На Украине окончательно искореняют русский язык

08.12.2020 - 16:43   5 724ДРУЗЬ Игорь

3 октября одесский окружной административный суд отменил статус русского как регионального языка в Одесской области. Еще раньше — в сентябре 2020 года — его региональный статус отменили в Одессе. И это все при том, что в данном регионе огромное большинство людей — русскоязычные, и их права на родную речь попраны вопиющим образом. Нет никаких сомнений, что говорить о неких «независимых решениях судебной власти» на Украине не приходится, и потому все это скандальное безобразие явно творится при полной поддержке центральной киевской власти.

А в конце ноября уполномоченный по защите государственного языка Тарас Креминь заявил, что региональный статус русского нужно отменить везде.

Короче говоря, несмотря на предвыборные обещания поддержки русскоязычных, Зеленский взялся за искоренение своего родного русского языка еще круче, чем Порошенко (для которого русский тоже родной). Еще с 1 сентября 2020 года на Украине было фактически ликвидировано образование на русском языке (оно в небольшом объеме теперь возможно только в младших классах школ), а с 16 ноября — запрещен русский язык в сфере торговли и услуг.

На Украине сейчас наличествует двуязычие, когда даже бабушка из глухого галицкого села прекрасно знает русский, хотя и украинскую речь понимает большинство населения. Господствующим языком на Украине при этом все равно продолжает оставаться русский. Практически вся верхушка Украины русскоязычна и относится к украинскому с плохо скрываемым (а иногда и с нескрываемым) презрением. Для нее «мова» — это только политический инструмент «государственного строительства». Однако на этой территории вести серьезные деловые, или политические переговоры на украинском категорически не принято, хотя все его понимают. Это означает позиционировать себя, используя жаргон верхушки Украины, «лохом», или фанатиком, или глупым провинциалом.

В дорогих ресторанах Киева даже персонал презирает украиноязычных и всячески третирует их. И даже «свидомые» галичане в этих случаях обычно переходят на русский. Хотя галичан и вообще националистов в высоких политических и финансовых сферах Украины почти нет — их, правда, множество в культуре и образовании, но и то при полном контроле за ними со стороны русскоязычных космополитов.

Кроме того, украинцы почти всегда пользуются русскоязычным Интернетом. Так, согласно недавнему исследованию, проведенному Центром контент-анализа движения «Простір свободи», только 16% записей украинских пользователей в соцсетях сделаны по-украински. А 84% записей — на русском. Правда, неверно думать, что раз записи и запросы почти все делаются на украинском, то и украиноязычных там всего 16%. На самом деле с отделением Крыма и Донбасса уже больше половины населения пользуются украинским (обычно в варианте суржика), чем русским. А записи и запросы на русском они делают по той простой причине, что в Рунете информации неизмеримо больше, чем на «мове», потому и запись на русском языке дает намного больший эффект.

Однако и думать о том, что все украиноязычные являются «свидомыми», тоже смешно. На сегодня это язык более бедных и маловлиятельных слоев населения, а также язык провинции. Таким людям вообще не до идеологий, они больше заняты выживанием. Если бы на Украине восторжествовали условные русские силы, притом они навели бы порядок и повысили уровень жизни, то большинство украиноязычных радостно бы это восприняли (кроме разве униатской Галиции, частично — городов Луцка, Ровно и Черновцов — там действительно есть проблема немалого числа «упоротых», хотя тоже решаемая).

Значительная часть украиноязычных тоже выступает за права русского языка и за изучение его в школах и вузах: в современном мире практически невозможно жить с одним украинским, да и попрание прав русскоязычных их тоже не радует. Так что права русского языка на Украине однозначно поддерживает большинство населения.

Но при всем при этом русский язык теперь как бы лишен своей письменности, по крайней мере — в официальном документообороте. Он вытеснен из образовательной сферы, в значительной степени — и из сферы культуры. «Золотая молодежь» Украины учится за границей и активно переходит на английский язык. Искусственно англицизируется и украинский. Вообще украинизация — это только переходный этап для введения в качестве государственного английского языка, о чем даже прямо говорил ряд украинских чиновников.

Многие несведущие люди возмущаются, как же такое возможно, что меньшинство так сильно издевается над большинством. Почему же, мол, население не переизберет такую власть. Однако возмущаться «народными волеизъявлениеми» бессмысленно, особенно — на Украине после 2014 года, когда мало—мальски прорусских политиков массово выдавливали за границу, а то и убивали.

Большинство народа в любой стране никогда не сможет разобраться в государственных делах, да и не захочет этого. «Общественное мнение» и выборы — это продукт жизнедеятельности СМИ и результат применения админресурса, а на Украине все это давно и прочно удерживают русофобы. Так что если там на каком-нибудь референдуме власть поставит вопрос о «необходимости» всем утопиться, то и такой референдум правители смогут выиграть.

Прозападные лидеры Украины 30 лет получают огромную поддержку от правительств США и ЕС. А пророссийские и условно пророссийские от России не получали таких ресурсов даже близко, поэтому катастрофа там разразилась закономерно. Потому куда больше вопросов возникает не к пресловутым «простым русскоязычным людям», неспособным защитить свои права, а к тем, кто с российской стороны должен был помогать русским силам Украины, обладая для этого ресурсами и будучи обязанным защищать интересы России на ближних и дальних подступах.

В целом формирование украинской политической нации глобалистами происходит в общем русле таких же проектов в Европе. Украинский национализм поддержан ими ради атаки на Россию, как боснийский с хорватским — на Сербию, каталонский и баскский — на Испанию, корсиканский — на Францию. «Политическое украинство» — враг всего русского, хотя и кровно происходит из Русского мира. Антирусскими являются и остальные подобные новоделы а-ля Сорос.

Россия может конструктивно договариваться со старыми нациями Европы, хоть и с трудом, а вот договориться с «либеральной империей» Евросоюза, раздробленной на удельные княжества под контролем Госдепа США, слишком сложно.

Чаще всего такие новые национализмы порождены не столько любовью к своему народу, сколько ненавистью к стране проживания. Практически вся идентичность тех же басков и каталонцев сводится к ненависти к испанцам, корсиканцев — к французам. Причем эти националисты обычно даже не говорят на языке, который называют «родным»: большинство тех же каталонских и корсиканских активистов говорят, соответственно, по-испански и по-французски, ирландцев и шотландцев — по-английски, как и большинство украинских «активистов» — по-русски.

Глобалисты стараются раздробить старые европейские нации, поскольку образовавшиеся на их месте недогосударства будут их провинциями, и поэтому охотно используют в своих целях эти мелкие национализмы и сепаратизмы. Так Сорос и стал «главным украинцем», «каталонцем», «шотландцем» и «ирландцем». Очень многие их «активисты» состоят у него на зарплате.

Никакой свободы и суверенитета для новых наций не предвидится, а только рабство и растворение в новом всемирном «Вавилоне». Украина находится в общем бараке «недогосударств» Европы. С чем и поздравляю скакунов Майдана, годовщина которого недавно бурно отмечалась на Украине, несмотря на карантин.

Выбор читателя

Топ недели