Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Общественное безумие на ровном месте не возникает

Сто лет назад у нас уже ставили на колени «бывших людей» — представителей ранее привилегированных классов. Классовая борьба, конечно же, отличается от расовой, но инструменты у них одни и те же.

Любое безумие имеет объективные причины. Генетические, травматические, инфекционные и т. д. То же самое и с общественным безумием. На ровном месте оно не возникает. Я сейчас о происходящем в Америке. Нет, не о мирных протестах, которые хорошо понятны. А о связанном с ними психозе. Очень часто слышу негодующие вопросы: «А с чего вы беспокоитесь о том, что происходит в Америке (Франции, Германии, Украине и т. д.)? Занимайтесь Россией, у вас своих проблем куча».

Они, конечно, кажутся мне смешными: никто, случаем, не требует у всех вокруг в «свободном мире» забыть о русских, которые то никого не интересуют, то выбирают американских президентов? Но важнее то, что вопросы эти методологически неграмотны: все познается в сравнении, и опыт других важен для понимания самих себя. Иногда фарс — это прививка от трагедии.

История рабства и дискриминации негров ужасна и отвратительна. Аукается она Америке до сих пор. Конечно, вместо Джорджа Флойда могли убить и белого (аналогичный случай был и никаких протестов не вызвал). Тут нет смысла обсуждать, было ли это преднамеренным убийством или убийством по неосторожности — вполне возможно, что у Флойда начал развиваться сердечный приступ еще до того, как за ним пришли: в этом случае, дышать он действительно не мог, и не из-за того, что его душили.

Нет смысла и обсуждать его прошлое, которое симпатий вызвать не может. Так или иначе, этот случай стал катализатором протеста, почва у которого куда глубже повода. Сводить его только к козням против Трампа тоже не получается, хотя рыбку в мутной воде, как обычно, ловит кто угодно — от демократов до мародеров.

Самое главное, что бросается в глаза со стороны — это бессмысленность протестов. Я говорю исключительно о содержательной их части. И в этом смысле в самый раз сравнить их с украинскими времен Майдана и с нашими, отечественными. У тех и других были достаточно серьезные поводы, но поводы эти лишь сигнализировали о наличии более серьезных проблем. Решились ли эти проблемы с помощью протестов? В случае с Украиной — очевидным образом лишь усугубились. Могут ли протесты помочь решению проблем? Очевидно, да.

Именно благодаря им было покончено с расовой дискриминацией и массой других унизительных несправедливостей по всему миру. В то же время именно протесты привели к куда большим несправедливостям — как в случае с нашей Октябрьской революцией, «революцией достоинства» или «арабской весной».

В чем же разница? Мне представляется, что осмысленный протест отличается от бессмысленного наличием какой-то дорожной карты. Если цель протеста — не «шатать режим» (как правило, игра с нулевой суммой), а добиться удовлетворения справедливых и законных требований. Чего пытаются добиться сегодня в Америке — непонятно. Я читаю большое количество материалов на эту тему — и от людей, поддерживающих протесты, особенно внимательно. Пишут они в основном о том, в каком угнетенном положении находятся афроамериканцы. Но в угнетенном положении находятся и белые — а учитывая, что белых в Америке намного больше, то и намного больше белых угнетены. Не хотелось бы, чтобы это выглядело демагогией: я лишь о том, что степень человеческого страдания от сравнений не преувеличивается и не преуменьшается.

Этот тезис решил опровергнуть историк Марк Солонин. Подобного шедевра расистской мерзости в исполнении вменяемого человека я и представить себе не мог. Вот что он пишет: «Белые люди, за счет собственных сил и средств, часто рискуя жизнью (шторма, крокодилы, змеи, комарики с вирусом во рту), вывезли много-много негров из Африки в самую лучшую (да-да!) страну мира. Сейчас потомки вывезенных живут — В СРАВНЕНИИ С ТЕМИ, КТО ОСТАЛСЯ В АФРИКЕ — как в раю. И белые даже не требуют с афроамериканцев деньги за перевоз! Чего ж вам боле? P. S. Да, негры в США работали. Много, тяжело и за миску еды. НО — оставшихся в Африке (к счастью для нашего рассуждения и к несчастью для них самих) было очень много, они все эти сотни лет много, тяжело (и часто впроголодь) работали. Результат? В Америке — США, а в Африке — Габон. Где лучше — понятно. А почему? Может быть, потому, что белые в США добавили к труду плантационных рабов что-то еще, более ценное и даже уникальное?».

