Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
КНР, так или иначе, заплатит за коронавирус — South China Morning Post | Продолжение проекта «Русская Весна»

КНР, так или иначе, заплатит за коронавирус — South China Morning Post

18.05.2020 - 0:412 610БЕЛОВ Александр

Как и в случае с большим числом других катастроф в человеческой истории, пандемия коронавируса приведет к значительным изменениям геополитического расклада в мире. Основной вопрос заключается в том, выйдет ли Китай из этого процесса ослабшим или же он сможет окрепнуть в ходе противостояния с США, пишет Кэри Хуан в статье, опубликованной 17 мая в South China Morning Post.

Автор отмечает, что на данный момент, с экономической точки зрения, ситуация в Китае ожидаемо лучше, чем в любой другой крупной державе. В этом ничего удивительно, если учесть, что Пекин показал себя более подготовленным для ответа на вызов пандемии коронавируса, чем его конкуренты. И хотя темпы его экономики сократились больше, чем в ЕС и США — на 6,8% против 3,5% и 4,8% соответственно — во втором квартале нынешнего года в КНР ожидают быстрого восстановления прежней динамики. Ни ЕС, ни США, став после Китая основными очагами пандемии, не могут ожидать того же.

По оценкам Международного валютного фонда, в этом году мировая экономика сократится на 3%, что станет самым серьезным спадом со времен Великой депрессии 1930-х годов. По прогнозам организации, из трех крупнейших экономик мира ЕС сократится на 7,5%, США — на 5,9%, а Китай — на 1,2%. В большинстве других крупных стран с развитой экономикой также наблюдается резкий спад: на 9,1% в Италии, 6,5% в Великобритании и 5,2% в Японии.

ВВП Китая в прошлом году составил $14 трлн — две трети от американского в $21 трлн. Однако вспышка коронавируса сократит этот разрыв. В 2019 году годовой показатель роста Китая превысил американский на 3,8%. В нынешнем же году, как ожидается, эта разница составит 7,1%. Кроме того, в прошлом году реальный рост ВВП в США составил 2,3%, а в Китае — 6,1%. Иными словами, если эти тенденции сохранятся, две страны достигнут паритета в течение следующего десятилетия, то есть намного раньше прежних прогнозов.

Тем не менее есть большое «если». После пандемии Пекин столкнется с неопределенностью и вызовами в масштабах, неизвестных коммунистической стране с тех пор, как в 1970-х годах он встал на путь принятия глобального капитализма. Пандемия в сочетании с обострением конкуренции с США совпала с замедлением китайской экономики, которое продолжается уже на протяжении десятилетия. Спад ускорился с тех пор, как Дональд Трамп начал свою торговую войну с Китаем в 2018 году.

В 2019 году в КНР зарегистрированы самые низкие темпы экономического роста с 1990 года, который составил 6,1%. В этом же году, если учесть продолжающуюся торговую и технологическую войну с США, этот показатель может сократиться еще сильнее и без пандемии. Несмотря на частичную торговую сделку, достигнутую в январе, США не отменяют свои карательные пошлины, введенные почти на две трети китайского экспорта. В результате средние американские пошлины на китайские товары остаются на уровне 19,3% по сравнению с примерно 3%, которые были до начала торговой войны.

Если пандемия не решит судьбу китайской экономики, это сделает геополитика после завершения кризиса. Пекин окажется в совершенно ином мире, в котором ключевую роль будут играть стремление стран к экономическому разъединению, споры о происхождении вируса и требования компенсации США и других стран. Из-за вспышки коронавируса американские власти стали активнее принимать меры по отделению своей экономики от Китая, разрывая с ним и технологические связи.

Примеру США последовали их верные союзники, такие как Великобритания, Германия, Франция, Япония, Канада, Австралия и Новая Зеландия. Кроме того, США, ЕС и Япония планируют выманить свои компании из Китая.

Вирус также вызвал обеспокоенность среди развитых стран и западных свободных демократий по поводу их экономических связей с Китаем. Срыв производства в Китае на ранней стадии вспышки обнажил риски в глобальной цепочке поставок. Это также выявило чрезмерную зависимость Запада от китайских медикаментов и других стратегических товаров. Учитывая глубину интеграции, процесс разъединения может оказаться дорогостоящим и болезненным. Геополитика всегда превалирует над экономикой в любом важном решении, которое имеет стратегическое значение. Проблема для Китая заключается в том, что его стремительный экономический рост основан на его интеграции в мировую экономику и принятии международного порядка.

Тем не менее стагнация рыночных реформ в Китае за последнее десятилетие обострила его торговые споры с Западом. Например, стремление Пекина сформировать партийно-государственную систему капитализма и стало причиной развязанной Трампом торговой войны и требований Запада к изменению Китая. Если после пандемии экономическое разъединение Китая и Запада наберет обороты в эпоху посткоронавируса, история впечатляющего экономического роста КНР придет к концу.

Пандемия может усугубить существующую геополитическую динамику. Пекин использует два своих главных достижения — эффективность сдерживания вируса и оказание медицинской помощи другим странам — для усиления своей мягкой силы и укрепления своих позиций в конкуренции с США за глобальное влияние.

Тем не менее выбранный Пекином курс дал обратный эффект. Уже и без того хрупкие отношения Китая с США и их союзниками резко обострились. Глобальная кампания под руководством США по привлечению Пекина к ответственности за пандемию была встречена с сочувствием не только руководителями целого ряда стран, но и основными СМИ и общественным мнением.

Например, ответственность за пандемию на Китай возложили в ЕС, в докладе которого Пекин обвиняется в дезинформационной кампании, а также в разведывательном союзе Австралии, Новой Зеландии, Великобритании, Канады и США — Five Eyes, в котором уверены, что КНР несет ответственность за распространение вируса. В США опросы общественного мнения показывают, что большинство людей согласны с этим.

Более того, Вашингтон начал глобальную кампанию требования возмещения убытков за пандемию со стороны Китая. И хотя с юридической точки зрения такие шаги, скорее всего, обречены на провал, они нанесут ущерб международной репутации Китая и его влиянию на мировой арене. Стремясь заставить Китай заплатить за коронавирус, Трамп пригрозил дальнейшими торговыми санкциями. Между тем в ФРГ говорят о том, что Пекин должен заплатить около $160 млрд, Нигерия хочет $200 млрд, тогда как британское консервативное аналитическое учреждение «Общество Генри Джексона» указало на то, что Большая семерка могла бы получить с Китая $4 трлн.

Учитывая быстрое ухудшение его отношений со странами развитого Запада, которые являются его наиболее важными деловыми партнерами, Китай может ожидать менее благоприятная, если не откровенно враждебная, обстановка в мире после завершения пандемии. Глобальное влияние как Китая, так и США сойдет на нет в этом странном новом мире. Но ущерб будет вызван не только или даже главным образом — пандемией. Напротив, лишь себя самих смогут винить Пекин и Вашингтон, пошедшие на эскалацию конфронтации, которая только и чревата их взаимным уничтожением.

Выбор читателя

Топ недели