Понижение градуса | Продолжение проекта «Русская Весна»

Понижение градуса

На саммите АСЕАН — США, прошедшем в понедельник в столице Таиланда Бангкоке, случился дипломатический скандал. В понедельник многие восточноазиатские СМИ вышли с сообщениями о том, что большинство стран Ассоциации государств Юго-Восточной Азии нарушили протокол, прислав на саммит только министров иностранных дел. По регламенту, на саммите такого уровня встречаются главы государств и премьер-министры. Но США, с которыми, собственно, и должны были вести переговоры руководители АСЕАН, послали в Бангкок всего лишь советника президента Трампа по национальной безопасности Роберта О’Брайена и министра торговли США Уилбура Росса.

В прошлый раз Трамп саммит АСЕАН — США тоже проигнорировал, но хотя бы прислал своего вице Майка Пенса. А в этот раз оба они были очень заняты внутренней повесткой (поддержкой губернаторов-республиканцев) — и остались дома.

Таким образом хозяин Белого дома дал понять лидерам АСЕАН, что не очень-то высоко ставит их «междусобойчик». А они взяли и ответили тем же.

На встречу с О’Брайеном пришли только три премьер-министра: таиландский, вьетнамский и лаосский. Остальные страны Ассоциации: Сингапур, Малайзия, Индонезия, Бруней, Камбоджа, Мьянма и Филиппины — ограничились главами МИДов.

О том, что страны АСЕАН «понизят градус» своего представительства, было известно заранее: решение было принято ещё в пятницу и подтверждено в воскресенье. Как пишет The Japan Times, США немедленно выразили свою «озабоченность» тем, что они назвали «частичным бойкотом» мероприятия. Американский дипломат, которого активно цитируют азиатские СМИ, добавил, что это решение является «оскорблением» советника Трампа по нацбезу Роберта О’Брайена как личного посланника президента. Правда, стоит заметить, что дипломат этот комментировал происходящее строго на условиях анонимности — иными словами, речь пока что идёт не об официальной реакции Вашингтона.

Между тем другие страны, приглашённые на саммит, прислали как раз своих премьеров. Так, Китай представлял глава правительства Ли Кэцян, Россию — Дмитрий Медведев, Индию — Нарендра Моди, а Японию — Синдзо Абэ. Дипломатический конфликт между США и странами АСЕАН рикошетом задел и Москву с Пекином, и Дели с Токио, но все азиатские СМИ сходятся на том, что главные бонусы от этой ссоры получил именно Китай. «Отсутствие Трампа (на саммите. — К. Б.) вызывает обеспокоенность по поводу недостаточного участия США в делах региона, в то время как Китай усиливает здесь своё влияние», — пишет The Japan Times.

«Отсутствие Трампа на заседаниях оставило Китаю и другим региональным державам множество возможностей для поднятия своего авторитета», — вторит Bangkok Post.

«Несмотря на то что Индо-Тихоокеанский регион был объявлен в докладе о стратегии Пентагона в этом году „единственным наиболее значимым регионом для будущего Америки“, администрация Трампа неуклонно сокращала присутствие США на саммитах Восточно-азиатских стран (EAS) и АСЕАН», — замечает сингапурская The Straits Times.

Иными словами, не приехав в Таиланд, Трамп передал своим союзникам в регионе недвусмысленное послание: все эти восточноазиатские дела не очень-то его и волнуют. А если и волнуют, то в последнюю очередь, так что разобраться с ними может и его советник по нацбезу.

Это сложно расценивать иначе, как сознательную игру в поддавки с Китаем (и в некотором смысле с Россией). Конечно, внутриамериканские политические разборки имеют сейчас для Трампа принципиальное значение, но регион ЮВА, по крайней мере в стратегической перспективе, важен не меньше (тут аналитики Пентагона правы на 100%). Именно здесь рано или поздно столкнутся не только экономические, но и военные интересы Вашингтона и Пекина.

Китай, как подчёркивает британская The Guardian в статье, посвящённой саммиту АСЕАН, претендует на обширную территорию в Южно-Китайском море (более 3,5 млн кв. км), которая, по его словам, представляет собой исторически принадлежащую ему на протяжении веков (а то и тысячелетий!) акваторию.

Речь идёт о так называемой линии девяти пунктиров, или U-образной линии, определяющей зону китайских интересов от берегов Китая и острова Хайнань до побережья Малайзии и Брунея (почти на экваторе). Во Вьетнаме её называют «картой коровьего языка», поскольку внешне эта территория действительно немного похожа на вытянутый к юго-западу язык. С претензиями Китая не согласны многие страны, входящие в АСЕАН: Вьетнам и Тайвань считают своими Парасельские острова, Филиппины, Бруней и Малайзия спорят о принадлежности островов Спратли и т. д. Но по факту на всех спорных островах уже имеются китайские военные объекты, а пути между ними контролируются китайским ВМФ.

