Война в воздухе. «Против России, за счёт России и на обломках России» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Война в воздухе. «Против России, за счёт России и на обломках России»

Нет слов: сегодня каждый приближенный к СМИ персонаж вдруг резко стал специалистом по авиакатастрофам. Во всех телеэфирах и иных СМИ обсуждаются стопятьсот возможных версий и способов завалить украинский Боинг под Тегераном. Обсуждаются все мыслимые достоинства и недостатки ТОРов, ПЗРК и иранской системы ПВО, характер отверстий в фюзеляже подбитого лайнера, случаи отказов системы опознавания «свой-чужой», радиусы поражения, особенности набора названным самолетом высоты, причины отключения на борту транспондера (радиомаяка) и т. п.

Обсуждается с такими страстью и апломбом, будто каждый обсуждающий, как минимум, — член Комиссии по расследованию данного инцидента и уже успел раз двадцать побывать на месте трагедии.

Все записались в следователи — при том, что подлинной правды все равно никто никогда не узнает уже хотя бы потому, что у названного события несколько авторов.

Вот скажите мне, эксперты по авиакатастрофам, какое значение имеют сегодня результаты «расследования», к примеру, крушения южнокорейского Боинга над Сахалином в 1983 году? Когда всему миру сообщили, что советские ВВС сбили гражданский самолет, а андроповское Политбюро ЦК КПСС признало вину Министерства обороны Союза.

Значение имеет, на самом деле, тот факт, что до сих пор массовый избиратель не только за рубежом, но и в самой России убежден, что именно «кровожадное» советское руководство виновно в акте расстрела «случайно отклонившегося от курса» гражданского самолета. Значение имеют те события, которые стали следствием названного инцидента, в том числе — перехват власти (у силовиков) в СССР конкретной «группой интересов» (торговцами), которая и дала затем старт «перестройке» при поддержке из-за океана.

Короче: предлагаю обобщить информацию, поступаемую из Ирана, поскольку именно обобщение позволит нам подняться с обывательского уровня «анализа» рассматриваемого события на уровень концептуальный.

Какие закономерности можно будет зафиксировать в случае, если мы подойдем к оценке событий не как объект манипуляций, но надсистемо — как субъект геополитики?

Сначала сформулирую несколько аксиом, после чего представлю некоторые аргументы в их пользу.

Аксиома первая состоит в том, что ни Иран, ни Госдеп Дональда Трампа не заинтересованы в Большой войне. Трамп заинтересован в имитации войны, дабы выглядеть победителем недругов США и, одновременно, — миротворцем в контексте начавшейся в стране избирательной кампании. В свою очередь, Иран заинтересован в том, чтобы подыграть Трампу. В подыгрывании Трампу заинтересована и Россия — и она же вовсе не собирается ссориться с Ираном.

В случившемся над Тегераном инциденте, стало быть, заинтересована некая «третья сторона», к коей относятся американские антитрамписты, израильские ястребы, британские интриганы и холопы всех этих «плохишей» из Киева.

Аксиома вторая заключается в том, что когда через несколько часов после атаки на американскую военную базу, но не закрывая при этом небо для полетов гражданских самолетов (что говорит о некоем «договорняке» в отношении «обмена ударами» между силовиками Ирана и США), иранские военные вдруг сбивают один из них, это говорит о вмешательстве в отношения двух как бы противостоящих сторон этой самой «третьей силы», преследующей комплексные и долгосрочные цели. Силы, которая заинтересована не только в разжигании Большой войны на Ближнем Востоке, но и в обрушении в Иране нынешней системы власти — вот почему на улицы иранских городов сразу же после крушения авиалайнера вышли «роялем в кустах» недовольные студенты.

В связи с этими и некоторыми другими аксиомами предлагаю читателю обратить внимание на известную хронологию — статистику подбития гражданских авиалайнеров за последние почти 50 лет:1 с того самого момента, когда в 1973 году израильские истребители сбили ливийский авиалайнер над Синаем, открыв тем самым, как я считаю, «окно Овертона» в пространстве допустимости расстрела самолетов с гражданскими лицами на борту.

