Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Как поссорились Игорь Валерьевич с Владимиром Александровичем

20.02.2020 - 13:42   5 211

И к чему может привести конфликт Зеленского с Коломойским.

Многие расценили обыск в студии принадлежащего Коломойскому телеканала «1+1» как знак перехода конфликта между Зеленским и давшим ему путёвку в жизнь олигархом в открытую стадию.

Следственные мероприятия на «Плюсах» состоялись 5 февраля. Искали технику, на которой мог производиться монтаж скандально известных «плёнок Гончарука» — записи совещания правительства, на котором премьер-министр Алексей Гончарук заявил, что у Зеленского «примитивное понимание экономических процессов». (А откуда у него может быть другое понимание?)

После этого рейтинг правительства и президента Украины стал падать ещё быстрее. Принялись искать виновных в «утечке информации» и пришли на «1+1». Файл с «плёнками Гончарука» имел метку, свидетельствовавшую о его обработке на компьютере некоего Куксина. Журналист Евгений Куксин работает в выходящей на «Плюсах» программе расследований «Гроши», которую раньше готовил нардеп от «слуг народа» Александр Дубинский из группы, ориентированной на Коломойского. Круг замкнулся.

«1+1» — один из крупнейших каналов Украины. Устраивать на нём обыски не позволял себе раньше никто, хотя обрушивались с этого канала на многих. Даже Порошенко после того, как поругался с Коломойским, «Плюсы» трогать не решился. А вот как Зеленский осмелился дать санкцию на обыск?

Выглядит это как чёрная неблагодарность. В своё время Зеленский не ужился ни в КВН, ни на телеканале «Интер», и будущего президента вместе с его командой подобрал в 2012 году Коломойский. Когда Порошенко стал президентом и Коломойский пытался найти себе место в его команде, студия Зеленского стала выпускать продукцию в поддержку шоколадного олигарха. Потом в сеть попали записи разговоров, в которых Коломойский намекал, что использует команду Зеленского для дискредитации своих политических оппонентов. За всё это Зеленскому щедро платили. По слухам, идея его выдвижения на пост президента исходила опять-таки от Коломойского, который и сделал Зеленского президентом.

Однако мешать жить новоиспечённому лидеру олигарх начал очень быстро. Коломойский откровенно рассказывал о своём влиянии на новое правительство и объявил о возвращение себе «Приватбанка».

Дело в том, что Порошенко после конфликта с Коломойским перевёл под свой контроль ряд активов последнего, и самым ценным среди них был крупнейший банк Украины «Приват». После замены Порошенко на Зеленского попытки уголовного преследования Коломойского на Украине сошли на нет, но возвращать ему банк не торопились.

Вокруг власти сформировалось несколько кланов. Первый — набранные по непонятному принципу неизвестные молодые люди, получившие прозвище «соросята»; одного из них, Алексея Гончарука, поставили премьер-министром. Второй клан — выходцы из бизнес-империи Коломойского. Третий — друзья Зеленского, работавшие с ним в студии «Квартал 95». Роль «джокера» играет в этом конгломерате могущественный министр внутренних дел Арсен Аваков, имеющий собственную политическую команду.

«Соросята» добивались неукоснительного соблюдения Украиной требований МВФ и прочих наднациональных структур. И здесь их интересы вошли в противоречие с интересами Коломойского. МВФ поставил Украине ряд ультиматумов, и пока они приняты не будут, новых кредитов Киеву тоже не будет. От команды Зеленского требуют запрета на возвращение «Привата» прежним владельцам; распродажи земель сельскохозяйственного назначения по видом «свободного рынка»; отказа от регулирования цен на энергоносители. Коломойскому, имеющему интересы в самых разных сферах украинской экономики, всё это не по вкусу.

Почти одновременно с возникновением трений между Коломойским и «соросятами» ФБР США «неожиданно заметило» финансовые махинации олигарха в Америке и запустило против него расследование. В этом в Америке объединились даже противники, не поделившие между собой Украину.

Коломойский попытался выступить с публичной критикой МВФ, но Зеленский отказался его слушать. И тогда произошло нечто невообразимое. В ноябре 2019 года Коломойский дал интервью The New York Times, в котором заявил, что Украина должна развернуться лицом к России, хотя ему лично это и не нравится. Отношения между Коломойским и Зеленским начали портиться после этого ещё быстрее. Президент высказался в том духе, что международную политику определяет он, а не «какой-либо бизнесмен», а затем сказал, что поддерживает закон о запрете возвращения банков прежним владельцам.

Пытаясь спасти свой бизнес, Коломойский попытался перейти к закупкам для своих предприятий энергосырья в России, но на него начались нападки со стороны радикальных группировок и крупных украинских энергетических структур. На этом фоне организация скандала с «плёнками Гончарука» действительно могла быть Коломойскому на руку, и Зеленский дал команду заняться проверкой его причастности к скандалу.

Некоторые украинские журналисты высказывают предположение о том, что конфликт между Зеленским и Коломойским — всего лишь спектакль: мол, олигарх уже согласился отказаться от «Приватбанка» и ряда других активов в обмен на то, что ему позволят сохранить выведенные из банка средства.

Так или иначе, президент Зеленский, ещё недавно со слезами рассказывавший о недопустимости вмешательства государства в искусство и необходимости защиты русского языка, теперь стал ещё большим русофобом, чем его предшественник Порошенко. Осталось понять, чьи команды он теперь выполняет, рассорившись со своим прежним благодетелем.

А что касается Коломойского, то он, вполне вероятно, попытается предстать в новой обстановке выразителем интересов Юго-Востока, в частности поддержать те политические проекты, в которых можно опереться на мэров крупных промышленных городов Украины с преобладанием русского и русскоязычного населения.

Выбор читателя

Топ недели