Народоприумножение как национальных идея России

17.04.2021 - 0:03   3 078ЛЕПЕХИН Владимир

Проблема ускоренного вымирания российского народа и, прежде всего, государствообразующего этноса — русского, — не просто одна из самых острых проблем современной России. С моей точки зрения, это самая острая наша общенациональная проблема, в которой, как в капле воды, отражаются сегодня все остальные проблемы и провалы РФ. Фактически мы в нашей стране вновь столкнулись с «русским бунтом бессмысленным и беспощадным», но только в новой форме. Нынешняя правящая элита слишком увлеклась собственными делами и борьбой с уличным протестом, не заметив, как меняется социум, и проигнорировав самоощущение народного большинства. А между тем, реальность, которую мы все должны как можно скорее осознать, состоит в том, что народ российский уже не хочет и не может размножаться в нищете, в бесправии, в самоизоляции, в отсутствии перспективы…

К сожалению, демографическая проблематика рассматривается сегодня в СМИ и в выступлениях многих российских политиков и экспертов всего лишь как ОДНА ИЗ острых проблем — в ряду многочисленных других. Постоянно звучат какие-то странные аргументы в пользу того, что не все так плохо. Например, что «мы справились с пандемией» — как будто она в России была. Или — что «система здравоохранения в стране не рухнула», как будто не было в минувшем году снижения численности населения в стране на более чем 600 тысяч человек.

Чиновники ссылаются на некие «объективные» факторы снижения рождаемости в РФ и различные обстоятельства «непреодолимой силы» и жонглируют десятками отдельно и специально взятых цифр и фактов, как бы свидетельствующих о напряженной работе и успехах органов социальной защиты населения, которые, однако, красиво выглядят лишь на бумаге. Овраги же не просто остаются — они растут катастрофическими темпами.

Внимательный анализ процессов, происходящих в демографической сфере РФ за последние годы говорит о том, что за последние несколько лет в России произошли очень серьезные качественные изменения/провалы, из-за чего наша страна вступила в период одновременных и геноцида, и суицида. Так, зарубежные «центры силы» осуществляют фактический геноцид россиян и русских в соседних с Россией странах в режиме гибридной войны, правящая элита своей инертностью, по существу, поддерживает этот геноцид, а народ российский фактически перешел на такую модель репродуктивного поведения, которая предполагает его самоликвидацию.

  • Число не желающих заключать законный брак молодых людей стабильно растет в России последние 10 лет. Количество браков за последние 7 лет сократилось на 40 %.

  • Бездетных семей сегодня в РФ уже более 20 % (!) - и их число растет.

  • Число молодых людей, не желающих иметь детей, сегодня составляет уже около 10 %, хотя в 2000-ом году их в нашей стране было 0 %.

  • Число семей, имеющих только одного ребенка, давно превысило половину от всех российских семей с детьми, и их число тоже растет.

  • Число женщин репродуктивного возраста в РФ уменьшилось за последние 10 лет на 37 %.

  • За последние 10 лет в РФ выросло на 20 % число детей-инвалидов.

Все эти и другие подобные цифры хорошо известны, и я не буду заострять на них внимание. Выскажу несколько методологических соображений в режиме – что делать, как решать демографическую проблему.

Первое мое методологическое замечание заключается в том, что вместо термина «народосбережение» нам следует употреблять сегодня понятие «народопреумножение».

Термин «народосбережение» связан с пассивной, консервативной моделью демографической политики (ДП), в то время как сегодня стране требуется переход на сверхактивную мобилизационную модель ДП.

Второе методологическое замечание состоит в том, что идея народопреумножения могла бы и должна стать важнейшим элементом формирующейся сегодня нашей стране национальной ИДЕОЛОГИИ.

Российский политический бомонд вот уже 30 лет ищет национальную идею и национальную идеологию в каких-то абстракциях и право-левой демагогии. Не надо ничего искать; российская реальность давно подсказывает, что если спасение нации в ближайшие пару лет не станет ключевой национальной идеей России, страну и всех нас ждет катастрофа.

