Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Власть улицы. Украинские политические силы обзаводятся собственными армиями и боевиками

09.07.2020 - 14:272 607ТАЛОВА Ольга

Осенью в Украине после региональных выборов все эксперты предрекают политический кризис, который активно готовят оппозиционные политические партии. А залог успеха — контроль над улицей.

В этой связи в стране резко вырос спрос на партийных штурмовиков. Сегодня каждая уважающая себя политсила обязательно обзаводится собственной ЧВК, и неважно, как она называется: «Азов», «С-14» или «Патриоты — за жизнь». И горячее дыхание возможного путча и необходимость проведения и защиты уличных акций и митингов вызвали к жизни уличные проекты. Параллельно в парламент зашел закон, легализующий в Украине частные военные компании. Авторы документа — депутаты партии «Слуга народа». В частности, Василевская-Смаглюк утверждает, что закон разработан для того, чтобы высокопрофессиональные военные спецы, появившиеся в Украине за годы АТО, могли «в дальнейшем применять свои специальные навыки и умения».

На самом деле, речь идет о легализации атошников под государственной крышей. У Зеленского надеются, что если «героев» хорошо кормить и трудоустроить, то эту «собаку» можно приручить и она не перегрызет горло лично им. В официальном статусе боевых группировок заинтересованы, прежде всего, олигархи, контролирующие политические партии. Раньше всех это понял министр МВД Аваков: личные боевые отряды, созданные им почти сразу после переворота — залог политического долгожительства Арсена Борисовича. Аваков давно проводит политику трудоустройства людей с оружием, батальонов, которые не являются частью МВД или Нацгвардии, но имеют разветвленную сеть и тренировочные лагеря. Кстати, именно главный силовик и лоббирует принятие закона о ЧВК в Раде.

Напомним, что радикалы были ударной силой Майдана в 2014 году, по этой причине после майдана пойти на разрыв с ними власти не могли по политическим мотивам. Тех, кто слишком вольно себя чувствовал, как Сашко Билый, убили, а других приручили. С того времени их деятельность протекает при плотной опеке спецслужб. Одних курирует МВД, других — СБУ, третьих — посольство США.

Это джинн, которого выпустили из бутылки. Да и Запад особо не старался загнать полувоенные формирования обратно. Они выполняли роль устрашающей силы и служили опорой военно-полицейскому режиму Порошенко. Но для видимости кураторы Украины призывали убрать радикалов с улицы. Тот же экс-представитель США по Донбассу Курт Волкер не раз заявлял, что власть Украины должна отказаться от поддержки ультраправой идеологии. «Экстремальные взгляды, фашизм, расизм не должны иметь место. Мне кажется, важно этим проявлениям сопротивляться. Важно, чтобы сами лидеры Украины это тоже осуждали», — подчеркивали и в посольстве США. Но палец о палец не ударяли, чтобы власти отказались от смычки с радикалами.

«На сегодняшний день количество различных незаконных силовых группировок может достигать десятки тысяч. Так, например, только „Правый сектор“ раскололся на три группировки, и его бывшие руководители не имеют никакого контроля над деятельностью сателлитов. Много появляется и абсолютно новых радикальных организаций, и этот процесс будет только усиливаться по мере накала ситуации в украинском обществе. А градус напряжения поднимается: он связан с социальными потрясениями, массовым обнищанием, падением экономики из-за пандемии, продажей земли, медицинской и образовательной реформой», — прокомментировал формирование и укрепление «фрайкоров» политолог Руслан Бортник.

Источники в радикальных кругах рассказывают, что в последнее время спрос на боевиков растет, их структуры крепнут, обзаводятся своими базами и тренировочными лагерями. Они получают необходимое финансирование, экипировку и снаряжение: кто от государства, кто от политических лидеров, кто от олигархов. В большинстве своем они структурированы в четкую военную иерархию, натренированы в противостояниях с правоохранителями и прошли выучку на Донбассе. Имеется постоянный состав, стоящий на денежном довольствии, и привлекаемый для участия в конкретных акциях контингент.

Но главным отличием ситуации от 2014 года стало нарушение монополии националистов на проведение силовых акций. «Нациков» выталкивают, их место занимают ветераны АТО или сторонники оппозиционных партий, ориентированных не на электорат Галичины, а на электорат Юго-востока. Как говорится, «старикам здесь не место», оттого и тают силы Тягнибока, Яроша и Корчинского, ставших пионерами фрайкоровского движения.

