Всемирный бунт | Продолжение проекта «Русская Весна»

Всемирный бунт

В Москве протестная движуха закончилась. Во всяком случае, на какое-то время. Все, кто мог и имел желание, на теме оттоптались. Граждане окунулись в реальность осенних будней. Митинги, задержания, суды и горячие споры вокруг уличных событий — всё это в прошлом. А скоро надо будет новогодние мероприятия планировать…

Но подобное спокойствие наступило отнюдь не везде в мире. Массовые протесты и беспорядки происходят в самых разных точках земного шара. Многие из них длятся уже месяцами, а некоторые стали следствием конфликтов, длившихся годами. Казалось бы подавленное французским правительством, движение «жёлтых жилетов» вновь заявило о себе. Продолжаются ожесточённые столкновения в Гонконге. Снова бузит Киев. Вспыхнули кровавые столкновения в Багдаде. Неспокойно в США и Великобритании. Там пока не жгут автомобили и не дерутся с полицией, но в любой момент сторонники и противники Трампа, брексита и шотландской независимости могут выйти на улицы. И тогда, учитывая накал страстей, вряд ли стоит ожидать мирных шествий и цивилизованных диспутов.

Очень непохожие друг на друга города и страны и формально разные причины конфликтов. Во Франции добропорядочные буржуа осознали, что, по всей видимости, допустили ошибку на последних двух выборах, вручив всю полноту власти продукту политтехнологий Эммануэлю Макрону с его наспех созданной партией. Еврозона всё больше погружается в стагнацию (если не в рецессию). Жители ЕС задавлены налогами и административным регулированием, они недовольны наплывом мигрантов и ростом цен на топливо. Самое обидное, что не с кого спросить. Единство Старого Света, помимо прочего, означает, что безликая и всевластная евробюрократия будет и дальше осуществлять свою глобалистскую повестку, перекладывая всю тяжесть негативных её последствий на плечи простых граждан. Они пока живут лучше очень многих в мире, но уже достаточно напуганы перспективой обнищания, чтобы бросаться на полицейские цепи и жечь автомобили.

В Гонконге десятки тысяч людей, оставив работу и уют своего сытого, размеренного существования, фактически парализовали один из главных финансово-торговых центров мира. Они рискуют не оставить от этого центра камня на камне. И всё потому, что страшатся растворения в большом материковом Китае. И этот страх настолько велик, что никакие уступки властей их уже не устраивают. Требования несогласных всё время меняются. Иной раз создается ощущение, что они сами не знают, чего хотят. Разве что статус-кво навсегда… Что, само собой, невыполнимо. Пекин не может перестать «переваривать» Гонконг. Но этот процесс может сделать лишними слишком многих брокеров, банковских клерков и внешнеторговых агентов, что и вызывает социальное напряжение. Недовольные не защищают «демократические принципы», а громят с остервенением новую Евразию, серьёзную заявку на управление которой сделала Поднебесная.

В Ираке людей на улицы толкают нищета, безработица, ужасающие условия жизни и коррупция. За 15 лет, прошедшие после свержения режима Саддама Хуссейна, граждане этой страны так и не увидели улучшений в своей жизни. А во многих аспектах их жизнь даже ухудшилась. Не принесло вожделенных изменений и избавление от «Исламского государства», на которое до поры до времени могли списывать свои неудачи как оккупационные, так и местные (вроде бы как демократически избранные) власти. Никуда не делся и внутренний конфликт шиитского большинства и суннитского меньшинства. Примерно за месяц до нынешних событий в Багдаде в хаос погрузилась Басра. Повод был бытовым — массовое отравление некачественной питьевой водой, однако последовали атаки на штабы шиитских военизированных группировок и консульство Ирана, покровительствующего шиитам.

Конечно, не эмиссары Тегерана отравили воду в городе, но недовольство возросшим влиянием исламской республики ощущается не только в Вашингтоне, но и во многих населённых пунктах Ирака с преимущественно суннитским населением.

В Соединённых Штатах и Соединённом Королевстве друг другу противостоят силы, которые за долгие годы политического раскола стали практически непримиримыми.

Голосование за брексит и избрание Трампа обострили противоречия, которые копились десятилетиями. Кто-то хочет остаться в старом, глобальном миропорядке, а кого-то он настолько не устраивает, что он готов пойти на крайние меры — не только проголосовать самым радикальным образом, но и защитить свой выбор на улице. Пресса и парламентарии уже не стесняются в выражениях. В Лондоне и Вашингтоне сегодня открыто говорят о незаконности действий руководителей исполнительной власти.

Давно нет новостей из Венесуэлы. Но там, само собой, далеко до спокойствия. Не исключено, что вскоре забурлит и ранее тихая, благополучная Канада, где по мере приближения всеобщих выборов обостряется внутриполитический конфликт. В ход идут компромат и даже запугивание политиков — прямо как у южного соседа. Затяжной правительственный кризис в Израиле также не сулит ничего хорошего.