Полагаю также что, если к решению демографической проблемы подойти всерьез, задача народопреумножения — это, пожалуй, единственная на сегодня тема, которая не только могла бы примирить общество и власть, но и стать реальным драйвером развития страны.

Эту мысль я сейчас развивать не буду. Перейду к конкретике.

Полагаю, что первым шагом в практическом решении демографической проблемы должна стать смена методологии семейной политики.

Вопрос этот — не праздный. Всевозможная западная агентура и персонажи вроде депутата Оксаны Пушкиной сегодня потому и наводнили российский политикум радикальными либертарианскими законодательными инициативами, что в стране нет адекватной нашему времени и современному российскому социуму методологии и идеологии семейной политики.

К сожалению, главная проблема используемых сегодня государственными структурами методов работы с семьями состоит в том, что они почти ничем не отличаются от советских административных подходов. Не учитывается, что в СССР была принципиально иная демографическая ситуация. Численность населения страны в то время стабильно росла, социальная политика была чрезвычайно сильной и равномерно направленной на всё население страны. Требовалось лишь оказывать дополнительную поддержку малообеспеченным семьям и, в связи с этим – многодетным семьям, в большинстве своем попадавшим в категорию малообеспеченных.

Примерно так же российская бюрократия по инерции действует и сейчас, хотя сегодня в России мы имеем и иное общество, и принципиально другое государство.

В результате, как и в советское время, госструктуры сосредоточили свое внимание преимущественно на многодетных семьях, которые, на самом деле, составляют сегодня всего от 4-х до 7 % (!) от общего числа российских семей.

В отношении остальных 93-96 % (!) российских семей активной и эффективной демографической политики не наблюдается, если не считать материнский капитал, который – действительно инновационная, весьма полезная, но не очень эффективная мера (эту точку зрения я готов пояснить отдельно).

Мы видим сегодня в основном некие точечные меры органов власти в отношении тех или иных отдельных аспектов семейной политики, как будто все российские семьи, как и при СССР, по-прежнему охвачены мощной и сплошной социальной поддержкой в виде бесплатного образования, здравоохранения, лагерей отдыха, предоставляемого людям жилья и т.п., в связи с чем лишь некоторым (многодетным и малообеспеченным) из них достаточно лишь некоторых дополнительных мер поддержки. Особенно гордятся наши чиновники «достижениями» в области предоставления семьям льготных кредитов и преференций по ипотеке (являющейся, в сущности, одним из основных способов наживы российских банков и застройщиков, часто уводящих затем получаемую прибыль за рубеж) – при том, что нет сегодня серьезной аналитики на эту тему... Подозреваю, что гордиться тут нечем: отсутствие собственного жилья для молодежи является одним из важнейших факторов, сдерживающих браки и рождение детей. А ипотека, которая доступна немногим, еще больше подавляет репродуктивные активности молодых россиян, ввергая их в долговое рабство и заставляя экономить, прежде всего, на будущих детях.

Но не будем искать виноватых и акцентировать внимание на провалах. Давайте разберемся, в каком направлении следует менять методологию решения демографической проблемы в современной России.

Начинать нужно, как я полагаю, с точного определения основного ПРЕДМЕТА и основного ОБЪЕКТА семейной политики.

Основной предмет семейной политики сегодня в нашей стране не определен или, по меньшей мере четко не артикулирован, а основными объектами семейной политики в современной России являются такие феномены, как «традиционная семья», которую предполагается поддерживать культурно-идеологически, и «многодетная семья», которую государство стремится поддерживать дополнительными социальными мерами.

С моей точки зрения, основной объект государственной семейно-демографической политики в РФ ошибочен, отсюда – неопределенность в определении её основного предмета и отсутствие ясного целеполагания.

Звучит неожиданно. Но я поясню.