Весьма условно украинских радикалов можно разделить на несколько групп. А именно «Галицкие радикалы», объединенные Тягнибоком вокруг партии «Свобода». Они имеют разветвленную сеть региональных организаций по типу С14 и структуры «Сокол» для воспитания молодежи на бандеровских традициях.

Еще одна группа — это радикалы, вышедшие из недр УНА-УНСО. Наиболее известные из них Дмитрий Ярош (основатель «Правого сектора») и Дмитрий Корчинский (партия «Братство»), из-за разногласий создавшие собственные структуры. Ультранационалист Ярош возглавляет сейчас движение под названием «Государственническая инициатива Яроша», в ее состав входят бойцы-добровольцы, волонтеры и общественные активисты, объединившиеся «перед возможностью реванша пророссийских сил». А батальон Корчинского «Святая Мария» — первый взвод, который перешел под флаги МВД. Официально — «братки Корчинского» как бы защищают территорию, стоят на блокпостах, ходят в разведку и выполняют боевые задачи. Неофициально — выполняют на улицах политические заказы вождей. Часто этих радикалов нанимают для выполнения рейдерских операций или для закошмаривания политических оппонентов. Именно они, к слову, угрожали расстрелять чемпиона мира, боксера Усика за поддержку УПЦ МП.

«Украинские националисты редко ходят в боксерские спортзалы, они чаще ходят на стрельбище. Могу сказать вам по собственному опыту: пуля, выпущенная из автомата Калашникова, летит быстрее, чем кулак любого боксера», — написал Корчинский (кстати, его организация официально запрещена в РФ). В Украине же «братков» крышует СБУ: во время президентства Петра Порошенко группировка Дмитрия Корчинского непосредственно взаимодействовала со службой безопасности, возглавляемой соратником Порошенко — Василием Грицаком. Кроме того, во времена Порошенко существовала практика, по которой известные активисты находились на негласном содержании у приближенных к власти бизнесменов. Того же Корчинского с давних пор связывают теплые отношения с бывшим мэром Киева Леонидом Черновецким, чей сын Степан Черновецкий в последнее время проявляет активность на столичном поле и поддерживает лидера «Удара», мэра Киева Кличко в его политических устремлениях. Кстати, в свое время группировка Корчинского устраивала уличные акции против предшественника Черновецкого на посту мэра — Александра Омельченко. А сам Черновецкий немало приложил усилия к тому, чтобы вытащить из СИЗО побратимов лидера «Братства».

К группе ультраправых также можно отнести боевую организацию «Тризуб» имени Бандеры. В ноябре—декабре 2013 года «Тризуб» послужил костяком сформировавшегося во время Евромайдана объединения праворадикальных организаций «Правый сектор». Да и сейчас «Тризуб» имеет спортивные и военные лагеря на западе Украины. При правильной организации и подпитке (как в 2013-м) вполне «может повторить». Тем более, у бандеровцев есть опыт захвата административных зданий и столкновений с правоохранителями.

На данный момент радикалов-бандеровцев окучивает партия Порошенко. Сближаться открыто они опасаются, но «тризубовцы» уже были замечены в массовке сторонников экс-главкома возле судов и прокуратуры. Порошенко делает ставку на опробованные методы и людей: его группа поддержки — патологические русофобы, националисты, радикалы, сторонники «единой нации», мовы и веры, противники «кремлевского реванша». Правда, «мужское силовое начало» разбавлено (говорят, что по совету Ирины Геращенко) «женским батальоном». Его возглавляет активистка Маруся Зверобой, откровенно посылающая Зеленского по известному адресу и угрожавшая ему физической расправой. В Раде эти идеи ретранслирует ее подруга, нардеп от «ЕС» София Федына. Совсем недавно активистки зажигали шины под Офисом президента, грудями защищая бывшего главкома. А также организовали информационную атаку против «зрадника» с противным антисемитстским душком, угрожали жене и детям Зеленского.