Интересна риторика, основанная на апологии добавленной стоимости: цель оправдывает средства. Самое комичное, что этот интеллектуал хорошо известен высказываниями вроде «Красная Армия никого не могла освободить — по определению. Потому что она не смогла освободить даже саму себя, свою страну и своих детей. Она всего лишь расширяла зону колхозов и зону ГУЛАГа». То есть ГУЛАГ советский — это плохо, а ГУЛАГ американский — это очень хорошо. Это уж дилемма не трусов и крестика, а крестика и шмайссера. К труду заключенных Освенцима и Дахау эсэсовцы тоже добавляли свое, уникальное.

Фашизм — это идеология превосходства. Белого, желтого или черного — совершенно неважно. Идеология превосходства вырастает из унижений, ее функция — чисто компенсаторная. Описывается этот психологический механизм понятием ресентимента. Очень хорошо об этом написала врач и блогер Анна Кочарян в своем тексте, посвященном парадоксам расовых проблем: «Люди довольно просто устроены и ненавидят тех, кто не похож на них. Так как бороться с первобытными инстинктами в популяции довольно сложно, приходится компенсировать борьбой с историческим прошлым и его проявлениями в настоящем».

Обратной можно назвать идеологию самоуничижения. Сейчас в Америке продолжается флешмоб покаяния: в Массачусетсе — в знак солидарности с протестующими — начальник полиции ложится вместе с ними лицом вниз с руками за спиной в позе задержанного, белые полицейские проводят омовение ног чернокожим, а городской совет Миннеаполиса принимает решение распустить департамент полиции. Я нисколько не хочу преуменьшить значение солидарности или иронизировать над ней. Хочу лишь обратить внимание на опасность превращения благородных порывов в кампанейщину. Преклонение колена, над которым сейчас так часто смеются у нас, в американских культурных кодах означает не покорность или извинения, а протест. Но от желания встать с колен до желания поставить на колени других — один шаг. Мы уже видели это в республиках бывшего СССР.

В прошлой колонке я вспомнил о маккартизме и подумал: не слишком ли?.. И сразу получил ответ: в разгар «протестных» погромов сценариста и продюсера «Закона и порядка» Крейга Гора уволили за фотографию на пороге своего дома с оружием в руках и обещанием защищать свою частную собственность от мародеров. А спортивный журналист Грант Нейпир потерял работу, когда на провокационный вопрос, что он думает о движении BLM («Жизни черных важны»), ответил: «Все жизни важны… все до единой!!!». «Прямо по Оруэллу: «Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие».

Почему же все это кажется актуальным и для нас? Да потому что сто лет назад у нас уже ставили на колени «бывших людей» — представителей ранее привилегированных классов. Классовая борьба, конечно же, отличается от расовой, но инструменты у них одни и те же. А сейчас у прогрессивных интеллигентов в моде идея заставить «потомков палачей» каяться перед «потомками жертв» — каковыми они, разумеется, считают себя, хотя и у них палачей среди предков хоть отбавляй. Надо сказать, подобная идея была модной и в перестройку — тогда покаяния требовали от сотрудничавших с советской властью. Повелся на это один человек — В. В. Познер. А кому еще было каяться, если в главных демократах оказались высокопоставленные коммунисты? Я в таких случаях только и вспоминаю, как Коровьев подбивал поэта Бездомного хором кричать «Караул!».

Покаяние и покаянщина — две большие разницы, как говорят в Одессе. Главное — не перепутать.

Выбор читателя

Топ недели