Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Почему Италия просит Китай спасти её | Продолжение проекта «Русская Весна»

Почему Италия просит Китай спасти её

17.03.2020 - 14:434 284КОСЫРЕВ Дмитрий

Италия попросила помощи в борьбе с эпидемией — и получит ее — у Китая. А у кого же еще было просить? Кто в этом мире имеет полноценный опыт успешной борьбы с вирусом? Тысячи медиков с опытом и проверенными методами лечения, тысячи прочих людей, создававших карантинные барьеры и знающих, как это делается.
Китайский десант спасает Италию

Эта перемена случилась как-то незаметно: из первой жертвы эпидемии Китай стал первой страной, которая — это прозвучит слегка неуместно, но все-таки первой страной, которая от всего происшедшего одновременно и выигрывает. О масштабах выигрыша можно только гадать, но общая ситуация уже понятна.

Дело в том, что на прошлой неделе в городе Ухань было что-то вроде Дня победы. Туда приехал глава государства Си Цзиньпин и объявил, что худшее позади. Да это уже и так было видно: если заболевших все меньше, а вылечившихся все больше, то эпидемия идет на спад. Собственно, так цифры себя вели уже недели три назад, о чем мы писали. Новые зараженные скорее прибывают из-за рубежа, чем местного происхождения.

Си Цзиньпин приехал закрывать тот самый госпиталь, что построили за десять дней, — закрывать за ненадобностью, пациентов больше нет (на самом деле построили 16 таких медучреждений, и все уже закрыты). Он назвал медиков, местных и приехавших в город со всей страны, «прекраснейшими из ангелов» и «посланцами света и надежды», а также «самыми замечательными людьми новой эры». Понятно, что они — как и прочие жители города и двух карантинных провинций — вполне заслужили таких поэтических образов.

В стране подводят итоги беспрецедентных, да что там — просто свирепых мер по изоляции, включавших паралич жизни 58 миллионов людей только в одной провинции (население хорошей европейской страны). И иногда честно признают, что многое из сделанного было чрезмерным и ненужным. Но добавляют, что положительный эффект перевешивает. А кроме того, кто же мог сказать заранее, что надо делать? Работали исходя из худших вариантов.

Сегодня некоторые медики пытаются задним числом обозначить эти худшие варианты. Вот оценка медицинского исследователя Марка Липсича из Гарвардского университета: к сегодняшнему дню в Китае должно было быть — если бы ничего не делалось — до двух миллионов заболевших и 40 тысяч покойников. Тем более что вакцина лишь на горизонте, испытания целенаправленного препарата российско-китайского происхождения еще не закончены, то есть поначалу применяли лекарства общего действия.

Кстати, заодно получается, что китайские власти провели хорошую тренировку по части гражданской обороны. И теперь многие понимают, что начинать против этой страны бактериологическую войну — дело ненужное.

Главное же в том, что сегодня по части коронавируса самое безопасное в мире место — это Китай, а не те страны, где вируса якобы еще нет. Потому что в Китае научились для начала грамотно выявлять его, для продолжения — не давать распространяться, а также и лечить. И весь мир это знает.

Так Китай оказался в уникальном положении страны, способной — и желающей — оказать помощь всем, кто попросит (примерно как Россия, из которой в любой момент может стартовать команда МЧС, знающая, что делать в случае землетрясения или наводнения).

До десанта в Италию были такие же акции в Иране и Ираке, и теперь за эти страны опасений стало меньше. А еще были видеоконференции для специалистов из стран Евросоюза, АСЕАН, Шанхайской организации сотрудничества, Туркмении, Азербайджана и Грузии. На множество языков переводится уже седьмая, обновленная инструкция о том, что и в каких ситуациях медикам надо делать. Вдобавок Китай подарил 20 миллионов долларов Всемирной организации здравоохранения. И это только по государственной линии, помогают также частные структуры, а в Италии заметили и оценили активность добровольческих бригад из числа китайских эмигрантов.

Политическая реальность получается такая: если вы друг и партнер Китая, то можете рассчитывать на быструю квалифицированную помощь. Помогут и не совсем друзьям. И понятно, что это укрепило престиж и глобальный лидерский статус этой страны. Кстати, во время прежних эпидемий, начинавшихся не в Китае, никто таким «мировым МЧС» работать не пытался. И никто не приписывал вирусам и бактериям национальность, справедливо исходя из того, что у микроорганизмов нет национальности, в точности как у террористов.

Продолжая разговор об итогах эпидемии: есть еще экономическая реальность. В краткосрочной перспективе, конечно, мы видим спад промышленного производства на 13,5% за первые два месяца года. Но уже 90% закрытых раньше больших предприятий начали снова работать.

А вот дальше надо будет смотреть, как пойдет подъем. Дело в том, что эпидемия показала: без Китая и его производств мир не может. И вопрос в том, удастся ли США уговорить союзников «экономически отделиться» от Китая (а Америка это делает). Или случится более простой и очевидный вариант — все постараются как можно быстрее восстановить прерванные поставки, да еще и получить скидку по цене.

Пока что, похоже, сторонники обеих точек зрения говорят скорее о том, чего им очень хочется, а не о том, что случится на самом деле. А спад, который может произойти уже в других странах, и вовсе делает прогнозы сложным занятием.

Так что пока можно говорить лишь о том, что успешная борьба с эпидемией работает на Китай в долгосрочной перспективе. В самой стране это понимают и пытаются сформулировать какие-то общие положения на этот счет. Примерно так: какая политическая система показывает себя лучше в острых ситуациях — китайская или западная? Вывод очевиден…

И еще: ни одна страна не должна быть одинока в борьбе с глобальными вызовами (в том числе по части здоровья), но устанавливать доверие и сотрудничество между государствами и людьми надо до того, как приходит кризис. Эти мысли можно считать китайским вкладом в создание правильной философии международной жизни.