Начну с того, что нужно разделять понятие «традиционалистский» и «традиционный». Смысл понятия «традиционалистский» в России размыт, поскольку не понятны точки отсчета и критерии. Что же касается понятия «традиционный», то в современной России существуют четыре основные разновидности традиционной семьи.

Во-первых, это многодетная семья, которая часто воспринимается как собственно традиционная. (В большинстве регионов РФ это семьи с тремя детьми и более).

Во-вторых, это семья с двумя детьми независимо от того, сколько в ней родителей.

В-третьих, это семья с одним ребенком, и она сегодня уже не просто традиционная, а самая традиционная для России и большинства русских регионов семья, поскольку таких семей сегодня в России почти 55 % (!) от общего числа семей с детьми.

В-четвертых, все более традиционной для РФ становится семья без детей. И это уже какая-то страшная цифра – почти 25 % от общего числа семей!

Вопрос: Кто потенциально может дать основной прирост населения страны в случае начала в России мобилизационной демографической политики?

Думаю, что все-таки не многодетные семьи. Их, повторю, сегодня в России всего от 4-х до 7 %,2 а в репродуктивном потенциале и того меньше – примерно 3 %. Нужно ли поддерживать многодетные семьи? Нужно… С другой стороны, в этих семьях дети рождаются, как правило, независимо от того, какую поддержку оказывает им государство – в силу, прежде всего, этнических установок жителей ряда республик. (Многодетные семьи сосредоточены в 9 субъектах РФ, где они пользуются поддержкой местных властей…)3

Иное дело – семьи с двумя детьми. Бытует мнение (и это мнение поддерживается официальной пропагандой),4 что их в России большинство. Увы: их число стремительно сокращается. Сегодня таких семей уже всего 15-17 % в общем количестве семей5 и чуть более 30 % в общем числе семей с детьми. И это пока еще серьезный демографический потенциал, если иметь в виду ситуацию, при которой в этих семьях родители вдруг захотели бы иметь третьего ребенка и более.

Куда большим репродуктивным потенциалом теоретически обладают семьи с одним ребенком. Поскольку, повторю, таких семей сегодня более половины от общего числа семей с детьми. И их количество увеличивается.

Наконец, немалым репродуктивным потенциалом теоретически обладают семьи, которые могут иметь детей, но не хотят, плюс молодые люди, которые не хотят ни создания семьи, ни детей. И это примерно 25 млн. семей + 7 млн. потенциальных пар. Вопрос: с ними работает сегодня кто-нибудь? Очевидно, что эти семьи и пары находятся за пределами государственной семейной политики.6

Здесь я поставлю запятую и предложу обратить внимание вот на какую проблему. Дело в том, что демографическая статистика сегодня в России является если не самой фальсифицируемой, то чрезвычайно запутанной.

В публикациях на эту тему обсуждается всё (возраст вступления в брак, семейная потребительская корзина, количество в семье автомобилей и т.п.), кроме главного – нет статистики по динамике выро3дения такого института, как российская семья. Наберите в Яндексе или ином поисковике такую фразу – «количество семей в РФ с двумя детьми» - и вы получите ноль ответов. Вам нужно будет постараться, чтобы обнаружить точное число таких семей. А число ужасает – их всего от 15 до 17 % от всех семей по состоянию на 2017 год (то есть сегодня эта цифра еще ниже).

Такое ощущение, что демография и социология вообще превратились в служанок правящего сословия, в пропагандистские инструменты. Интернет переполнен «головокружениями от успехов» власти в работе с многодетными семьями. В СМИ полно информации от том, как снижается младенческая смертность и количество абортов, как увеличивается численность многодетных семей, хотя мы знаем, что увеличивается на самом деле не собственно это число, меняется лишь технология подсчета, которая отдана на усмотрение региональных властей, как правило, подгоняющих статистику под позитивный результат. (Еще вчера ряд семей не подходил под категорию многодетных, а сегодня уже подходит – отсюда и «рост»). Получается, что органы власти осуществили подмену: «успешная» работа с многодетными семьями, на самом деле, прикрывает отсутствие серьезной работы как с 93-96 % семей, которые не относятся к многодетным, так и с не семейной и антисемейной молодежью.