По слухам, «девичий батальон» Порошенко тесно связан с еще одной радикальной группировкой — «Демократическая сокира». Они известны своей проевропейской и русофобской политикой, сотрудничают с «Украинской Галицкой партией» — для координации своей работы в «сопротивлении российскому реваншу». Структура известна своими антироссийскими акциями: проводили альтернативные марши в день Победы («Последний орк»), высмеивали смерть певца Иосифа Кобзона и провели «митинг траура» под посольством РФ в Киеве, куда принесли порванные баяны. Издевались над смертью руководителя ДНР Александра Захарченко: активисты «Демсокиры» принесли под посольство России жареных кур, напоминая о бизнесе Захарченко до начала войны. Но наиболее эффективно «сокировцы» участвовали в маршах за легализацию оружия и право на самооборону под названием «Марш 11%». Чувствуете, куда ветер дует?

Также партия «Демократична Сокира» является одним из инициаторов и организаторов ряда акций под названием «Нет капитуляции!», которые начались в октябре 2019 года с подачи Порошенко и Ко. Активисты протестовали против имплементации Минска-2, требовали импичмента Коломойскому, уничтожения «пятой колонны Кремля» и т. п. Собственно говоря, радикалы не скрывают своей связки с Порошенко и активно сотрудничают с бывшим главволонтером, экс-советником МО Юрием Бирюковым. Так что с вопросами силовой подготовки и обеспечения оружием проблем быть не должно. Тем более, что у Демсокиры есть ячейки во всех крупных городах, и это не только Львов, но и Киев, и Житомир, и Днепр, и Одесса, и Чернигов. Сам Порошенко, вызывая «Сокиру» на свои акции протеста, сигнализирует о готовности действовать по беспределу.

В активе бывшего Главкома также группировка Евгения Карася С-14. Организация «вышла из шинели» ВО «Свобода», а ее лидер Евгений Карась был помощником нардепа от ультраправой силы Андрея Ильенко. На выборах в Киевсовет в мае 2014 года Карась также баллотировался от партии Тягнибока. Во время Майдана Евгений Карась был одним из комендантов здания Киеврады. В одном из интервью он сообщил о захвате в плен сотрудников милиции. Члены организации участвовали в столкновениях 18 февраля с «Беркутом» в центре Киева, после чего несколько дней прятались в канадском посольстве. Карася и его побратимов обвиняли в пытках людей на майдане и убийствах правоохранителей, однако после переворота и реабилитации, все дела против радикалов были закрыты, а С-14 стала неофициальны отрядом СБУ. Но самое громкое дело, где фигурируют члены С14, — убийство писателя и журналиста Олеся Бузины. Дело до сих пор не раскрыто, а убийцы (Полищук и Медведько) не просто гуляют на свободе, но еще и трудоустроены в Министерство по делам ветеранов.

В общем, нет никаких сомнений в том, что С-14 готовы не только к провокациям, силовым стычкам, но и к убийствам оппонентов. Благо, рука набита и «крыша» есть. Да и с финансированием все в порядке: боевиков на довольствии содержит государство: деньги на структуры Карася окольными путями поступают через министерства (например, молодежи и спорта). К слову, сейчас националистов Карася хотят стать официальной силовой структурой при Киевской городской госадминистрации, передав ей функции «муниципальной стражи». Надо же как-то «отформатировать» будущие зондер-команды. Он открыто заявляют, что их главная задача — «воспитывать» сепаров, помогать ветеранам АТО, учить молодежь патриотизму. В свою «силовую секту» они затягивают многих молодых людей — под предлогом борьбы с «титушками», «московским патриархатом» (С-14 участвует в войне против УПЦ МП на стороне томосеков) и «5 колонной Кремля». Так что у бывшего президента есть силовая опора для возможного путча: националисты, безбашенные радикалы, бандеровцы, ультраправые. Все они вооружены и опасны, все имели опыт участия в перевороте, готовы убивать за деньги и «национальную идею».

