Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Foreign Policy: Байден должен ответить на вызов РФ самым жёстким образом

16.11.2020 - 16:15   4 827БЕЛОВ Александр

Вступив в должность президента США, Джо Байден столкнется с необходимостью решать большое число проблем, начиная с пандемии COVID-19 и ее последствий для экономики. Во внешней же политике первоочередными задачами в списке дел нового главы Белого дома будет противодействие Китаю, а также восстановление и укрепление альянсов, сильно пострадавших за время правления нынешнего президента. Среди приоритетных задач в этом списке Байдена также должно быть нахождение способов ответа на вызов России и ее президента Владимира Путина, пишет бывший помощник государственного секретаря по вопросам демократии, прав человека и труда Дэвид Крамер в статье, вышедшей 13 ноября в The Foreign Policy.

Крамер уверен, что возглавляемая Путиным Россия представляет «реальную угрозу для США и других стран Запада, соседей России и его собственного народа». Байден, кажется, понимает это. В связи с чем он стал целью российского вмешательства в выборы 2020 года, включая кампанию дезинформации, связанную с Россией, которая была разработана, чтобы очернить его и его сына Хантера.

В этом году Байден указывал на то, что США «для противостояния российской агрессии» должны «поддержать военный потенциал [НАТО] на высоком уровне, а также расширять его способность противостоять нетрадиционным угрозам, таким как коррупция, дезинформация и киберхищение».

«Мы должны сделать так, чтобы Россия заплатила реальную цену за нарушение международных норм, а также поддержать российское гражданское общество, которое снова и снова мужественно сопротивлялось клептократической авторитарной системе президента Владимира Путина», — написал он.
В интервью программе «60 минут» телеканала CBS News Байден отметил до выборов, что считает Россию «самой большой угрозой для Америки прямо сейчас с точки зрения разрушения нашей безопасности и наших альянсов».

Подобные инстинкты «здоровы», указывает Крамер, и Байден, вероятно, будет назначать чиновников, мыслящих по вопросу путинской России таким же образом. И всё же находятся некоторые, кто призывает к обратному. Например, те, кто подписал открытое письмо в Politico, выступая за «переосмысление» политики США в отношении России и предлагая вести «серьезный и устойчивый стратегический диалог, направленный на устранение более глубоких источников недоверия и враждебности и в то же время сосредоточенный на крупных и неотложных проблемах безопасности, с которыми сталкиваются обе страны».

Не следует заблуждаться относительно источников недоверия и враждебности в отношениях между США и Россией. Так, Путин «пришел к власти после четырех подозрительных терактов, произошедших в России осенью 1999 года, в результате которых погибло около 300 граждан страны». Находясь у власти, он развернул «жестокую военную кампанию в Чечне, в ходе которой погибли десятки тысяч человек» и, в конечном счете, «на пост главы Чечни был поставлен Рамзан Кадыров, один из самых жестоких региональных лидеров в мире».

Под руководством Путина Россия «вторглась в соседнюю Грузию в 2008 году и на Украину в 2014 году». Она незаконно «аннексировала Крым», а также продолжает «оккупацию» других территорий в этих странах, а также в Приднестровье в Молдавии. Путин «несет полную ответственность за уничтожение» в 2014 году рейса MH17 компании Malaysia Airlines над восточной Украиной, в результате чего погибли все находившиеся на борту 298 человек. Он поддерживает «авторитарных лидеров-единомышленников», включая президента Белоруссии Александра Лукашенко, президента Сирии Башара Асада и президента Венесуэлы Николаса Мадуро. По некоторой информации, российские силы «платили награды за головы» американских солдат в Афганистане. Более того, в разгар пандемии COVID-19 российские хакеры начали атаки с помощью программ-вымогателей на больницы и медицинские исследовательские учреждения США.

