Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Бороться против паники? Важнее – против бесшабашности

05.04.2020 - 1:033 147ТИМАКОВ Владимир

За один день, 3 апреля, от COVID-19 в мире умерло около шести тысяч человек. Это примерно столько же, сколько умирает за сутки на всей планете от туберкулёза, СПИДа и гриппа – трёх самых смертоносных инфекционных болезней, вместе взятых.

Несмотря на целую неделю самоизоляции, количество подхвативших новый коронавирус в России очень быстро растёт. Инфекционная кривая всё больше напоминает экспоненту. Прибавка по 15-20 % в день не внушает оптимизма.

Почему такое происходит? Да потому, что огромная часть наших соотечественников не понимает степень опасности и даже бравирует своим неверием. Многие воспринимают всё происходящее как гигантский спектакль, разыгранный некими враждебными силами. Маски и перчатки вызывают презрительную усмешку, сообщения СМИ – скепсис, ограничительные меры – раздражение. Миллионы россиян игнорируют призывы к самоизоляции, продолжают вести привычный образ жизни, ходят друг к другу в гости, отпускают детей играть со сверстниками.

В социальных сетях растиражировано немало успокоительных лозунгов коронаскептиков. «Коронавирус не страшнее обычной простуды», «пандемия паники из-за вируса-добряка», «от гриппа и СПИДа умирает намного больше, но никаких карантинов нет», «мы уже давно переболели этой вируснёй», «потеплеет, и сезонная вспышка пройдёт сама собой», – это цитаты из блогов и выступлений, собирающих миллионную аудиторию. Для тех, кто не хочет самоограничения и не понимает его причин, такие слова – как бальзам на рану. Укрепив свои надежды речами нескольких титулованных невежд (среди небольшой группы невероятно «хайпанувших» коронаскептиков есть врачи и даже доктора наук), люди искренне верят, что скоро всё прояснится, паника схлынет и мы дружно посмеёмся над чудаками, с перепугу запершимися в четырёх стенах.

Однако каждый наступивший день убеждает в обратном. Жертв от COVID-19 становится всё больше. Если на предыдущем этапе эпидемии, пока она локализовалась в Китае, от коронавируса умирало в среднем по 100 человек в день, то 30 марта случилось знаковое событие – новая инфекция унесла не менее 3 200 человек, то есть вышла на первое место в мире среди всех смертоносных инфекций, опередив туберкулёз и СПИД. А уже 3 апреля от COVID-19 умерло около шести тысяч человек. Это примерно столько же, сколько умирает на всей планете за сутки от туберкулёза, СПИДа и гриппа – трёх прежних призёров этого печального пьедестала.

А ведь такая высокая смертность достигнута при очень скромном ещё охвате населения – пока коронавирусом заражено чуть больше миллиона землян. Для сравнения – активная форма туберкулёза наблюдается у 10 с лишним миллионов, ВИЧ выявлен у 35 миллионов, гриппом болеет за год до 500 миллионов жителей Земли. Какую же трагическую жатву соберёт моровое поветрие, если разрастётся до масштабов гриппа?!

Поэтому колыбельные сказки о «вирусе-добряке», который «не опаснее обычной простуды», пора срочно сдать в утиль. Нам требуется решительным образом перестроить сознание. Бесшабашная русская удаль и укоренённое в нашей культуре презрение к опасности сослужат худую службу на этой незримой войне. Сегодня нужна совершенно иная тактика.

До сих пор и официальные СМИ, и значительная часть патриотической блогосферы боролись с паникёрами. Работал проверенный веками инстинкт: не допустить хаоса, успокоить сограждан, предотвратить тотальную скупку продуктов, избежать вспышек отчаяния и «чумных бунтов». Но паника панике рознь. Когда люди бросаются в бегство при штыковой атаке противника, они поступают как трусы и предатели. Когда же они бегут в убежища при авианалёте, да ещё тянут за руку соседа, они поступают оправданно и верно. Те же, кто продолжает как ни в чём не бывало разгуливать под вражескими бомбами, в лучшем случае напоминают самострелов, а в худшем – наводят самолёты противника на цель. Конечно, сегодняшняя ситуация с коронавирусом аналогична авианалёту, а вовсе не штыковой атаке.

Соглашусь, что посреди марта ходить в маске и избегать здороваться за руку для большинства русских регионов выглядело чрезмерной перестраховкой. Но кому от этого стало хуже? Такая «паника» работала только на пользу. Человек с защитными элементами одежды и поведения выступал как инструктор на учениях – сам заранее осваивал новые формы действий в условиях ЧС и рекламировал это вокруг.

А вот те, кто в апреле игнорирует меры безопасности, представляют реальную опасность не только для себя, но и для своих близких и для всего народа. Они могут гордиться тем, что не поддались панике, что их действия спокойны и хладнокровны. Беда только в том, что эти люди гордо и хладнокровно действуют на стороне противника, поскольку служат идеальным субстратом для распространения смертоносной болезни.

Когда в мире на 6 тысяч ежедневно умерших приходится 18 тысяч выздоровевших, надо забыть и расхолаживающую оценку летальности в два процента. Пока фактическая летальность на порядок выше. Зная, что происходит сейчас в Европе, Турции, США, не стоит утешать себя низкими цифрами по России. У нас занесённая эпидемия только-только начала распространяться и всё ещё впереди.

Нет никаких географических, генетических, демографических, медицинских и иных объективных причин, по которым наша страна застрахована от «итальянского» или «испанского» сценариев. Ничто не мешает вирусу уничтожить у нас столько же людей, сколько в Европе и даже больше. Преградой его шествию по России можем стать только мы сами. Всё зависит от нашей дисциплины, нашей способности соблюдать санитарные требования, нашей возможности временно прервать контакты, нашего умения «дезинфицировать» свою жизнь.

При этом самое уязвимое место перед лицом угрозы, наша ахилессова пята, – помянутая ещё Есениным русская бесшабашность. Пока одни сидят дома, другие спокойно гуляют, бегут из карантина, игнорируют симптомы заражения и разносят вирус дальше. Из-за этого конца-краю эпидемии не видать.

Сможем мы убедить их, что опасность реальна? Сможем ли мы заставить их выполнять карантинные меры? От этого полностью зависит не только срок снятия временного затвора, но, не побоюсь громких слов, – судьба России на ближайшие годы. Потому что для нашей страны проигранная из-за наплевательского отношения борьба с коронавирусом может стать равносильна проигранной войне.

Выбор читателя

Топ недели