абхазский переговорный процесс из тупика и начать диалог о возвращении в Абхазию сотен тысяч грузинских беженцев». В этом заявлении просматриваются контуры любопытной схемы: признание со стороны Грузии Абхазии и Южной Осетии приведет к их широкому международному признанию. В этих странах появятся посольства США, Турции и европейских стран, что «приведет к усилению западного влияния в абхазо-адыго-черкесском «подбрюшье» России. Это призыв к тому, чтобы использовать сложившуюся после кавказской войны августа 2008 года геополитическую конъюнктуру в целях продолжения давления на Россию с новых плацдармов, понимая, что Москва никогда не отзовет свое признание независимости Абхазии и Южной Осетии.

Существует и другой важный политический нюанс. Как говорил спецпредставитель премьер-министра Грузии по урегулированию отношений с Российской Федерацией Зураб Абашидзе, комментируя недавнюю встречу глав МИД России и Грузии, «каким бы сложным ни был этот диалог, вы этот диалог должны продолжить, должны сделать свое дело — это советуют нам, это советуют другим соседям России, в том числе и нашим украинским соседям». То есть Абашидзе, с одной стороны, фиксирует процесс восстановления контактов между внешнеполитическими ведомствами Грузии и России помимо формата международных Женевских переговоров, с другой, дает понять, что Запад сводит в единое политико-дипломатическое пространство Грузию с Украиной, выводя их на данном этапе из антироссийской колеи, но с перспективой создания на основе НАТО грузино-украинской оси. Тогда выходит, что Вашингтон своим законопроектом, предупреждающим о недопустимости признания Грузией независимости Абхазии и Южной Осетии, выступает против обозначенного сценария.

Но кто именно в США? Ведь говорить о монолитном политическом единстве в этой стране уже не приходится. В то время как в альянсе достигли соглашения по обновлению существенного пакета для Грузии, в котором, как заявил специальный представитель генерального секретаря НАТО по странам Закавказья и Центральной Азии Джеймс Аппатурай, «содержится много идей с новыми элементами». Возможно, это прощупывание существующего пока еще только на бумаге нового проекта действий альянса в регионе с учетом смены геополитического баланса сил в регионе. На этом фоне президент США Дональд Трамп, по словам главы Евросовета Дональда Туска, «не испытывает никакого интереса к событиям, происходящим на Украине, и готов учитывать позиции России касательно этой страны». Американские эксперты уже не первый день констатируют и падение интереса Трампа к Грузии.

В свое время тбилисское издание Georgian Times предупреждало власти Грузии, что если они не смогут грамотно, а главное вовремя, диагностировать ситуацию, то сначала станет «падать в глазах Запада идеологическая функция страны победившей демократии». Потом к сложным проблемам урегулирования конфликтов с Абхазией и Южной Осетии прибавятся «проблемы, выходящие за пределы страны, из-за того, что Грузия окажется вне сферы геополитических интересов Запада, которые станут смешаться в другую сторону» и ей будет отводиться только «роль дестабилизирующей силы элемента в регионе» в ситуации, когда «тема дальнейшего расширения Европы вообще будет закрыта», а к «переходу на жесткую национальную политику Грузия будет не готова». По мнению Georgian Times, выход из сложнейшей ситуации будет сопрягаться с отказом от устоявшихся стереотипов, так как «Грузия окажется в таком глобальном кризисе, для выхода из которого потребуются десятилетия».

Добавим от себя: если ей удастся вообще сохранить свою государственность. Украина уже вступила на такую опасную стезю. И еще. Как-то «вовремя» начинается визит президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера в Грузию. В этой связи грузинский министр иностранных дел Давид Залкалиани стал настойчиво опровергать слухи о том, что Штайнмайер везет с собой план урегулирования конфликта с Абхазией и Южной Осетией и что его визит «был запланирован задолго до этого». Но Штайнмайер — не новичок в кавказской политике и ему есть что сказать грузинским политикам. Так что геополитический вертеп вокруг Тбилиси набирает силу.

 

1 953