Путин больше заинтересован в том, чтобы изображать США в качестве величайшего врага России — оправдывая тем самым «свой репрессивный контроль внутри страны», — чем заниматься улучшением двусторонних отношений. Он возлагает ответственность за акции протеста против его правления в России и за организацию протестных движениях в соседних странах на Вашингтон. Путин считает демократические системы правления «угрозой авторитарной, клептократической системе», с помощью которой он управляет в России. Он не только не желает добра США, но, в сущности, стремится нанести урон им и их союзникам.

Несколько прошлых администраций США испытывали искушение попытаться наладить отношения с Россией. Известно, что бывший президент Джордж Буш — младший сказал после первой встречи с российским лидером в 2001 году, что заглянул в душу Путина. Ближе к концу своего второго срока Буш попытался наладить отношения с Путиным, но затем Путин «вторгся» в Грузию. Бывший президент Барак Обама пытался «перезагрузить» отношения с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым, но Путин «вторгся» на Украину во время второго срока Обамы. Президент Дональд Трамп пробовал вести личную дипломатию с Путиным, и теперь можно сказать, что отношения между США и Россией находятся на самой низкой отметке за десятилетия.

Проблема в Путине. Он просто не заинтересован в каком-либо переосмыслении американо-российских отношений, если это не связано с капитуляцией со стороны Вашингтона. Пока Путин остается у власти, нет смысла тратить драгоценное время и силы американских президента и дипломатов на попытки улучшить американо-российские отношения.

Однако есть одно исключение: контроль над вооружениями, где Соединенные Штаты и Россия взаимно заинтересованы в продлении нового соглашения о СНВ, срок действия которого истекает в феврале следующего года. Точно так же, как США смогли подписать несколько соглашений о контроле над вооружениями с Советским Союзом, когда эти две страны были соперниками во время холодной войны, Вашингтон сегодня может найти общий язык с Москвой, рассматривая путинскую Россию как угрозу практически по всем остальным вопросам. Ни одна из стран не хочет и не может позволить себе участвовать в дорогостоящей дестабилизирующей гонке вооружений.

В вопросе России администрации Байдена было бы разумно извлечь уроки из ошибок предыдущих администраций в отношениях с этой страной. Ущерб, который «Путин нанес на периферии России и за ее пределами», требует серьезного отпора со стороны Запада, и Соединенные Штаты должны возглавить эти усилия, тесно сотрудничая с союзниками в Европе и других странах. По сути, администрация Байдена должна разработать политику сдерживания России.

Первый шаг в такой политике сдерживания требует, чтобы Соединенные Штаты относились к своим союзникам как к союзникам, а не как к кому-то, кому можно вставлять палки в колеса. Хотя между союзниками могут быть разногласия, Европейский союз и Германия не представляют угрозы для Соединенных Штатов, что бы о них ни думал Трамп. Борьба между Соединенными Штатами и их европейскими друзьями расширяет пространство для маневра Путина, а также дает ему возможность эксплуатировать имеющиеся разногласия.

Вашингтон может категорически не соглашаться с Берлином по поводу газопровода «Северный поток — 2», но администрация США не должна относиться к канцлеру Германии Ангеле Меркель, одному из ключевых лидеров, сохраняющих единство ЕС, так же, как она относится к Путину. Противодействие Путину будет намного эффективнее, если Соединенные Штаты и Европа будут сотрудничать теснее.

Слишком часто Вашингтон, кажется, хочет лучших отношений с Москвой, чем Москва хочет с Вашингтоном. Из-за этого США часто создают впечатление отчаяния и слабости тогда, когда им следует подождать, пока Россия не станет серьезно относиться к конструктивному решению проблем. Этот день может наступить очень нескоро, но именно Россия нуждается в Западе больше, чем наоборот. Трамп неоднократно говорил, как было бы здорово, если бы они с Путиным поладили. Для кого? Байдену следует сопротивляться индивидуализации отношений, как Трамп пытался с Путиным, а Обама пытался с Медведевым. Ничего хорошего из этого не выйдет.

