Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Перспектива Карабаха и Армении в борьбе между Россией и Турцией

26.10.2020 - 11:55   1 584ЗАПОЛЬСКИС Александр

Начавшиеся в конце сентября 2020 года бои на карабахском фронте, особенно после прорыва его южного участка войсками Азербайджана, активизировали вопрос дальнейшей судьбы региона. Понятно, что Пашинян войну проиграл, сейчас уже вопрос о мире и о новом формате Карабаха.

Очевидно — вспышка насилия там произошла не сама собой. Ответственность лежит даже не на Баку, официально возвращающем контроль над своей территорией, оккупированной Ереваном. Инициатором событий является Турция, приступившая к реализации стратегического плана восстановления Большого Турана в границах, максимально приближенных к очертаниям Османской империи.

Происходящее в Карабахе — лишь шаг на пути, причем не самый главный. Определяющим в нынешних событиях стало серьезное изменение геополитического баланса. Сочетающего в себе четыре фактора.

Первый — ослабление мировой гегемонии США. Масштаба которой на относительно эффективное давление в Европе еще как-то хватает, а на удержание контроля над Кавказом, Ближним Востоком и Средней Азией — уже нет. Второй — нежелание, да и неспособность заполнения геополитического вакуума со стороны Китая.

Третий — отделение Турции от политической системы коллективного Запада, и ее постепенное превращение в оппонента США. Не столько по ее собственной инициативе, сколько ввиду явных ошибок американской дипломатии, но сути дела это не меняет.

Турецкая элита осознала простой факт — дальше выживать она должна самостоятельно. И единственным способом достижения этого является построение собственного сильного государства, доминирующего как минимум в регионе. А для этого надо расти, активно проникая всюду, куда только позволяют условия.

Четвертый — наметившаяся неспособность России эффективно проецировать силу на регион, вроде как входящий в зону ее геополитических интересов. По крайней мере, ряд региональных источников ситуацию трактуют именно так. В наметившемся конфликте интересов на предстоящих неизбежных переговорах турецкая позиция явно сильнее российской.

В некотором смысле это похоже на правду. Нравится это кому или нет, но Москва и Анкара являются центрами глобальной интеграции, формирующими государства имперского типа. Между ними находится территория, всегда являющаяся спорной, статус которой определяется не местным положением дел, а исключительно балансом сил между империями.

И конкретно сейчас он складывается не в пользу России. Баку желает дружить и сближаться с Анкарой, а Ереван стремится обхитрить Москву и сбежать «на Запад», который тоже полагает возможным обмануть. Геополитически Турция имеет, что предложить буферным странам, тогда как идея Русского мира там воспринимается, мягко скажем, скептически.

На первый взгляд, все это верно. Однако список турецких преимуществ солидно выглядит только на сиюминутный взгляд. Ибо в долгосрочной перспективе расклад имеет существенно иной смысл.

Заберет ли Турция себе Азербайджан? А если и да, то России с того какая печаль? Турецкая стратегия построения империи принципиально отличается от нашей. Россия присоединяемые территории стремится укреплять, усиливать и развивать, тем самым увеличивая совокупную мощь государства. Тогда как турки, еще на этапе заката Османского проекта, и особенно в нынешние времена, реализуют принципиально иной подход — власть через раздробленность.

Тут самое время вспомнить пример с «Исламским государством» (организация, запрещенная в РФ) в Ираке и Сирии. Оно формировалось не через прямую оккупацию новых территорий туменами «черных бармалеев». Местные правящие элиты лишь присягали лидеру исламистских радикалистов на верность, соглашались принимать его верховных надзирателей и платить установленные налоги. В остальном структура управления на местах оставалась прежней.

Более того, прежними оставались и местные конфликты. Тогда как сил для их решения у всех оказывалось меньше, так как часть ресурсов (как денег, так и людей) теперь уходила «в центр».

Иными словами, присоединяемые территории слабели, попадая в зависимость от силы центра, выступавшего эдакой последней гирей на весах, определяющей итоговый результат. Причем, собственный вес этой гири не обязательно должен был абсолютно превосходить всех прочих. Наоборот, для сохранения контроля вполне хватало и относительно небольшого значения.