Таким образом, если мы посмотрим на демографическую проблему России под новым углом – с позиции реальной работы с основной массой семей и потенциальными парами, мы получим весьма сложную комбинацию развернутого предмета и масштабного объекта демографической политики, которые должны стать её аксиоматикой в современной России, если хотите, её модусом вивенди.

Основным ОБЪЕКТОМ демографической политики в РФ должны быть:

а) семьи с одним ребенком, которые потенциально могли бы иметь второго и последующего детей (это более 55 % всех семей);

б) бездетные семьи, которые потенциально могли бы иметь детей (примерно 25 % всех семей);

в) семьи с двумя детьми, которые потенциально могут иметь третьего и последующих детей (15-17 % всех семей);

г) ну и в дополнение - молодые люди, находящиеся вне брака и семьи, но потенциально способные создать семью с детьми.7

В таком вот порядке.

Соответственно, основным ПРЕДМЕТОМ демографической политики в России должны стать масштабные и системные меры, направленные на изменение, в первую очередь, МОТИВАЦИЙ названных мной категорий граждан РФ в направлении позитивации и мобилизации их репродуктивного поведения.

Проще говоря, задачи перед российскими обществом и государством сегодня стоят так:

Как побудить семьи с одним ребенком родить второго?

Как побудить семьи без детей к рождению детей?

Как побудить семьи с 2 детьми родить третьего ребенка?

Как побудить молодых людей вступать в брак и создавать семьи?8

У этих вопросов нет простых ответов в формате действия некой волшебной палочки. Поэтому, когда кто-то предлагает, мягко говоря, очень простые рецепты решения данной проблемы, в пору хвататься за голову, потому что предлагаемые точечные меры часто тянут за собой целый блок новых и еще больших проблем в демографической сфере.

Впору было хвататься за голову, когда Дмитрий Медведев предложил штрафовать молодые семьи в случае развода, полагая, что он тем самым может поддержать институт брака.

Впору было хвататься за голову, когда вице-спикер Государственной Думы РФ (не буду называть фамилии этой женщины) в свое время предложила лишать мужчин - неплательщиков алиментов права на вождение автомобилем.

Впору было хвататься за голову, когда куратор семейной проблематики от РПЦ отец Дмитрий Смирнов предлагал вернуть советский налог на бездетность.

Впору было хвататься за голову, когда руководство Всемирного русского народного собора в качестве главной меры спасения русского народа предложило запретить аборты.

Перечень подобных «рецептов» можно продолжать и продолжать – ими полна современная российская политическая риторика, граничащая с откровенной демагогией.

Мы, в связи с этим, предлагаем обратить внимание на, как минимум, два важных обстоятельства.

Во-первых, большинство предлагаемых сегодня рецептов носят локальный, внесистемный характер (как если бы в концепции реформы российского образования на государственном уровне требовали бы, например, ремонта фасадов учебных заведений или ограничивались бы введением бесплатных школьных завтраков, считая эти меры панацеей)9, и направлены они бывают в итоге не столько на реальное решение обсуждаемой нами проблемы как таковой, сколько на порождение новых.

К примеру, предложение Медведева штрафовать разводящихся не закрепляет брак, а загоняет молодых людей в формат сожительства, предложение вице-спикера ГД про лишение должников по алиментам прав на вождение автомобилем поощряет бюрократию, лишнее бумаготворчество, коррупцию и более ничего, а предложение некоторых российских национал-патриотов по запрету абортов толкает многих женщин на совершение преступлений против собственного здоровья.