Администрация Байдена должна помнить о том, чтобы не смешивать российский режим и Путина с российским народом в целом. Путин «проводит политику и действия, которые приносят пользу ему и его коррумпированному кругу, а не населению России». В то время как Путин «считает США врагом», только 3% граждан России разделили это мнение в начале этого года, согласно опросу Левада-центра (хотя этот процент необъяснимым образом вырос до 70 процентов в более позднем исследовании).

Цель Байдена, как он сам ее описывал, заключается в том, чтобы «Россия заплатила реальную цену за нарушение международных норм», а также в том, чтобы «поддержать российское гражданское общество». Это свидетельствует о его готовности проводить давно назревшую политику, основанную на принципах и ценностях.

Учитывая «ужасающий послужной список» России в области прав человека, администрация Байдена должна решительным образом использовать «закон Магнитского», предусматривающий наказание российских чиновников за грубые нарушения прав человека. Список жертв «путинского режима», который жестоко расправляется с теми, кого считает своими врагами, велик. Он «включает в себя» убийство или отравление в России или на Западе бывших шпионов Александра Литвиненко и Сергея Скрипаля, журналистки Анны Политковской и лидеров оппозиции Бориса Немцова, Владимира Кара-Мурзы и Алексея Навального.

Хотя ЕС недавно ввел санкции в отношении нескольких российских чиновников, подозреваемых в причастности к отравлению Навального, например, Соединенные Штаты ничего не сделали по этому делу, а Трамп не сказал ничего. Байден должен четко осудить эти действия и наложить санкции. Игнорирование злоупотреблений Путина только воодушевляет его.

Байдену не следует прислушиваться к призывам ослабить или снять санкции в отношении России до тех пор, пока Путин не выведет российские войска с Украины, включая Крым. Байдену также следует применять санкции и меры противодействия российскому хакерству и троллингу. Вместо того, чтобы ослаблять санкции, он должен периодически их наращивать — в идеале одновременно с ЕС — и ясно давать понять, что такие меры будут продолжаться до тех пор, пока Путин не изменит свое поведение.

Байден также должен отвергнуть любые советы «продать» соседей России, например, исключить членство в НАТО Украины или Грузии. Вашингтон должен уважать стремление жителей этих стран присоединиться к евроатлантическому сообществу. Граждане стран Прибалтики, вступивших в НАТО в 2004 году, лучше спят по ночам, зная, что у них есть гарантии безопасности альянса, защищающие их «от агрессии Путина». Народы Грузии и Украины должны иметь то же право. В противном случае НАТО предоставит России-де-факто право вето в отношении заинтересованности стран в присоединении к евроатлантическим институтам — и даже поощрит Путина к дальнейшему территориальному расширению, чтобы заблокировать устремления других стран.

Байден должен лично показать свою поддержку. Ни Обама, ни Трамп не посетили Украину или Грузию во время своего правления, чтобы продемонстрировать поддержку США на самом высоком уровне этих «молодых демократий». Байден бывал в обеих странах много раз, и он во время своего турне по Европе должен посетить и эти страны. Инвестирование в успех этих стран — хороший способ укрепить их защиту от Москвы. Он также должен безоговорочно поддерживать народ Белоруссии в его борьбе против Лукашенко.

Наконец, Соединенные Штаты должны прекратить подпитывать коррупцию в России. Коррупция — «самый гнусный и успешный экспортный товар» Путина, и Запад жадно импортирует его. Отрадно видеть, как Байден подчеркивает необходимость «бороться с эгоизмом, конфликтами интересов, темными деньгами и ранжированной коррупцией, которые служат узким, частным или иностранным интересам и подрывают демократию» в США. Отказ от грязных российских денег, которые находятся в безопасности финансовой системы и рынка недвижимости США, и устранение их анонимности станет сильным сигналом того, что в городе появился новый шериф.

Вашингтону нет необходимости переосмысливать, перезагружать отношения с Россией или делать в адрес Москвы какие-либо реверансы. Точный анализ и политика сдерживания — лучший способ справиться с угрозой, исходящей от путинской России. У Байдена здоровые инстинкты. Остается надеяться, что он и его администрация будут их придерживаться.

Выбор читателя

Топ недели