Дегенерация не должна быть прибыльной

21.04.2021 - 16:28   3 105ХУДИЕВ Сергей

Административное дело, возбужденное против репера с псевдонимом «Моргенштерн», привлекло внимание к тому, что рынок решает многое, но не все. Иногда очевидно плохие вещи пользуются бешеным успехом. Это верно в отношении наркотиков, которые настолько выгодны, что даже суровые кары не удерживают преступников от их распространения. Это верно в отношении определенного рода музыкального (используем этот термин за неимением более подходящего) творчества.

Тексты Моргенштерна чрезвычайно неудобны для печати, если мы попробуем вырезать кусочек, не содержащий мата, получится примерно так: «я известен и богат в моей голове дыра я дегенерат выхожу на блок окей цепи будто лед эй у меня бабло…». Сценический образ певца примерно соответствует его творчеству.

Самое удивительное в этом, что он действительно известен и богат, у него миллионы просмотров в Youtube — и эта платформа, известная своей свирепой цензурой, не банит ни пропаганду наркотиков, ни, скажем, клип «Феминистки», в котором исполнитель грозится расправиться с феминистками при помощи автомата и гранат.

При этом феминистки больше озабочены борьбой с «патриархальными мужчинами», которые видят в женщине жену и мать — и как-то вяло реагируют на мужчину, который видит в женщине исключительно сексуальную работницу, а им самим грозит убийством. Сложно сказать, почему прогрессивная среда, которая восстает против традиционной семьи и Церкви как против «мизогинных», т. е. враждебных к женскому полу, в то же время довольно спокойно относится к тому крайнему презрению к женщине, которое выражает Моргенштерн. Возможно, потому что видят в нем естественного союзника в борьбе со всем этим «консервативным» и «патриархальным».

Но в чем секрет успеха этого исполнителя? Как так получается, что человек, общественная польза которого по меньшей мере сомнительна — или даже измеряется отрицательной величиной — получает несравненно больше денег (и славы), чем строитель, который возводит дома, или врач, который спасает людей от смерти, или учитель, который помогает детям подготовиться к взрослой жизни? Побочный эффект рынка? Но что продает на этом рынке Моргенштерн? В каком-то смысле он выступает в качестве учителя — множество детей и подростков впускают его на свои экраны, делают его частью своей жизни и той атмосферы, которой они дышат. И, со стороны глядя, остается только признать, что это — нездоровая атмосфера. Людей, однако, никто не неволит — что может привлекать их в такого рода творчестве?

Юность — трудное время, когда человек учится взаимодействовать с окружающими, прилагать дисциплинированные усилия, направлять свои порывы в общественно приемлемое русло. Навыки самодисциплины, готовность откладывать немедленное удовольствие ради достижения какой-то значимой цели, закладываются (или не закладываются) в этом возрасте. Цивилизованность, умение себя вести, способность терпеливо трудиться и выстраивать отношения с людьми (и с противоположным полом особенно) на основе взаимного уважения — все это необходимо для того, чтобы иметь хорошую работу и стабильную семью. Когда родители и учителя внушают юношеству, что для жизненного успеха необходимы дисциплинированные усилия и следование определенной этике, это часто воспринимается как невыносимое угнетение. Потому что это действительно трудно.

Да и не только в юности — бывает, что и вполне взрослые люди рады сбросить с себя оковы воспитания и цивилизованности. И в этом секрет привлекательности Моргенштерна — и ему подобных. Они показывают пример успеха, которого можно добиться без видимых усилий — просто двигаясь по пути наименьшего сопротивления. Ты можешь получить все, что хочешь — богатство, известность, и сколько угодно секса, очищенного от всякого намека на малейшую человеческую привязанность — не делая ничего полезного, не прилагая никаких усилий к своему личному возрастанию, не осваивая взрослую науку упорной учебы и труда. Ты можешь оставаться даже не дикарем — у дикарей есть свои представления об этике и долге — а именно дегенератом.

Пример Моргенштерна показывает, что так иногда бывает — но очень редко. Конечно, человек может избегать долгого и трудного процесса роста, в ходе которого обретается радость подлинных достижений, настоящей любви и дружбы, и вместо этого искать немедленных и самых простых удовольствий. Очень скоро он обнаружит, что самое простое и доступное из них — это наркотики. Как легальный алкоголь, так и менее легальные вещества. Приведет это, конечно, не к известности и богатству, а к весьма жалкой — и недолгой — жизни.

В этой связи интересно происхождение жанра, представителем которого является Моргенштерн. Дело не в том, что этот жанр — афроамериканский; американские чернокожие — люди музыкально одаренные, спиричуэлс и джаз оказали огромное влияние на классическую и популярную музыку по всему миру. Дело в том, что творчество Моргенштерна — это подражание реперам из самых унылых и безнадежных мест Америки — тех гетто больших городов, культура которых порождена поколениями нищеты и криминала и воспроизводит всю ту же нищету и криминал.

Как пишет об этом американец Мэтт Уолш, «дети растут в домах без отцов и с плохими матерями. Их мозги маринуются в нигилистической грязи, производимой полуграмотными социопатами вроде Cardi B и Lil Nas X (американские рэперы — прим. автора). В их жизни нет ни красоты, ни истины, ни любви. Неудивительно, что они вырастают в убийц и преступников». Американцы не знают, как помочь этим людям — потому что проблема очень запущена, а склонность политиков привлекать голоса жителей гетто, уверяя, что во всех их бедах виноват «системный расизм», едва ли помогает делу.

Есть определенные психологические, культурные и рыночные механизмы, которые производят дегенерацию — и производят ее очень успешно, из поколения в поколение. Вне этой специфической культуры гетто чернокожие оказываются честными, трудолюбивыми семейными людьми, которые добиваются очевидных успехов. Дегенерация — это не расовое, а культурное явление, и оно так же возможно на русской почве, как и на американской. Те же психологические механизмы, которые превращают черные гетто в такое печальное место, отлично запускаются и у нас.

Даже не по чьему-то хитрому плану — а просто потому, что дегенерация хорошо продается. Почти как наркотики. И тут уже нельзя надеяться, что рынок сам все решит. В дело должны вступить другие соображения, кроме коммерческих.

В идеале — взрослые люди должны отказаться от того, чтобы поддерживать и транслировать этот психологический яд. Нет, не все пиар, кроме некролога — с некоторыми знаменитостями лучше не общаться, некоторого рода известности лучше избегать. Не приглашать их на работу. Не транслировать их опусы.

Вмешательство государства — не лучший вариант, но, когда люди в корпоративном мире (и в мире шоу-бизнеса) не проявляют чувства вкуса, меры и ответственности, все что остается — это вспомнить о законе. Продвижение интеллектуальной и нравственной дегенерации, наркотиков, свинского презрения к женщине не должно быть прибыльным делом. И государство должно об этом позаботиться.

Выбор читателя

Топ недели