Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Шоу должно продолжаться

07.02.2020 - 13:083 735ЛЕКУХ Дмитрий

Вот ведь что тут самое любопытное: стоило немецкой деловой газете Handelsblatt во вторник выпустить весьма, скажем так, «не совсем проверенную информацию» о том, что конгресс США твёрдо намерен уже в феврале—марте принять новый пакет санкций против проекта Nord Stream 2, как на эту, прямо скажем, весьма гипотетическую вероятность появилась стремительная реакция — и не только германского МИД, официально заявившего, что (дословно) «Берлин отвергает любые экстерриториальные ограничения»,

но и прочих немецких политиков, которые тоже не остались в стороне. Причём их обычно разноголосый хор в данном случае звучал достаточно слаженно: от Министерства энергетики до бундестага никто особенно не фальшивил. И хвалебным по отношению к американской политике вообще и американским политикам в частности этот слаженный хор при всём желании не назовёшь.

На самом деле в этой истории изначально было довольно много забавного и довольно-таки необычного.

Во-первых, весьма любопытен сам источник «утечки стратегической информации»: Handelsblatt — издание весьма своеобычное. С одной стороны, на сегодняшний день «Торговый листок» (именно так переводится на русский его название) является одной из крупнейших и наиболее влиятельных деловых газет Германии. Но, с другой стороны, называть Handelsblatt именно германской газетой было бы довольно невежливо по отношению к её североамериканскому хозяину, а именно издательству Dow Jones.

Более того, издание особенно и не скрывает, что во всех торговых и экономических конфликтах находится отнюдь не на стороне собственно германской экономики, — этот «торговый листок» — кого надо торговый листок. И при анализе любой «утекающей» оттуда экономической информации это надо предельно чётко и максимально жёстко понимать. И делать поправку на ветер.

Во-вторых, мы все прекрасно помним, насколько «криво» не только с точки зрения международного права, но даже и внутриамериканской политики проводилось решение по первой порции экстерриториальных санкций: его пришлось даже «пристёгивать» к национальному оборонному бюджету. Иначе у документа были весьма неиллюзорные шансы оказаться, что называется, «непроходным». А сейчас вроде как и для документов, подходящих «для торговли с нагрузкой», не совсем те времена года стоят. И конгрессу, как бы это помягче, в настоящее время несколько не до того со всеми этими параллельно идущими импичментами и прочими коронавирусами.

И это уже не говоря о том, что после подписания транзитного соглашения ЕС — Россия — Украина отсутствует даже формальный повод для дальнейших рестрикций: в принципе, конечно, в США это никогда и никого не останавливало, но уж как-то совсем несвоевременно активизировать торговую войну с Европой, не имея на это никаких формальных причин. На прежнем-то документе ещё чернила остыть не успели, куда там дальше спешить.

Поэтому тут, как нам кажется, скорее всего правы те эксперты, которые считают происходящее именно обыкновенной спекуляцией: и Министерство энергетики ФРГ не случайно, демонстративно подчёркивая неприятие любых экстерриториальных рестрикций, информирует через свою пресс-службу, что ведомство крайне внимательно наблюдает за развитием драматургии событий в конгрессе США, но никак их не комментирует.

Тут любопытнее другое. А именно то, что в большей своей части политическое и деловое сообщество Германии при, повторимся, консенсусном осуждении действий США вокруг «Северного потока — 2» тем не менее воспринимает крайне серьёзно и весьма болезненно даже такую, откровенно говоря, «мутную» информацию. Реагируя на неё, по сути, на официальном уровне. И это при том, что «знающие за жизнь» и весьма прагматичные германские политики и экономические генералы довольно неплохо осведомлены о любых мелочах, происходящих в Вашингтоне: для Берлина в его нынешнем состоянии это просто вопрос выживания.

Серьёзные люди там прекрасно понимают, что конгресс, в конце концов, — не спецслужба, и если бы такой вопрос там реально поднимался, то он бы давно «протёк».

И причина такой, прямо скажем, нервной реакции властей Германии в данном конкретном случае довольно понятна: если даже информация Handelsblatt — нет, не фейк, конечно, а, скажем так, «очень-очень-хайли-очень-лайкли», — это вовсе не значит, что в цитадели мировой демократии не задумывают какой-нибудь очередной гадости против столь дорогого их сердцам и бумажникам «Северного потока — 2». Ибо у немцев даже и сомнений нет никаких, что их партнёры что-то недоброе непременным образом замышляют. Потому что по-другому просто не может быть.