Еврейское государство застыло на перепутье. Результаты нескольких подряд голосований показывают, что общество расколото по многим вопросам как внутренней, так и внешней политики. В любой момент может снова запылать Греция, которая вот уже десять лет продолжает сползать в нищету (о которой французы пока лишь со страхом думают)…

События происходят одновременно, и при всей разнице причин, их породивших, при всех отличиях в мотивациях протестующих сложно отделаться от ощущения, что все митинги и почти всегда следующие за ними массовые беспорядки как будто развиваются по единому сценарию. Слишком быстро несогласные переходят от декларации своих требований (иной раз очень расплывчатых) к насилию и беспорядкам.

Ещё одной общей чертой всех протестов является отсутствие у них единого политического или организационного центра. Нет и общих для всех требований. «Жёлтые жилеты» и вовсе заявили, что не хотят иметь не только никакой формальной организации, но и политической программы. В Гонконге, как мы уже говорили, требования несогласных настолько расплывчаты, что их при всём желании невозможно выполнить. И везде — от Вашингтона по Багдада — в быстрой мобилизации уличных масс огромную роль играют социальные сети и мессенджеры. Власти Ирака попытались их блокировать, как только начались беспорядки, но, судя по всему, ничего у них не вышло. Слишком много путей для обхода блокировок. И с каждым днём их изобретается всё больше.

По всему миру применяются одни и те же технологии.

Сегодня уже сложно понять, где они применяются осмысленно внутренними или внешними закулисными игроками, а где взяты на вооружение неизвестными силами в качестве «готовых решений», разработанных для других стран и обстоятельств.

События так называемой арабской весны очень часто называли Twitter-революциями из-за того, как применялась эта социальная сеть для раскрутки социального протеста. Тогда многие (и во многом справедливо) указывали на США как на организатора сетевых бунтов. Но уже в 2014-м (за два года до избрания Трампа) пришла очередь самих Соединённых Штатов. Twitter за считанные часы сделал городок Фергюсон в штате Миссури источником главных политических новостей и ареной натуральных боевых действий, длившихся несколько недель. В 2017-м в Шарлотсвилле в штате Вирджиния обе стороны противостояния были мобилизованы через социальные сети. Причём они оказались хорошо информированы о планах друг друга и неплохо подготовлены к жёстким столкновениям.

Можно, конечно, во всех протестах и беспорядках искать руку невидимых кукловодов. Иногда такие кукловоды действительно есть. Проблема состоит в том, что происходящее ни в одной из перечисленных стран (да и не только в них) нельзя объяснить лишь чьей-то злой волей. Прежде всего потому, что игроков может быть несколько.

Проблема с сетевой технологией организации митингов и беспорядков состоит в том, что она, как почти любое современное оружие, может оказаться в чьих угодно руках и применена с минимальными финансовыми вложениями и мобилизационными усилиями. Кроме того, управление запущенным процессом может быть не раз и не два перехвачено другими интересантами, которых иной раз даже не удаётся достоверно определить. Вот такие опасные технологии сегодня свободно гуляют по миру. И как не допустить самых печальных последствий их применения, не знает никто.

Но это лишь одна сторона проблемы. Нельзя всё сводить лишь к технологиям. По меньшей мере контрпродуктивно во всём винить Госдеп (или ещё кого-то), а несогласных чохом записывать в служек враждебных сил.

Происходящие сегодня на планете общественно-политические изменения многие эксперты называют тектоническими. И это правда. В движение пришли такие «материковые плиты» миропорядка, которые ещё десять лет назад казались незыблемыми. Это не могло не вызвать напряжения и изломов по всему земному шару.

Так что национальным государствам, помимо участия в постглобальном соревновании друг с другом, придётся заниматься ликвидацией последствий «землетрясений». И чем эффективнее будет такая ликвидация, тем успешнее будет государство.

Гонконгских клерков, иракских суннитов и французских буржуа можно понять. Им действительно «больно и обидно». Но правительствам приходится призывать их к порядку, причём довольно жёстко. Им сейчас не до сантиментов. И в обществах, втянутых в противостояния, в ближайшем будущем не будет согласия относительно того, на чьей стороне «моральная правота» — демонстранта с булыжником или правоохранителя с дубинкой. Потому что общества, как это всегда бывает в решающие моменты истории, расколоты.

Вновь обретут единство не все страны. А те, что обретут, сделают это, конечно, не под напором «праведного гнева» толпы и не под струями водомётов. А благодаря опережающему социально-экономическому развитию и успехам в международном индустриально-технологическом соревновании. Те, что не преуспеют, надолго останутся в состоянии хаоса. Как многие регионы нынешней Африки.

5 145