В 2016 году международный трибунал в Гааге встал на сторону Филиппин, постановив, что Китай не имеет исторических прав на спорные территории в Южно-Китайском море. Однако Пекин заявил, что не собирается признавать и исполнять решение трибунала, а два года спустя демонстративно перебросил на архипелаг Спратли противокорабельные ракетные комплексы и системы ПВО.

Именно политике Пекина в Южно-Китайском море и была посвящена короткая (меньше восьми минут) речь советника Трампа по нацбезу О’Брайена, обрушившегося на «новый империализм» Китая. «Пекин применял тактику запугивания, пытаясь помешать странам АСЕАН использовать свои ресурсы природных ископаемых, находящихся на шельфе, блокируя им доступ к запасам нефти и газа стоимостью в $2,5 трлн, — заявил О’Брайен. — Эта тактика идёт вразрез с принципами уважения, справедливости и международного права. Регион не заинтересован в новой имперской эре, когда большая страна может править другими на основе принципа «кто сильнее, тот и прав».

Примечательно, что сами Соединённые Штаты по крайней мере с 1945 года придерживались именно той модели поведения, в использовании которой сейчас упрекают Китай. Но теперь Вашингтон видит в Пекине опасного соперника в борьбе за гегемонию, и из уст его официальных представителей звучат совсем иные речи. О’Брайен пытался заверить региональных лидеров в «твёрдой приверженности Америки нашим друзьям, союзникам и партнёрам в АСЕАН» и готовности помочь им «словом и делом» в борьбе с «империалистическим» Китаем. Но на фоне оскорбительного понижения уровня дипломатического представительства США на саммите эти заверения выглядели не слишком убедительно.

Под конец О’Брайен зачитал послание Трампа, в котором тот призвал лидеров АСЕАН присоединиться к нему в Соединённых Штатах для проведения «особого саммита, который состоится в удобное время в первом квартале 2020 года».

Но большого энтузиазма это приглашение не вызвало: всё-таки в Азии большое значение придают умению сохранять лицо, а в данном случае своё «лицо» вашингтонская администрация потеряла. «В свете дипломатического фиаско в Бангкоке это приглашение можно рассматривать как «утешительный приз», — замечает доктор Тан Сью Мун, возглавляющий Центр исследований АСЕАН в сингапурском Институте им. Юсуфа бен Исхака. Решение понизить уровень представительства со стороны стран АСЕАН доктор Тан называет «явным упрёком в невнимательности США к региону».

И такая невнимательность может очень дорого обойтись Вашингтону. Пока США и страны АСЕАН занимались своими дипломатическими разборками, премьер-министр Китая Ли Кэцян заявил, что готов работать со странами АСЕАН над созданием «кодекса поведения» в Южно-Китайском море. Речь идёт о документе, переговоры о котором велись годами, но теперь назначен реальный срок достижения соглашения — 2021 год. Учитывая, что заявление о достижении соглашения прозвучало из уст китайского премьера, не приходится сомневаться, что документ будет отражать в основном интересы Пекина.

Если же Китаю удастся преодолеть принципиальные разногласия со странами региона (а у него есть для этого все шансы), то позиции США в Юго-Восточной Азии серьёзно пошатнутся. И тогда Трампу, возможно, придётся пожалеть о том, что он отправил на саммит в Бангкок не вице-президента Пенса и даже не госсекретаря Помпео, а всего лишь своего советника по нацбезу. Конечно, в истории США были случаи, когда именно советники по национальной безопасности добивались больших успехов в налаживании отношений с другими странами (хрестоматийный пример — «челночная дипломатия» Киссинджера). Но О’Брайен пока ничем не доказал, что может быть столь же блестящим и эффективным дипломатом, как Киссинджер. А соперничество между США и Китаем в Юго-Восточной Азии требует стратега уровня как минимум не ниже.

Остаётся, правда, ещё один вариант: вся эта «игра в поддавки» ведётся Трампом вполне сознательно. Как он неоднократно писал и заявлял, чтобы вернуть Америке былую мощь и величие, необходимо сократить расходы на поддержание Pax Americana во всех отдалённых регионах планеты, будь то Восточная Европа, Ближний Восток или Юго-Восточная Азия. Конечно, даже президент США не может так сразу взять и отдать контроль над Украиной и Сирией России, а над Южно-Китайским морем — Китаю. Но постепенно снижать уровень своего присутствия в этих регионах Трамп вполне способен, и не исключено, что нынешнее оскорбительное «понижение градуса» на саммите АСЕАН — США объясняется именно этим.

3 822