Просто это уже не «санкционная война с Россией» — это начало глобального торгового конфликта с Европой, о котором Трамп, к примеру, неоднократно прямо говорил, в том числе в Давосе. Причины те же, что и в аналогичном конфликте с китайцами. Которые, кстати, так же как и европейцы, совершенно не хотели с Америкой конфликтовать: только сумасшедший конфликтует со своими собственными рынками сбыта. А ведь пришлось.

Понятно же, в чём именно дело: Соединённые Штаты Америки как глобальную сверхдержаву не устраивает ею самой же и выстроенный глобальный экономический порядок. И её, эту сверхдержаву, не устраивает торговый дефицит не только с Китаем, но и с Европой. И это как-то предельно сложно не понимать.

И точно так же сложно не понимать, что «Северный поток — 2» уже давно не русский (ну, или не только русский как минимум), а вполне европейский проект. Причём уязвимый теми же самыми политическими методами, которые Европой давно внутри себя имплементированы: и в этом вся трагикомичность и парадоксальность сложившейся ситуации.

Которая, как результат, и вызывает такую нервную и даже истерическую реакцию: континентальная Европа уже осознаёт неизбежность как минимум торгового и экономического противостояния с англосаксонским миром (лукавая Великобритания не так просто «самовыпиливалась» из ЕС) и в то же время понимает, что прямо сейчас абсолютно к нему не готова. По крайней мере в том случае, если будут меняться (а Америка Трампа их сейчас как раз и меняет стремительно по всему остальному миру) устоявшиеся «правила игры».

По сути, история вокруг европейского, повторимся, проекта Nord Stream 2 — это как раз и есть одна (да, было ещё автомобилестроение, банки, да много чего было, но это хоть как-то «обставлялось») из первых ласточек или, если хотите, чёрных лебедей глобальной по сути и первой внутризападной по содержанию в условиях современности экономической войны.

Ну, а что касается самого по себе газопровода Nord Stream 2, то он будет построен, несмотря на любые санкции и рестрикции, в том числе и экстерриториальные. Мы не знаем, сумеет ли и/или как быстро сумеет Вашингтон перевести европейские экономики в статус полуколоний и рынков сбыта, но на сегодняшний момент северо-западный (германский прежде всего) субконтинентальный европейский промышленный кластер ещё достаточно силён, чтобы просто так умереть.

А строительство «Северного потока — 2» — для него вопрос именно выживания, а не процветания: без неограниченного и постоянного доступа к источникам сравнительно дешёвой энергии крайне энергоёмкая местная промышленность просто окажется неконкурентоспособной и довольно быстро умрёт. И если в подобного рода ситуации Германия уступит давлению — она, по сути, объявит суицид своей собственной промышленности и промышленности своих соседей по Центральной Европе. И с ней просто перестанут иметь дело все значимые игроки.

Никто не хочет иметь дело с самоубийцами — они недоговороспособны и с ними невозможно планирование будущего.

К тому же он, этот «германский промышленный кластер», и для нас очень важен, и тут мы готовы быть с северо-западом Европейского субконтинента партнёрами: не будем лукавить, для нас это крайне интересный и традиционный рынок сбыта энергоносителей (да и не только, но в данном случае речь идёт именно о них). А значит, газ по «Северному потоку — 2» в обозначенные российским президентом сроки пойдёт в любом случае, — это, кстати, понимают даже в той самой Америке, которая с ним как бы воюет.

Вот только даже и это вовсе не значит, что европейская экономика не проиграет в приближающемся глобальном торговом и экономическом конфликте: как показывает опыт новейшего времени, без серьёзной опоры на национальные и суверенные политические структуры это задача малореалистичная. А вот сумеет ли современная Европа «отрастить себе суверенитет» взамен добровольно переданного в «атлантические структуры», хотя бы на уровне того же турецкого (кстати, весьма символично, что турки свои «потоки» реализовали довольно легко), — вопрос вполне себе актуальный.

Так что вот достроим Nord Stream 2 — и будем продолжать за ними внимательно наблюдать.

Потому как это она и есть — настоящая «большая игра»: крайне занимательное, но одновременно и смертельно опасное шоу. И это шоу, хочется нам того или нет, всё равно будет, простите за напоминание, «Must Go On». И очень хорошо, что уже не только мы, но и немцы, и те же австрийцы начинают это на собственной шкуре чувствовать и на самых разнообразных уровнях понимать.

Выбор читателя

Топ недели