Чего ждать России от Тройственного союза христианских демократов в Европе

05.04.2021 - 13:59   1 914СТРЕМИДЛОВСКИЙ Станислав

Премьер-министр Виктор Орбан на встрече с польским коллегой Матеушем Моравецким и главой итальянской партии «Лига» Маттео Сальвини в Будапеште, где был провозглашен тройственный союз представленных этими лидерами сил, вновь вернулся к своей любимой теме возрождения христианской демократии в Европе. «Европейская народная партия (откуда под давлением недавно вышла венгерская правящая партия Fidesz. — С.С.), очевидно, взяла на себя обязательство сотрудничать с европейскими левыми, а христианская демократия сегодня не имеет реального представительства в Европе, — заявил Орбан. — Мы хотим представлять этих людей, мы хотим, чтобы они также имели право голоса в Европейском союзе».

Премьер-министр Венгрии не в первый раз представляет свое альтернативное видение христиан-демократов в политическом и идеологическом контексте. Как отмечал профессор Принстонского университета Ян-Вернер Мюллер, христианская демократия зародилась в XIX веке как попытка примирить христианство (особенно католицизм) с современной демократией. Однако до конца Второй мировой войны христиан-демократы поддерживали как раз антидемократические режимы.

«Доверившие фашистам свое спасение от безбожного коммунизма, христиане получили суровый урок: объединение с крайне правыми, антидемократическими силами оказалось катастрофической ошибкой, — писал Мюллер. — И тогда они начали искренне поддерживать демократию и права человека, как это сделала и сама Католическая церковь на Втором Ватиканском соборе в 1962 году». При этом они «неустанно критиковали идею национального государства», в отличие от «сегодняшних крайне правых популистов, подобных Орбану и Сальвини».

До сих пор первый подход, предполагающий постепенное отмирание суверенности национальных государств с передачей всё больших полномочий наднациональным органам Евросоюза, был доминирующим. Сейчас Орбан, Моравецкий и Сальвини объединяются и, пусть пока на уровне официальной риторики, бросают ему вызов. Вопрос в том, почему они уверены в политической эффективности этого, по словам политолога Антона Пелинки, «реакционного, отсталого неоконсерватизма а-ля PiS («Право и Справедливость», правящая польская партия. — С.С.), ведь «консерватизм с точки зрения содержания возможен только в том случае, если он не приводит к потере голосов, а приносит их».

На наш взгляд, это может быть связано с несколькими процессами. Во-первых, с изменениями американской политической сцены. Конечно, христианство разыгрывал в своих целях и Дональд Трамп. Но он опирался на консервативный мейнстрим. Что касается Джо Байдена, то при всех его заверениях в глубокой личной католической вере, он продвигает ярко «прогрессивную» идеологию, что пугает многих клириков и мирян.

Президентство Байдена — это большое испытание для епископов США, похожая ситуация может ожидать польских епископов, подчеркивает польский проправительственный портал wPolityce. Потому что он «принимает политические решения, полностью противоречащие католической вере», что отражается не только на Соединенных Штатах, но и на всём мире. Таким образом, новая христианская демократия, отстаивающая традиционные ценности, может выставлять курс Байдена как угрозу для консервативных европейских католиков, чтобы сплотить имеющийся электорат и завоевать голоса колеблющихся христиан.

Что, во-вторых, способствует и другой цели — борьбе с противодействием Ватикана «крайне правым популистам». Святой престол и так давно воюет с возрождением национализма в Европе, а в бытность понтификата папы Римского Франциска это только усилилось. Так, политика Франциска по отношению к мигрантам тихо не одобрялась в Польше и Венгрии, в том числе на уровне церковного сообщества, а Сальвини вступал с итальянским епископатом и Ватиканом в открытый конфликт.

Сейчас Святой престол столкнулся с серьезным кризисом из-за ревизии учения о браке и семье со стороны Католической церкви в Германии. Особый «синодальный путь» немецких католиков привел к тому, что недавнее письмо Конгрегации доктрины веры о неприятии однополых браков вызвало беспрецедентную критику его со стороны многих епископов, священников и мирян в Германии, к которым присоединились их единоверцы в странах Западной Европы и США.

Эта проблема стала вопросом, по которому вслед за Церковью приходится в обязательном порядке высказываться политикам, что ставит в затруднительное положение классических европейских христиан-демократов, которые старались не поднимать его в публичных дискуссиях, чтобы не терять голоса консерваторов. В то время как новая христианская демократия Орбана — Моравецкого — Сальвини давно определилась в пользу традиционной семьи и отрицания гендерной идеологии. Отсюда, в-третьих, чего ждать России от этого тройственного альянса?

Некоторые католические эксперты обратили внимание на заявление председателя отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Илариона, в котором он выразил полное согласие с письмом Конгрегации доктрины веры. Учитывая, что на Западе довольно часто позицию Русской православной церкви ассоциируют (другой вопрос, так оно на самом деле или нет) с позицией Кремля, это может укрепить симпатии к России со стороны сторонников новой христианской демократии в Венгрии и Италии.

Сложнее будет с Польшей, где среди части католиков существует убеждение, что российское общество только притворяется консервативным. Хотя, что интересно, в последнее время интересующиеся политикой консервативные православные в России начинают позитивно оценивать некоторые действия польского правительства (например, по вопросам абортов) и ставят его в пример Москве. Если это вызовет обратную реакцию в польской католической среде, возможно, какую-то долю негатива в адрес России можно будет снять даже в Польше.

Выбор читателя

Топ недели