Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Враги общества или враги государства?

03.02.2020 - 22:191 968ГОРОДНЕНКО Юрий

Конституционная реформа, инициированная президентом Владимиром Путиным, в самом разгаре.

Ее главная цель заключается в устранении из основного закона юридических коллизий, заложенных с подачи западных юристов во времена Ельцина. Эти противоречия не позволяют создать эффективный механизм защиты наших граждан от правового произвола и беззакония извне. Все это ведет к недоверию к нашей правовой системе, правовому нигилизму и, как следствие, распространению идей о «необходимости» установления над нашей страной «внешнего правового управления».

Чтобы устранить эту проблему, глава государства создал рабочую группу и поручил ей отточить формулировки изменений в основной закон. Сделано это было для того, чтобы на обсуждение общества и парламентариев были вынесены юридически максимально точные правки.

Но такой сценарий не устраивает Запад. Поэтому, не дожидаясь того, как конституционные изменения в окончательном виде будут вынесены на публичное обсуждение, определенная политтусовка занялась обструкцией президентских инициатив. Откуда растут ноги у этих «критиков», догадаться не сложно.

При этом, в точном соответствии с американской стратегией создания «правового хаоса», они стремятся максимально запутать общество, не брезгуя откровенными фальсификациями. Впрочем, возможно, часть из них являются обычными невеждами, дилетантами. Такие люди тоже нужны Западу для создания «правового хаоса». Ведь они искренне верят в свое невежество и стремятся навязать его всему обществу. С учетом отсутствия других аргументов прибегают к максимально агрессивной лексике.

Последний такой случай связан с соучредителем журнала «Дилетант» Алексеем Венедиктовым. Критикуя конституционные поправки еще до их окончательного вынесения на общественное обсуждение, он взялся пропагандировать американский конституционный опыт. В частности, журналист с дипломом педагога взялся заявлять, что в статье 6 конституции Соединенных Штатов прописан «приоритет международного права» над национальным.

Но достаточно прочитать эту часть основного закона США, чтобы убедиться, что в ней прописано прямо противоположное.

Статья 6: заключенные Соединенными Штатами международные трактаты входят в состав верховного права страны и судьи отдельных штатов обязаны следовать этому праву, даже если региональные нормы (законы штатов) вступают с ним в противоречие.

Теперь детальнее.

Прежде всего, соучредитель «Дилетанта» назвал двухсторонние соглашения США с другими странами «международным правом». Но ведь это юридически безграмотно.

Право — это система норм. Понятие «система» предполагает наличие системообразующего документа, содержащего в себе свод принципов и базовых норм. Этим документом в международном праве является устав ООН. К системообразующему документу прилагаются акты, регулирующие отдельные сферы. В рамках Организации Объединенных Наций такие акты именуются конвенциями. Все это в совокупности и называется «международным правом». Понятно, что в статье 6 конституции США ни о чем подобном не говорится.

Нет ничего и о том, что международные соглашения имеют приоритет перед национальным правом. Международные договоры США являются составной частью американского права, системообразующим документом для которого является конституция. Соответственно, конституция Соединенных Штатов имеет приоритет перед любым внешнеполитическим соглашением, заключенным американским правительством. Приоритетными по отношению к международным соглашениям являются и любые другие федеральные законы.

В частности, в 1957 году Верховный суд Соединенных Штатов установил, что любое международное соглашение, в котором содержится противоречие не только конституции, но и хотя бы одному федеральному закону, автоматически является ничтожным. Больше того, сознательное внесение таких противоречий во внешнеполитические документы квалифицируется как попытка узурпации власти. Ведь они «ведут к расширению полномочий отдельных лиц за пределами тех, что уже указаны в конституции США». Чиновник, допустивший подписание такого договора, рассматривается как «лицо, посягнувшее на основы конституционного строя». Со всеми вытекающими последствиями, включающими обвинение в государственной измене.

Заметим, что эту норму было бы полезно предусмотреть и в нашем праве.

Таким образом, единственное, по отношению к чему международные соглашения имеют приоритет — это к законам штатов, т. е. не к национальному, а региональному праву.

Наконец, нельзя не вспомнить, что Соединенные Штаты вообще не признают существование «международного права».

Они не признают его формально. Ни в одном американском законодательном акте, в отличие от российских законов, нет признания принципов и норм международного права.

Не признают фактически. Как уже было сказано, международное право — это устав и конвенции ООН в их совокупности. Но Соединенные Штаты, присоединившись к уставу Организации Объединенных Наций, не стали участниками подавляющего большинства ее конвенций.

К этому остается добавить следующее. Для нашей так называемой оппозиции характерно не просто критиковать, но и отрицать власть, т. е. государство, заодно выступая против тех ценностей, которых придерживается все общество. Но это уже не «оппозиционность».

В американском праве такому поведению с 1930-х годов существует четкое определение — «враг государства» или «враг общества».

В тексте присяги американского гражданина, а также в присяге любого индивидуума, деятельность которого финансируется американским государством, содержится обязательство бескомпромиссно бороться со всеми, кто является «врагом государства» или «врагом общества».

Текст присяги гражданина США: «Клятвенно заверяю, что я абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю, государству или суверенной власти… что я буду поддерживать и защищать Конституцию и законы Соединенных Штатов Америки от всех врагов, внешних и внутренних». Последняя часть идентична тексту присяги чиновников, а также лиц, чья деятельность финансируется государством.

Предлагая равняться на США, нашим «оппозиционерам» следует быть последовательными — добиться введения в российском праве и ЭТОЙ нормы.

Выбор читателя

Топ недели