Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Скальпель для саудовского принца | Продолжение проекта «Русская Весна»

Скальпель для саудовского принца

04.04.2020 - 15:244 263ГАНЖА Андрей

Это «война нефтяных цен», начавшаяся 6 марта со срыва «сделки ОПЕК» о сокращении добычи нефти. И коронавирусное «карантинное безумие», начавшееся 11 марта, когда Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию Covid-19 в связи с распространением в мире вируса вирус SARS-CoV-2, или коронавируса.

Социальные психологи будущего (если у человечества есть будущее), еще будут изучать этот случай массового когнитивного искажения. Ведь это эталонная «генерализация частных случаев», когда качество единичных случаев переносятся на обширные их совокупности. Судите сами: «в сухом остатке», получается, что из-за факта смерти 0,00068% населения планеты, более 30% ее обитателей находятся в состоянии ограничения свободы и естественного права на собрания.

Это состояние, конечно, мечта любой власти, что коммунистической, что демократической, что тоталитарной. Или вы не заметили, что в последнее время из информационных лент исчезли сообщения о Гонконге и Синьцзян-Уйгурии? Пекин в восторге! История США доказывает, что «ралли-эффект» (rally «round the flag effect») всегда усиливает позиции действующего президента, что совсем не является лишним для Трампа в год выборов. Путин тоже стоит перед перспективой проблем, связанных с изменениями в Конституции РФ. И даже украинский президент под шумок карантина и «более девяти не собираться!» выкатил на свободный рынок украинскую сельскохозяйственную землю.

Но главный эффект «планетарного карантина» — это, все-таки, предоставленная элитам (что глобальной, что национальным) возможность проводить перезагрузку мировой экономики без опаски гражданского противодействия остального населения, участью которого определены инкубаторы болезнетворных бактерий (простите — медицинские маски), налепленные на рот и нос.

Базовые цели и ожидаемые результаты таких «перезагрузок» (у каждого своих) — это тема полного собрания сочинения, а не газетной статьи. Но текущее состояние процесса проще всего определить: «что-то пошло не так». Цена и спрос на ресурс упали настолько, что основные соперники в нефтяной войне, Россия и Саудовская Аравия, столкнулись с накатывающей волной зубодробительного бюджетного дефицита, а основной сценарист, уже видевший себя в качестве «арбитра противостояния» (США) — с реальной опасностью гибели целой и перспективной отрасли, сланцевой нефте-газодобычи.

Настолько реальным, что уже «два ведущих производителя сланца (Pioneer Natural Resources Co. и Parsley EnergyInc. — А.Г.) на самом горячем нефтяном месторождении Америки формально просят техасские регуляторы рассмотреть возможность сокращения добычи нефти в штате, поскольку отрасль борется с падающим спросом и падающими ценами.

Фантастика! Техасские нефтяники сами готовы снизить свою добычу: да ведь и Россия, и Сауды мечтали об этом с начала сланцевой революции в США!!! Но и у «мечтателей» дела не лучше: в России «цена отсечения», по которой в бюджет поступали нефтяные доходы, на 2020 году была определена в 42,4 доллара за баррель Urals, красная цена которому на 3 апреля — $29,4.

У Эр-Рияда своя беда: оптимальная цена на нефть для поддержки государственных расходов там составляет от 83-х до 95 долларов, и это при нынешних 33-х долларах за бочку Brent.

В таких условиях действия во имя повышения цены на нефть неизбежны: Трампу надо переизбираться, саудовскому принцу Мохаммеду бин Салману (МбС) — становиться королем, а Владимиру Московскому — менять конституцию. Лайт-вариант таких действий — переговоры и заявления. Это достаточно эффективный вариант: 2 апреля Трампу достаточно было заявить, что он «ожидает, что Саудовская Аравия и Россия достигнут соглашения в ближайшие несколько дней, чтобы положить конец их войне за цены на нефть», как стоимость Brent’а в течение торговой сессии подскочила на 21,2%.

Но есть и другой вариант, регионально-силовой. Договариваться — это долгое и дорогое лечение. Неподтвержденные заявления могут только усугубить абсцесс. Но остается вариант хирургического вмешательства. Остается только найти скальпель как инструмент вмешательства и клиента под этот инструмент. Россию с ее ядерной триадой никакими хирургическими инструментами не проймешь.

Королевство Саудовская Аравия — иное дело. В ночь на субботу 14 сентября прошлого года 10 беспилотных летательных аппаратов атаковали нефтяное месторождение Хураис и предприятие первичной очистки нефти на месторождении Абкаик, которые принадлежат саудовской государственной нефтяной компании SaudiAramco.

И уже в понедельник утром, при открытии торгов, стоимость нефти выросла на 20%. Выросла бы и больше, но тогда Трамп отреагировал моментально и разрешил распечатать нефтяные резервы страны. Дрон-атака была осуществлена йеменскими хуситами. Поэтому именно уже опытный Йемен кажется наиболее эффективным скальпелем для вразумления саудитов.

В стране уже второй десяток лет идет гражданская война между зейдитами (ответвление шиизма), они же «хуситы», и сторонниками президента Мансура Хади. 19 марта 2015 года на стороне Хади по инициативе и под командованием Саудовской Аравии выступила коалиция из 10 стран (100 000 военных и не менее 195 самолетов). Но бесштанные йеменцы в тобе (длинной рубахе до лодыжек) или футе (мужской юбке) смешны только на первый взгляд, поскольку джамбия (кривой кинжал) это обязательный элемент мужской одежды и пользоваться им мужчины очень даже умеют.

Как и автоматами, и даже более высокотехнологичным оружием. Поэтому они уже шестой год ведут полноценную войну с Саудовской Аравией, порой перенося военные действия на территорию Королевства. И претензий к Эр-Рияду у хуситов накопилось очень много. За спиной Йемена стоит Иран, основной противник Саудов в борьбе за региональное лидерство. А значит и Россия, пусть и ситуативный, но союзник Ирана на Ближнем Востоке.

Уже такого бэкграунда достаточно, чтобы рассматривать Йемен как перспективный «скальпель» для циркумцизии амбиций и желаний принца Мохаммеда бин Салмана, командующего антихуситской коалицией, наследного принца и будущего саудовского короля. И в последние дни, после некоторого затишья в начале года, ситуация в Йемене опять накаляется, причем по инициативе хуситов.

Более того, их лидер Сайед Абдель-Малик аль-Хути заявил, что арабско-саудовский альянс станет свидетелем «новых сюрпризов шестого года войны» и новых «передовых военных возможностей», а 28 марта хуситские беспилотные летательные аппараты «Саммад-3» и баллистические ракеты ближнего радиуса действия «Зульфикар» «с большой точностью нанесли удар по обозначенным целям в Эр-Рияде».

То есть под обстрелами уже столица королевства. А это может означать, что в случае, если уговоры Трампа окажутся безрезультатными, то ракетные удары хуситов станут более массированными и частыми.

А ведь «засели» йеменские шииты очень удачно: даже имеющиеся в их распоряжении ракеты могут представлять угрозу не только столице Саудовской Аравии и ее инфраструктуре, но и проливам Баб-эль-Мандеб (основной торговый путь из Индийского океана в Средиземное море) и даже Ормузскому, которым проходит 17,5% мирового нефтяного трафика. И если йеменцам-зейдитам с их опытом, ракетами и географическим положением позволят по-настоящему участвовать в нынешней «нефте-ценовой войне» в роли «пистолета в добавление к доброму слову», то цена на ресурс подскочит неизбежно.

Выбор читателя