Гонения на Церковь на Украине как «пережиток царизма» (откровения «спикера УПЦ») | Продолжение проекта «Русская Весна»

Гонения на Церковь на Украине как «пережиток царизма» (откровения «спикера УПЦ»)

Замглавы Отдела внешних церковных связей УПЦ (МП) прот. Николай Данилевич (почему-то именующийся «спикером УПЦ», хотя в УПЦ МП действуют и Информационный синодальный отдел, и пресс-служба) сравнил религиозную политику Петра Порошенко с таковой в Российской империи. Причём именно «преемственность» от православной России отнёс о. Николай к факторам сокрушительного провала экс-лжепрезидента на прошлых выборах.

«Если смотреть с исторической точки зрения, то Порошенко, не знаю сознательно или нет, пытался реализовать религиозную политику, которая была характерна для некоторых православных стран конца XIX — начала ХХ века, когда в Европе был период рождения и развития национальных государств, — поведал „спикер УПЦ“ читателям украинского издания „Апостроф“. — Сам тезис „Армия, язык, вера“, кстати, принадлежит периоду политики Российской империи начала ХХ века. Теперь же, в XXI веке, Церковь уже не играет такой роли, которую она играла ранее, а формирование национальных идентичностей происходит по-другому».

Действительно ли главный слоган откровенно русофобской предвыборной кампании Порошенко использовался и в Российской империи? Об этом мы спросили у известного историка Александра Каревина.

— Признаюсь, своим сравнением религиозной политики Российской империи и порошенковской Украины протоиерей Николай Данилевич меня несколько удивил, — ответил Александр Семёнович.

— Возможно, прозвучит резко, но мне почему-то сразу вспомнилась малорусская поговорка: «Прирівняла Гапка г…вно до оладка». Причём «оладком» тут является явно не печально известный «армовір».

По всей видимости, о. Николай имел в виду идеологию Российской Империи, кратко сформулированную тремя словами: «Православие. Самодержавие. Народность».

Но, во-первых, это не начало ХХ, а первая половина ХIХ века.

А во-вторых (и это главное), тут даже сравнивать нельзя! Православие (заметьте, в царской триаде оно на первом месте, а не на последнем) и порошенковская «віра» не имеют между собой ничего общего. Политика Порошенко — это политика откровенного гонения на Православную Церковь, а не её поддержка. Это попытка подменить Церковь на Украине неким суррогатом, фальшивкой. Как можно уподоблять такую политику действиям православных Государей?

Точно также самодержавие и порошенковская армия сравнению не поддаются. Это совершенно разные категории.

И, наконец, народность и «мова». Что общего тут? Народ Украины в большинстве своём русскоязычен (во всяком случае, пока). Языковая политика Порошенко (увы, продолжающаяся и поныне) — это стремление навязать этому русскоязычному большинству язык меньшинства. И даже численно ничтожного меньшинства, если не прибавлять к украиноязычным гражданам суржикоговорящих. Где тут народность? Это, скорее, антинародная политика.

При всём уважении к священническому сану, всё же замечу, что каждый должен заниматься своим делом. И не стоит апеллировать к истории, не изучив её в достаточной мере.

— Но, может быть, «спикер УПЦ» имел в виду какой-нибудь другой лозунг? Например, «За веру, Царя и Отечество»?

— То есть те же самые «Православие. Самодержавие. Народность», но выраженные другими словами? Хорошо, давайте так. Что это меняет?

«За веру!»: Между Православной верой и порошенковской «вірой» нет ничего общего.

«За Царя!»: А кто в «армовіре» Царь? Сам Пэтро Олэксийовыч? Как-то не тянет он на православного Государя. Православные Государи были покровителями и защитниками Православной веры. А Порошенко — наоборот. И армию его уж никак не назовешь защитницей Православия.

«За Отечество!»: Что общего между насильственной украинизацией (а под «мовой» в «армовіре» понимается именно она) и интересами Отечества? Принудительное навязывание жителям сегодняшней Украины неродного для большинства из них языка — это хорошо или плохо? Превращение русскоязычных жителей страны в граждан второго сорта делает её сильнее или нет? То, что дети из русскоязычных семей вынуждены обучаться не на родном языке, повышает качество образования или не повышает? Отказ от богатейшего русского культурного достояния, в значительной своей части родного для нас, не менее чем для РФ, обогащает нашу культуру или обедняет? Думаю, ответы очевидны. Так сам порошенковский лозунг «мовы» (украинизации) — это лозунг за Отечество или против него? Как же можно равнять ту идеологию и эту?