С другой стороны, невозможность формирования и содержания в центре силы, по масштабу абсолютно превосходящей совокупный размер силовых элементов местных баев, вынуждает центр постепенно еще больше ослаблять периферию. В том числе через периодическое обострение законсервированных локальных конфликтов. Чтобы местному руководству не пришла в голову «плохая мысль» объединиться против столицы.

Так вот, Турция сегодня свою имперскую модель строит по аналогичной схеме. А все озвучиваемые преимущества турецкой переговорной позиции из нее только вытекают.

Что не нравится местным элитам в российском варианте? Кардинальное ограничение Москвой местных властных полномочий, с введением безусловного верховенства формальных норм и правил. Определяемых, опять же, исключительно Москвой. Да, с механизмом взаимодействия. Да, с системой учета взглядов и пожеланий. Но все равно с полным исключением малейшей возможности к сепаратизму и многовекторности на местах. Не говоря уже про сохранение байства.

Исключения, конечно, бывают. Система не идеальна. Но в целом хорошо видно, как на протяжении вот уже более десятка лет она улучшается, оптимизируется и укрепляется. Оставляя местным элитам лишь ограниченный круг чисто местных задач. Да еще периодически строго спрашивая с них за результат.

То есть вхождение под российскую «шапку Мономаха» означает утрату местными царьками своего верховного статуса до уровня подчиненного руководителя местного уровня. В любой момент которого Москва может снять. А то и вообще посадить. В то время как турки предлагают всего лишь «дружить домами». Да еще «уважение выказывают», статус признают, подарки дарят, местные проблемы «решить» готовность выражают.

Так что непривлекательность Русского мира в Закавказье неудивительна. Как, впрочем, на всем постсоветском пространстве. Местным элитам дружба с Турцией кажется выгоднее хотя бы по причине возможности получить сразу «три в одном».

И России «фигу показать», и собственный статус как бы повысить (ишь, целая Турция, член НАТО и региональный лидер подарки с уважением привозит), и дополнительные возможности (включая некоторые деньги) получить, и, что самое главное, ничем за все обретенные плюшки не заплатить. В особенности собственной властью.

Вот оно и кажется, что турецкая позиция в регионе значительно сильнее. Но так дело выглядит только тогда, если не просчитывать будущее. А вот если просчитывать, то оказывается, что турки там сейчас за нас делают нашу работу. Причем совершенно бесплатно.

Клан Алиева уже сегодня сталкивается с последствиями появления в Азербайджане сирийских и ливийских «бармалеев». Они хоть и «зеленые», т. е. как бы умеренные и даже в чем-то чуточку демократичные, но их исламистского радикализма это нисколько не умаляет.

Кроме того, они исповедуют откровенно кочевую психологию, где воин стоит всегда выше оседлого крестьянина, а кочевой воин — главнее местного, что автоматически дает им право на грабежи всего, что приглянулось. Азербайджанскому спецназу уже пришлось в ряде мест проводить среди «бармалеев» групповую воспитательную работу с использованием стрелкового оружия.

Дальше дело пойдет еще веселее. Даже в случае полной победы Баку в Карабахской войне. Сильный и самостоятельный Азербайджан не нужен Турции и как сам по себе, и, тем более, в качестве коридора в Среднюю Азию, на которую у Эрдогана также большие планы. В том числе и потому, что вакуум геополитического влияния там, по сути, аналогичен Закавказью.

Тем самым турки неизбежно объяснят азербайджанской элите пределы ее самостоятельности. Как это они обычно делают, с довольно быстрым переходом от уважительного подношения подарков к чванливому «родной, а ну ходь сюды, быстро».

Случится такое не сегодня. И даже не завтра. Но произойдет неизбежно почти сразу, как только турецкая правящая элита для себя решит, что закрепилась в регионе достаточно надежно. Менталитет такой. С этим ничего не поделаешь.

И вот тогда условия Русского мира заиграют совсем другими красками. Куда как более привлекательными для местных. Кто не согласен, прежде чем озвучивать возражения, рекомендую почитать историю. Именно такой сценарий в регионе срабатывал уже дважды.

Первый раз, когда Закавказье, с большим удовольствием, пошло под руку Русского Царя, второй — когда еще быстрее помчалось вступать в СССР. Нет ни малейших оснований полагать, что к середине нынешнего века события пойдут как-то принципиально иначе. А то и быстрее. Сегодня вообще все происходит сильно быстрее.