Несколько иная ситуация у министра МВД Авакова. Его «частные армии» — это способ не нападения, а защиты, возможность сохраняться при власти. У Авакова монополия на применение силы, ведь под его рукой находится не только Нацгвардия в 60 тыс штыков, имеющая правоохранительные функции и оснащение от бронетехники до военной авиации, но и боевые дружины, и частные отряды охраны. Так, недавно СМИ разоблачили существование под крылом полиции отделов военизированной охраны «Безопасность жизни», существование которой вообще противоречило закону. А под крылом полиции в регионах продолжают действовать «муниципальные стражи», которые позволяют себе перманентно блокировать здания горсоветов, не пускать активистов и журналистов, участвовать в силовых столкновениях с местными предпринимателями, проявляя чрезмерную жестокость с использованием спецсредств в адрес оппонентов. Готовые фрайкоры, одним словом. Впрочем, главной ударной силой главы МВД были и остаются — батальон «Азов» и «Нацкорпус» Андрея Билецкого. Это они «подавляли беспорядки» в Новых Санжарах, куда прилетел борт с первыми жертвами коронавируса, а бойцы «Азова» валяли по полу советника СНБО и личного друга президента — Сергея Сивохо, инициировавшего национальную платформу примирения и единства с Донбассом. По сути, уже тогда кулаком «Азова» Аваков ткнул в лицо Зеленскому, показав у кого тут сила. Сам президент Зеленский несколько раз пытался ослабить главу МВД и вывести из его подчинения Нацгвардию. Но этот проект закона так и не был рассмотрен правоохранительным комитетом парламента под руководством Монастырского, человека Авакова. В итоге, у нынешнего гаранта нет вообще никакого «бронежилета», хотя на Банковой предпринимали попытки создания «боевого отряда» слуг народа. Однако, создать штурмовиков из свадебных фотографов и собачьих парикмахеров у зе-команды не вышло. Поэтому и приходится прятаться за спину Авакова и считаться с его позицией…

А пока силовые крылья вырастают за спиной у многих противников Зеленского. Например, активизировались на этой ниве «соросята». Поняли, что прошло время медийной дискредитации и за кормушку придется бороться не с помощью СМИ и посольства США, а собственными ручками, с зажатыми в них битами, ножами и автоматами. На роль главного силовика сорос-движения выбран бывший правосек-убийца Сергей Стерненко. Святослав Вакарчук оказался слишком хрупким для такого проекта и вышел из игры. А вот Стерненко готов защищать интересы Сороса, Пинчука и Ульяны Супрун. Кстати, экс-глава Минздрава лично сопровождает бывшего одесского правосека на все акции протеста против «репрессий» (СБУ все же вручила подозрение убийце) и вместе с ним распевает матерные частушки в стиле «мусора сосут». Трется рядом с нью-силовиком и соросенок из «СН», депутат Гео Лерос, помогая делать из радикала нового кумира активистов и еврооптимистов. За имиджем Стерненко лично следит посольство США: это их идея напялить на вчерашнего уличного босяка очки и деловой костюм, обеспечить юридическое прикрытие, выстроить поддержку.

«Умелый оратор, грамотно формулирующий свои мысли, — в конце концов, сейчас Стерненко изучает международное право в Киевском институте международных отношений — в суде он сменил привычную для его знакомых футболку на солидный пиджак и очки», — вот как описывает погромщика ВВС.

На Порошенко и его штурмовиков в посольств США в Киеве не сильно рассчитывают — после пленок разговоров с Байденом, экс-главком пока поставлен на паузу. Зато доллары вливают в Стерненко, который в случае чего, станет во главе уличной борьбы против Зеленского. Опыта правосеку не занимать. В списке его подвигов торговля наркотиками, подозрение в убийстве «сепара», организация уличных акций в Одессе против «русского мира», снос памятников, погромы, причастность к делу «Дома профсоюзов». Это последний актив Пинчука, тем более, что на осень запланированы уличные бои, аккурат под местные выборы. Лерос, Вакарчук, Арахамия для уличных стычек не годятся. Пришлось срочно отмывать от крови одесского патриота и снабжать его сторонников оружием и деньгами. Уличные акции в поддержку Стерненко отличались голосовым и шумовым изобилием, на них приходило несколько сотен молодых и накачанных бойцов. В общем, готовый лидер, молодой Ярош.

Сам Стерненко не отрицает, что еще перед прошлогодними парламентскими выборами ему предлагали пойти в Верховную Раду — он отказывается конкретизировать, от какой именно партии поступали такие предложения. А соцсети полнятся прогнозами: суд над Сергеем Стерненко только повысил его узнаваемость и популярность, а значит, открыл ему прямую дорогу на выборы. Нет сомнений, что все акции протеста с участием ССС (Сергей Стерненко и Сорос) будут тщательно освещаться масс-медиа олигарха Пинчука. Как только подозреваемому в убийстве правосеку вынесут «несправедливый приговор» начнется раскачка ситуации, по примеру той, что была на майдане, когда активисты отбивали у правоохранителей своих «мирных побратимов», опрокидывая автозаки и громя отделения МВД.