Представитель Минсоцразвития рассказал нам сегодня о том, что делается и что планируется в области семейной политики (социальные контракты, внедрение ипотеки в селе, попытки создания социального казначейства и т.п.) – и, наверное, многих здесь расслабил. Но не все так радужно. Одна только пенсионная реформа перечеркнула треть того, чем занимаются сегодня органы социального развития. Другую треть предпринимаемых в области семейной политики мер перечеркнули решения власти по «самоизоляции» людей и бизнеса и нагнетание в стране ковидобесия. Наконец, оставшаяся треть работы органов социальной защиты нивелируется активностями в России «пятой колонны», целенаправленно уничтожающей в стране институт семьи.10

То есть проводимая сегодня семейная политика не системна в масштабах страны. Она крайне противоречива, и правая рука государства часто не знает, что делает левая.

Второй серьезный недостаток существующей в России системы социальной защиты – её крайне забюрократизированный характер. Это касается, в первую очередь, процедур оформления бумаг на получение различных субсидий и льгот. Подчас из-за мизерной доплаты люди вынуждены терять несколько рабочих дней на оформление документов, поездки в Многофункциональный центр и т.п., что, в принципе, сводит на нет пользу от предоставляемой помощи. Представители среднего класса и элиты часто отказываются от предоставляемых льгот по причине нежелания тратить свое рабочее время и деньги на оформление бумаг и обивание порогов чиновных кабинетов для получения символических пособий.

Вот что пишет, к примеру, известный блогер, отец троих детей В.М. в своем аккаунте в Фейсбуке: «…для получения выплат (на третьего ребенка) необходимо выполнить длинные цепочки квестов через МФЦ с кучей ксерокопий»… Не случайно на эту проблему буквально сегодня на заседании Госовета обратил внимание президент России, который потребовал убрать из социальной сферы унижающие людей бюрократические процедуры.11

Еще одна особенность предлагаемых и принимаемых в России мер в области семейной политики – это (как мы видим из приведенных выше примеров) их часто запретительный и репрессивный характер.

Полагаю, что запреты - это порочный путь. Репрессивные меры – запреты, штрафы и т.п. - возможны только как крайняя мера в том случае, если они дополняют систему мер стимулирующего и мотивирующего свойства. (Ну например, запрещение в РФ пропаганды идеологии ЛГБТ или запрет деятельности частных компаний, специализирующихся на суррогатном материнстве).

Реальное решение демографической проблемы в нашей стране возможно только в том случае, если заключение брака, создание и сохранение семьи, рождение и воспитание детей вдруг стало бы в России делом

- престижным, почетным, модным и популярным,

- чрезвычайно выгодным в самых разных смыслах и комфортным,

- интересным, увлекательным и, в какой-то мере насущным.

То есть, важнейшим методологическим принципом подхода к решению демографической проблемы должно стать понимание, что нужно создать в стране такую систему позитивных стимулов и мотиваций, которая развернула бы сложившуюся в России модель репродуктивного поведения в сторону многодетности или хотя бы двухдетности и просто детности.

Об этом хорошо рассказал сегодня Дмитрий Певцов на примере того, какие меры необходимо принимать государству в области культуры и искусства. Так что не буду эту тему развивать. Скажу только, что позитивные репродуктивные мотивации людей – ключевое словосочетание и важнейшее звено в демографической политике.

К сожалению, эту сторону названной проблемы почти никто в нашей стране не изучает и не прорабатывает. Более того, например, массовые опросы людей на этот счет показывают, что они уже не верят ни в какие инновации в демографической сфере, не верят в массе своей в возможность и стремление чиновников эту проблему решить, а меры по выплате материнского капитала и разного рода копеечные пособия рассматривают не как элементы государственной заботы о себе, а в основном как должное или «отмазки» власти, погрязшей в коррупции и наживе. Соответственно, неверие людей в позитивные намерения власти останавливает экспертов в их поиске решений названной проблемы.

Возможно, оптимистический настрой Федерального народного совета, который верит в победу Добра – это тот фактор, который может сдвинуть демографический вопрос с места. В частности, на днях ФНС сделал на днях заявление о том, что деторождение в России должно стать культом.