Кстати, все описанное Армении касается в еще большей степени. В отличие от Азербайджана, она оказывается совсем в окружении. Либо очень «нейтральном», в лице Грузии, либо вообще прямо враждебном.

Да еще когда враг в разы превосходит в военном отношении и еще больше — в ресурсном. У Баку есть Турция, плюс Иран, пусть и с оговорками. Плюс Каспий. Тогда как у Еревана нет ничего. Даже по линии ОДКБ. Грузия и Иран воздушное пространство для российских военных грузов закрыли. А без этого какая может прийти помощь? Ради спасения Армении, Россия на военное вторжение в Грузию не пойдет. Оно ей зачем?

Евросоюз и Соединенные Штаты оказать помощь армянам также не желают. Да и не могут. По тем же самым причинам. Воевать с Турцией они не начинают по куда более важному для них вопросу нефтегазовых запасов Восточного Средиземноморья. Тем более наивно ожидать подобного ради какого-то там Пашиняна.

Надеяться, что Баку госграницу не нарушит, не стоит. Нет, подобные интересы у Азербайджана, безусловно, отсутствуют. Однако исламское переформатирование сопредельной территории, тем более только что победившей в принципиальной для местных войне, совершенно неизбежно.

Так что трения будут. Грузинам их придется учитывать. Что неизбежно выльется в расширение разных ограничений на «армянский транзит». Военный — точно. Не исключено что и на гражданский. Например, для желающих ехать на заработки в РФ.

В общем, уровень местной жизни начнет падать. И на уровне простого обывателя, и на уровне правящих элит. Везде и всегда подобное сопровождается активизацией всяких разных «сторонников альтернативного пути». Нередко даже откровенно радикального.

В той же Белоруссии существуют деятели, полагающие наилучшим выходом обращение ее в католичество с целью последующего объединения с католической же Польшей. Нет, конечно, тема армянской резни 1915 года забыта точно не будет. Но формат неизбежного вассалитета более чем возможен. Особенно когда больше деваться окажется некуда.

Кстати говоря, не стоит думать, что армяно-азербайджанские события никак не касаются Грузии. В регионе с растущим имперским влиянием под раздачу, вызванную изменением геополитического баланса, попадают все без исключения. А тут еще и последствия эпидемии коронавируса убили важнейший доходный сектор национальной экономики — туризм.

Русские ездить перестали. Европейцы ездить перестали. Китайцы ездить даже не думали начинать. Остается или умирать или… переформатироваться по турецкому образцу, переориентируясь на арабские страны. Что неизбежно потянет за собой не только людей, но и взгляды, конфликты культур, традиций, а также появление других внутренних линий напряжения. Приводящих местные элиты к уже упомянутому выше состоянию «эй, ты, суда иди».

Что для Тбилиси, что для Еревана, процесс будет очень болезненным. Потому что затронет наиболее чувствительную часть национального самосознания — самомнение, сильно завышенное как в СССР, так и после его распада. Но когда, фигурально выражаясь, есть станет нечего, и ничего светлого в перспективе не останется, отношение местных к правилам Русского мира тоже переменится в лучшую сторону.

Прошу заметить, без малейших силовых действий с российской стороны. Правильное осознание, какой выбор, из реально имеющихся, для них однозначно лучше, до местных дойдет само. Со всеми вытекающими последствиям.

Причем именно рыхлость структуры восточной имперской конструкции тут будет играть в нашу пользу. За рыхлую периферию турки станут драться, только если будут ощущать уверенность в гарантии достижения победы относительно малой кровью и в короткие сроки. И точно не станут, если не будут. Что говорит о необязательности последующего перераспределения контроля над регионом непременно через еще одну русско-турецкую войну. Хотя и не исключает ее полностью.

Словом, нет между Москвой и Анкарой сегодня в Закавказье никаких принципиальных проблем. Кстати, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков об этом точно так и сказал. Глубочайший потенциал сотрудничества с Турцией у России есть, а проблем нет. Что до сиюминутных разногласий, то они невелики и за пределы чисто рабочих не выходят.

Звучит цинично? Да. Но не стоит забывать, что этот мир возник не вчера и закончится не завтра. Жизнь, она долгая. Поспешность в ней хороша только при ловле блох.

Выбор читателя

Топ недели