Но это, так сказать, деления и размножения в праворадикальном лагере. А что же на «обратной стороне Луны»? Лето 2020 принесло сюрпризы в том смысле, что улицу начали захватывать противники майдановцев. Речь идет, конечно же, о первом боевом опыте партии Шария. Монополия патриотов на уличные акции была нарушена активистами из партии блогера.

17 июня Украина смогла наблюдать как сторонники Шария гоняли по улицам и поливали слезоточивым газом бойцов «Азова». Действие получилось зрелищным, а рейтинги партии Шария, за которым, по слухам, стоит олигарх Коломойский, резко пошли вверх. Особенно в Киеве и Одессе. В общем, появились уличные конкуренты у банд Порошенко, Сороса и Авакова. Громкие протесты против выступлений Шария со стороны партий «ПЕС» и «Голос» только подтвердили тот факт, что Шарий попал в точку. А значит, и дальше будут раскручивать проект «стенка на стенку», демонстрируя условным антимайдановцам то, чего они ждали 6 лет: поддержку и защиту от нациков. А после того, как сторонников партии Шария жестоко избили в Житомире, Полтаве, Виннице, Харькове, Херсоне, лидер поручил областным штабам сформировать план защиты от нападений, в офисах установили сигнальные кнопки вызова охраны, а активисты вооружились травматическим оружием для защиты. Отряд самообороны? Безусловно. И этих отрядов будет становиться все больше — в условиях правового беспредела и бесконтрольного расползания оружия. Да и у Игоря Коломойского хватит денег на содержание «частной армии» Шария. Тем более, что в случае победы, прибыль они разделят на политическую и экономическую Шарию — место в Раде, олигарху — банки и заводы и земля.

Но при этом главным оппонентом Шария станет ОПЗЖ, а не радикалы — ведь это на территорию оппо-платформы залез блогер, невыгодно оттеняя пассивность и договорняки ОПЗЖ с властями всех мастей.

Так что сейчас Илья Кива и Виктор Медведчук вступили в борьбу за антимайданный электорат с Шарием. Совсем неслучайно сразу после первого крупного уличного успеха партии блогера, нардеп от оппозиции, бывший советник Авакова Илья Кива срочно создал общественную организацию «Патриоты — за жизнь». В ее уставных документах организации кроме Ильи Кивы значится депутат Виктор Черный — почетный член Федерации боевого самбо Украины, руководитель охранной компании, которого уже называют правой рукой Кивы. По информации ряда СМИ, в движение рекрутируют спортсменов из клубов боевых искусств. Кроме того, пишут о том, что в организацию вошли работники охранных фирм «Витязь» и «Б24». Безусловно, силовой блок ОПЗЖ нужен партии, чтобы защищаться от нападок радикалов, которые регулярно громят то офис Медведчука, то расстреливают его телеканалы. Однако, мотив борьбы за улицу все же превалирует… И первые пробные стычки уже состоялись в Ровенской области между бойцами Кивы и активистами «Нацкорпуса».

Курс на развитие оппозиционной «самобороны» подтвердил и один из лидеров ОПЗЖ Вадим Рабинович. Он заявил, что партия будет создавать собственное силовое крыло для отражения атак националистов.

«Я вижу два варианта развития событий: либо власть наведет порядок на улицах, либо мы должны осознать, что ждать спасения нам не от кого, и самим организовывать народные дружины самообороны от этих бандитов. А запугивать и убивать нас по одному мы не дадим!» — заявил политик в эфире 112 канала.

Однако, силовое крыло ОПЗЖ, как было сказано выше, нужно не только для защиты своих. Пригодится оно и для переманивания в ряды оппозиции конкурентов из числа сторонников Шария. Сейчас их фактически ставят перед несложным выбором: «топить» за блогера, который давно живет в ЕС или поддержать «реальную оппозицию» в лице Кивы-Медведчука, находящихся в Украине и отстаивающих права Юго-Востока и сближение с Россией.

Парадоксально, но системы защиты нет только у Зеленского. Значит, он и есть самое слабое звено в этой системе штурмовых отрядов. Ведь все эти ЧВК и уличные бои — разминка перед местными выборами, которые грозят плавно перейти в новый переворот. Мобильные фрайкоры приходят на смену привычным партийным конструкциям, а это значит, война вместо выборов. Причем, на всех фронтах.

Выбор читателя

Топ недели