Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Европа нуждается в газе

26.02.2020 - 17:29   2 160ЛЕКУХ Дмитрий

На самом деле, если так разобраться, министр экономики Германии Петер Альтмайер, чьё состоявшееся в конце минувшей недели выступление так все обсуждают, не сказал ничего особенно нового. Ну да. В Берлине действительно считают, что (даже с учётом достройки «Северного потока — 2» и работы в полную силу всех действующих трубопроводных мощностей, включая украинскую ГТС и польско-белорусский «Ямал — Европа») трубопроводного газа всё равно уже даже в среднесрочной исторической перспективе Европе будет явно недостаточно.

И как бы ещё не пришлось докупать русский же СПГ, который для северо-западного промышленного кластера банально выгодней, чем СПГ иных стран-конкурентов: тут и цена, и «привычный» химический состав ямальского топлива, и преимущества «арктического» сжижения.

И логистика, разумеется. Да и много ещё чего, включая традиционные деловые связи в энергетике, подразумевающие понятность и предсказуемость партнёра. Так что тут министр экономики Федеративной Республики Германия ничего нового не открыл.

Всё правда. Так уж всё как-то совершенно естественным образом сложилось: и истощение собственной добычи, в том числе совершенно катастрофическое, как на структурообразующем для Европы нидерландском месторождении Гронинген (окончательное закрытие уже перенесено с 2030 на 2022 год — там реально беда), на которое ещё совсем недавно приходилась (на секундочку!) шестая часть всей газодобычи в ЕС. Да и поставки из Норвегии, а также выходящей из ЕС Великобритании и далёкого жаркого Алжира тоже уже и официально прилично сокращаются, пусть и по разным причинам: где-то брексит с последующими разборками, где-то реальное истощение шельфа, где резкий рост внутреннего потребления, как в Алжире. Результат, по сути, один.

Весьма серьёзный разрыв между спросом и предложением. И сопутствующий ему вполне естественный дефицит. А если ко всей этой красоте добавить наложившийся на данную и без того, следует отметить, затейливую ситуацию на энергетических рынках Европы ещё и политико-экологический отказ от атомной и угольной генерации, то для европейской энергетики всё становится совсем весело и одновременно печально.

И в этой ситуации совершенно непонятно, зачем американским производителям СПГ так, до кровавых соплей, бодаться со своими же европейскими союзниками, всеми силами пытаясь выпилить с и без того скудеющей энергетической карты Европейского континента ещё и ничуть им не конкурентный «Северный поток — 2». Места при таких раскладах на этих дефицитных по вполне объективным причинам энергетических рынках реально хватит на всех. И даже российскому СПГ с Ямала ещё немного останется, не позволяя ему так уж сильно активничать на рынках Юго-Восточной Азии (хотя понятно, что всё это до поры, пока не запустят круглогодичную навигацию по восточному маршруту Северного морского пути, — но так или иначе). И зачем, если вокруг на рынке так много места, плечами-то конкурентов толкать? Или дело тут в отчаянной американской русофобии? Ну разумеется, нет.

Большой бизнес — вообще штука довольно строгая, там нет места сантиментам и фобиям из «публичной партийной политики». К тому же (очевидный факт) большой американский бизнес ничего против русских энергоносителей не имеет, с этим невозможно спорить. Достаточно вспомнить, что Россия в прошлом году официально становилась вторым по величине поставщиком энергоносителей непосредственно на территорию самих Штатов.

И если бы перед США стояла задача максимально навредить именно поставщику, начали бы точно с себя. Надо отдать должное: если надо, они это умеют.

Более того. В том же прошлом году русский СПГ с Ямала в буквальном смысле этого слова вышиб своих американских конкурентов с рынка какой-никакой, а одной из крупнейших экономик Европы (если интересно — Испании): эксперимент тем более чистый, потому что как раз на испанских энергетиков мы повлиять (как на немецких — через трубопроводы) не могли вот вообще примерно никак.