Все правильно. Культы полноценной семьи и многодетности должны получиться на выходе проведения в стране эффективной демографической политики. Вопрос - что должно быть в таком случае на входе?

На входе общество, государство, ответственный бизнес и церковь должны завязать в один единый узел несколько десятков, а может быть даже и сотен взаимообусловленных мер, касающихся

- снижения в стране младенческой и иной смертности,

- обеспечения в РФ репродуктивного здоровья женщин и мужчин, и вообще – их здоровья,

- существенного снижения в России уровня иммиграции, прежде всего, среди молодежи, за счет проведения властью принципиальной иной политики в области образования,

- существенного роста эмиграции за счет притока в РФ нужных стране категорий мигрантов и возвращенцев,

- роста в стране числа законных браков и уменьшения разводов,

- существенного снижения числа абортов,

- в конечном счете – существенного роста уровня рождаемости в РФ и средней продолжительности жизни.

Вот это – те задачи и элементы и одновременно показатели эффективной демографической политики.

Как добиться реализации названных задач?

Предлагаемый нами единый узел взаимообусловленных демографических мер должен предполагать переход страны к реализации принципиально новых доктрин мобилизационного типа в области

- социальной и семейной политики государства,

- госполитики в области здравоохранения,

- госполитики в области образования и воспитания,

- детской и молодежной политики,

- миграционной политики,

- информационной и культурной политики,

- жилищной политики,

- внешней и оборонной политики,

- экономической политики,

- бюджетной, налоговой и региональной политики, etc.12

Ну и в заключение выскажу несколько предложений по поводу мер, которые должны стать важнейшими составляющими новой государственной семейной политики в РФ.

Отмечу, что таких мер несколько десятков,13 и все они достойны самого пристального обсуждения, разумеется, на самых авторитетных национальных площадках, но за неимением времени поделюсь с вами только одним проектом, но зато самым, пожалуй, системным и инновационным.

Замечу при этом, что нам давно переходить от эмоций и призывов к решению демографической проблемы к рациональным подходам и реальной работе с конкретными инновационными проектами.

Предлагаемый вашему вниманию проект был разработан еще в 2008 году Институтом ЕАЭС и обсуждался затем в ряде страховых компаний РФ вслед за обсуждением в них проекта обязательного страхования автомобилей ОСАГО. К сожалению, ведущие российские страховые компании в тот момент времени переваривали полученную добычу в лице десятков миллионов автовладельцев, ну а органы социального развития реальные инновации, в принципе, не интересовали.

Сегодня ситуация меняется. И мы можем предположить, что инновации в области решения в стране демографической проблемы уже в ближайшее время могут быть востребованы.

Проект, который я имею в виду, называется «Семейный страховой контракт».

В отличие от традиционного брачного контракта на Западе, который касается регулирования имущественных отношений между супругами, разработанный в России вариант брачного (семейного) контракта предполагает участие в нем страховой компании – как источника страховых выплат, и государства, как гаранта соблюдения условий контракта и компенсационных выплат.

Смысл семейного страхового контракта состоит не только в закреплении прав супругов на имущество, детей и прочую ответственность в случае, например, инвалидности или смерти одного из супругов, но и в обеспечении их социальной защиты (например, защиты матери и отца и их детей в случае развода родителей страховыми выплатами взамен пресловутых алиментов), а также в стимулировании сторон контракта страховыми выплатами и иными поощрениями, связанными с количеством выращенных детей, длительностью брака, зарабатываемых родителями денег и т.п.

Страховой брачный контракт, в случае его запуска, мог бы серьезно переломить ситуацию в сфере демографической политики, поскольку он может быть распространен на все без исключения российские семьи. Разумеется, если эта и иные программы и проекты будут подкреплены разумными и эффективными мерами во всех сферах жизнедеятельности граждан России.

Заканчивая свое выступление, еще раз подчеркну, что сегодня на решение задач народопреумножения нужно поднимать всё российское общество, все политические силы.