1978 год — провокация южнокорейского Боинга над Кольским полуостровом. В результате советские ВВС обстреляли авиалайнер и заставили его сесть на территории СССР.

1980 год — французский истребитель сбил итальянский самолет над Средиземным морем.

1983 года — провокация с залетом южнокорейского Боинга в воздушное пространство СССР была повторена, на этот раз удачно для провокаторов: советское руководство призналось в расстреле авиалайнера, хотя многие военные эксперты утверждают, что сбит был на самом деле самолет-разведчик «под прикрытием», а не гражданский самолет. Авиалайнер (возможно — без гражданских лиц), по их утверждениям, сбили сами американцы, чтобы спрятать концы в воду.

Июль 1988 год — ракетой «земля-воздух» с американского ракетного крейсера над Персидским заливом (то есть в иранских территориальных водах) был подбит иранский Боинг, в результате чего погибло 290 человек.

Декабрь 1988 год — взрыв американского Боинга над Локерби (Великобритания). В организации теракта обвинили ливийцев, однако, скорее всего, это был ответ от шиитских радикалов на подбитие полугодом ранее иранского Боинга.

2001 год — над Черным морем украинской ракетой во время учений был сбит российский ТУ-154 (в нынешнем свете эта трагедия смотрится иначе — не как простая халатность).

2004 год — взорваны 2 российских лайнера ТУ-134 и ТУ-154 на взлёте в Домодедово (прямой теракт против РФ).

2014 год — сбит малазийский Боинг над Донбассом, Провокация направлена против России; самая «раскручиваемая» на Западе версия — «самолет сбит из российского «Бука».

2015 год — взрыв в российском самолете над Синаем. Вину за теракт взяла на себя запрещенная в РФ террористическая организация «ИГИЛ» (версия: два террориста с австралийским и датским гражданствами).

2020 год — сбит «Боинг» украинской авиакомпании над Тегераном и, как утверждают некоторые западные фейкометы, «при участии России».

Из этих 12-ти случаев, как минимум, два имеют отношение к Ирану, а целых 8 (!) имеют реальное или виртуальное отношение к России. Причем в четырех (!) случаях — это уничтожение собственно российских гражданских самолетов, еще в двух случаях имели прямые провокации против нашей страны, и в двух — нашу страну пытаются обвинить в причастности к преступлению.

Догадайтесь с трех раз — против кого вот уже полвека ведется война в воздухе? Кто самая пострадавшая в этой войне сторона? Почему во всех названных случаях насильственных крушений гражданских самолетов мы видим один и тот же почерк? И если мы признаем наличие концептуальной связи между всеми или большей частью названных инцидентов, то кто истинный организатор всех этих терактов и «случайностей»?

На этом фоне последние обвинения в адрес России со стороны украинских националистов вроде Турчинова и их западных спонсоров выглядят откровенным глумлением над памятью почти пятисот убитых российских граждан.

Это глумление над Россией и нашими погибшими соотечественниками со стороны представителей страны, руководство которой так и не извинилось за убийство пассажиров российского лайнера над Черным морем; более того, именно оно, судя по всему, стоит за терактом и против малазийского Боинга летом 2014 года.

Очевидно, что киевский официоз находится в пяти минутах от разоблачения своей истинной роли в организации катастрофы над Донбассом, а потому стремится использовать события в Иране как повод для «перевода стрелок» на Россию.

В страхе перед разоблачением находятся сегодня и те, кто заказал уничтожение малазийского Боинга, поскольку Трамп в любой момент может обнародовать документы о причастности к этому инциденту своих политических противников. В этом смысле Тегеран, как очередная жертва провокаторов, поступил мудро — взял вину за крушение украинского Боинга на себя.

Его вина — правда, но не вся; а вот вся правда может быть обнародована позже — когда это понадобится, например, тому же Трампу. Тем более, что вынужденно признав свою вину, Тегеран не ответил на вопрос, кто конкретно стоит за провокацией против КСИР Ирана.

7 587