Но тут интересно даже не это: сверхчувствительные к подобного рода вещам американские масс-медиа по этому поводу даже не пикнули, и на испанцев вот вообще никто, ни из каких известных посольств после этого не пытался никакими «политическими методами» повлиять. А следовательно, и это в данном случае просто математически ясно, что целью наших общих с ЕС заокеанских, господи прости, партнёров являются вовсе не русские энергоносители: американские производители СПГ прекрасно, не хуже российского президента, который это прямо говорил, понимают, что места на европейских газовых рынках хватит примерно всем.

Только поставляй по относительно разумной цене. И целью тут является вовсе не американский СПГ на европейских газовых рынках, а исключительно европейские рынки вообще.

Тут всё просто. Естественных конкурентов у экономики Соединённых Штатов Америки на сегодняшний момент времени всего два — это Китайская Народная Республика и, простите, Европейский союз. Точнее, даже не весь ЕС, а исторически сложившийся северо-западный германоцентричный промышленный кластер, продукция которого является прямым конкурентом американским аналогам. И, справедливости ради, уделывает этих своих американских конкурентов по соотношению «качество — цена», простите, как бог черепаху: торговый дисбаланс в отношениях ЕС — США отнюдь не случаен, и природа его вполне аналогична дисбалансу в отношениях США — КНР. И Трамп совершенно справедливо с точки зрения интересов America first открыто собирается эту «вопиющую несправедливость» устранить.

А уж какими методами — тут на кого что американский бог соизволит послать.

Удешевлением (за счёт знаменитой уже налоговой реформы Трампа) себестоимости своей продукции, политическим давлением, недобросовестной конкуренцией, да хоть чучелом или тушкой! Короче, кому экстерриториальные санкции, кому медийный эффект от коронавируса — как кому повезло.

Какое там, извините, у германской (и европейской вообще) промышленности слабое звено?

А оно тут, на поверхности: слишком социальный, следовательно, дорогой рынок труда, компенсируемый высокой механизацией производства с очень-очень высокой энергоёмкостью на каждом этапе. И здесь очевидное конкурентное преимущество североевропейцев — доступ к фактически неограниченным энергетическим ресурсам по щадящим ценам. То есть в том числе к тому самому русскому трубопроводному газу — причём слово «трубопроводному» в этом словосочетании гораздо важней.

Тут дело исключительно в цене и надёжности поставок, а русский он, норвежский или алжирский — вообще, простите, фиолетово.

Да хоть марсианский! Его просто там тупо вообще не должно быть. И получается, что эта конкурентная война — она, в общем, по большому счёту идёт не с нами. Но вот только мы, к сожалению, не можем сказать, что это не наша война. Тут всё просто.

Если германский (будем называть вещи своими именами, хотя речь идёт, безусловно, о кооперации нескольких стран) промышленный кластер будет задавлен конкурентами, то мы лишимся надёжного, стабильного и традиционного для нас рынка сбыта отечественного энергетического сырья. И не только газа, кстати.

Поэтому, конечно (и тут нет никаких сомнений), тот же «Северный поток — 2» мы до конца года, скорее всего, запустим: нам самим нужен благополучный, успешный и стабильный покупатель нашей продукции. Это вполне естественно: процветание европейской промышленности вполне в русле наших, в том числе и корыстных, интересов. Другое дело, что было бы хорошо, если бы сам, допустим, министр экономики федеративной республики Петер Альтмайер не только говорил правильные слова о реальном положении дел на европейских энергетических рынках, но и предпринимал правильные и хоть сколько-нибудь реальные действия, а то просто слов уже мало. И Россия скоро устанет в одиночку браться за решение этих, в общем-то, как минимум наших общих проблем.

В конце концов, трубопровод «Сила Сибири» уже построен, заканчивается проектирование «Силы Сибири — 2». И, что не может не тревожить Европу, ресурсная база у «Силы Сибири — 2» (в девичестве — «западный маршрут», или проект газопровода «Алтай») с «северными потоками» общая — месторождения Ямала. Это первую «Силу» питала Восточная Сибирь.

И куда оттуда пойдут следующие газопроводы, можно только гадать.

Выбор читателя

Топ недели