— «Спикер УПЦ» утверждает, что Порошенко в целом взял на вооружение «принятую в Российской империи практику формирования национальной идентичности посредством Церкви» (хотя, насколько известно, русские как этнос были сформированы Православием задолго до появления империи). Из контекста сказанного следует, что Петр Алексеевич просто запоздал по времени — не в той эпохе жил и работал. А так, в принципе, всё «православненько». Но неужели в России действительно наблюдались такие гонения по отношению к традиционным конфессиям и религиям, как в каденцию Порошенко по отношению к каноническому православию?

— Насколько я понял, это риторический вопрос.

Царская власть покровительствовала Православию и руководствовалась принципом веротерпимости по отношению к другим традиционным вероисповеданиям. Представители таких вероисповеданий свободно совершали богослужения в своих храмах, имели право вести религиозное обучение в своих духовных школах. И они отвечали Российской Империи лояльностью. Скажем, когда началась Первая мировая война, оренбургский муфтий, под духовным управлением которого находились тогда мусульмане большинства регионов Российской Империи, выпустил специальное воззвание к своим единоверцам, где назвал Россию «нашим дорогим Отечеством».

И это были не просто слова! Российские мусульмане вместе с христианами сражались против общих врагов. Даже когда в войну против России вступила мусульманская Турция, это не поколебало российских мусульман в их верности Родине. Точно также защищали Россию и буддисты (калмыки, буряты). А хамбо-лама (глава буддистов Восточной Сибири) организовал сбор средств для фронта и инициировал отправку в госпитали бурятских врачей, практиковавших тибетскую медицину. Вряд ли это всё было бы возможным, если бы буддисты, мусульмане, представители других традиционных религий чувствовали бы себя в Российской Империи угнетёнными.

Каким-то репрессиям подвергались лишь деструктивные секты, учение и деятельность которых были направлены на разрушение традиционных конфессий и, таким образом, на подрыв мироощущения коренных народов России.

— Так может быть, Петр Алексеевич по-своему прав? Ведь и каноническая Церковь сейчас представляет угрозу мироощущению «титульной нации», её мировоззрению, называемому украинством (с его тотальной русофобией и самовозвеличиванием).

— Давайте всё-таки различать Украину и украинство. Я употребляю наименование «Украина» не как воплощение мечтаний украинства, а как термин ныне официально принятый и более привычный широкой публике. Исторически вернее, конечно, называть наш край Южной Русью.

Так вот: далеко нее всё то, что в интересах Украины (Южной Руси), отвечает интересам украинства. И наоборот.

Украинство в самом деле находится в серьёзном противоречии с Православием. С этой точки зрения, ликвидация канонической Православной Церкви на Украине (к чему, по факту, и стремился Порошенко) была бы весьма выгодна украинству. А вот для Украины это было бы катастрофой.

Пётр Порошенко занимал должность президента Украины, но проводил политику в интересах не Украины, а украинства (являющегося, по сути, той же деструктивной сектой, только политической). Или, иными словами: он проводил политику не за веру и Отечество, а против них.

Но соглашусь, что у о. Николая получилось (думаю всё же, что не осознанно) приравнять Православную Церковь к сектам.

А, может, о. Николай просто решил, как сейчас модно говорить, потроллить Петра Алексеевича, подчеркнув его обезьянничанье. Его и всех прочих СЦУшников. Потому и привёл сравнение с политикой минувших времён.

Возможно, в этом предположении историк Каревин прав. Но странно, согласитесь, для православного пастыря «троллить» гонителя Церкви посредством таких священных понятий как православная империя и помазанник Божий (каким были русские императоры).

Впрочем, подобный исторический «экзерсис» не первый у «спикера УПЦ». И также связанный с инициативами Порошенко в религиозной области, поддержанными и министрами Зеленского.

Власти Украины, как известно, требуют от УПЦ (МП) самопереименования, с тем чтобы в названии данной структуры РПЦ присутствовало указание на «страну-агрессора». С одной стороны, это вопиющее попрание конституционной нормы об отделении церкви от государства. С другой — возможность для православных открыто исповедовать свою принадлежность к тысячелетней Русской церкви, зародившейся в Днепровской купели Матери городов Русских.

А вот что это для «спикера УПЦ»: «Закон о переименовании УПЦ напоминает историю с желтыми звездами, которыми метили в нацистской Германии евреев в 1930-е годы… Огромное количество граждан Украины искусственно делают чужими, врагами в своей стране, противопоставляя их другой части общества. Таким образом, изменение названия для УПЦ и попытки переименовать нас в „РПЦ в Украине“ — это по сути те же желтые звезды для евреев в Германии во времена Холокоста».

Забыл только «спикер УПЦ» (если знал), что евреи не отказывались от веры Давида подобно тому, что он предлагает православным нынешней Украины — отречься от своей матери — Русской церкви (частью которой и является УПЦ) и от собственной русскости.

945