Если мы в ближайшие годы не развернем на 180 градусов этот апокалиптический тренд, нашего народа и нашей страны скоро не станет. Не исключено, что русский этнос и российская цивилизация исчезнут из истории, как исчезли в свое время цивилизации инков и майя.

------------------------------------------------------------------

1 Доклад на Общероссийской конференции по вопросам демографии, защиты семьи, материнства, детства и отцовства, борьбе с беспризорностью и безнадзорностью, состоявшейся 14-15 апреля 2021 года в Доме союзов по инициативе Движения «Федеральный народный совет».

2 По разным данным.

3 В Ингушетии доля многодетных семей составляет 53,4 %, в Чечне – более 40 %, в Дагестане – 26,8 %, а, например, в родной для многих в российской власти Ленинградской области – менее 1 %.

4 См. Портрет российской семьи - РИА Новости, 08.08.2019 (ria.ru). Не понятно, на каких данных в этой публикации основан «портрет семьи образца 2019 года», где семья с двумя детьми называется основной.

5 По разным данным.

6 Социологические опросы показывают, что несмотря на то, что в совокупности эти семьи составляют более 90 % всех российских семей, доля желающих иметь детей в них сокращается, как сокращается и общее число семей в России. То есть в России формируется не «Сильная Россия – единая Россия!», как декларирует правящее сословие, а Бездетная и Безсемейная Россия.

7 И только в дополнение к такому целеполаганию важно иметь целевые национальные программы в области здравоохранения, воспитания, образования, жилищной политики и проч., потому всё это – инструменты достижения названных целей.

8 Вот почему нужно сегодня говорить не просто о народосбережении, а о переходе руководства страны к политике народопреумножения. В первом случае – основным объектом являются моногодетные семьи, которым определена конкретная помощь президентским указом № 431 и некоторыми иными решениями главы государства и правительства, а в отношении остальных 93-96 % российских семей звучат в основном призывы к их поддержке, не подкрепленные прямыми решениями. Во втором случае – речь идет о мобилизационной политике государства в области демографии, которая должна быть сориентирована, в том числе, на максимальное раскрытие репродуктивного потенциала россиян и максимальное использование всех «спящих» ресурсов.

9 На чем сделал себе имя бывщий глава Хабаровского края Сергей Фургал (см. ФУРГАЛ - О ПИТАНИИ В ШКОЛЕ. ЗАСЕДАНИЕ О ШКОЛЬНОМ ПИТАНИИ. ПОЧЕМУ ХАБАРОВСК ЗА ФУРГАЛА? - YouTube), и чем приподнял год назад свой рейтинг Владимир Путин, предложив (?) ввести в школах бесплатное питание. (См. Путин предложил сделать горячее питание в начальной школе бесплатным - Общество - ТАСС (tass.ru))

10 Прозападная агентура и российские либертарианцы, проталкивающие в России суррогатное материнство, проект ФЗ о противодействии насилию в семье, легализацию однополых браков, пропаганды ЛГБТ и квир-культуры в целом, ювенальную юстицию, «гендерное равенство» и проч., по факту стремятся окончательно добить российскую семью.

12 Модели трансформации всех этих политик в направлении содействия решению демографической и некоторых других проблем России вкупе с инновационными проектами имеются в распоряжении Института ЕАЭС. К сожалению, эти модели и предложения некому адресовать. Нет в стране государственного или общественного органа, уполномоченного заниматься этой проблемой.

13 В частности, Институт ЕАЭС еще в 2013 году провел рабочее совещание в Ярославле по линии аппарата Полномочного представителя президента РФ в ЦФО с руководителями департаментов социального развития и здравоохранения администраций. входящих в ФО, субъектов РФ. В ходе этого совещания нами был представлен доклад с двумя десятками инноваций в области демографической политики, включая проект «Семейный страховой контракт». (См. Ярославль | Заседание на тему: «Инновационные подходы к совершенствованию демографической политики в Центральном федеральном округе» - БезФормата (bezformata.com));

Выбор читателя

Топ недели