Древний обычай

13.05.2021 - 17:30   5 970ЗУБЧЕНКО Александр

Вчера Виктор Медведчук сам пришел в Офис генерального прокурора и вызвал там настоящий переполох. У Венедиктовой сразу же нарисовался важный звонок, который она, по словам перепуганной секретарши, никак не могла прервать. Секретаршу в маске, вероятно, напугал обнаженный череп Ильи Кивы, который деловито ходил по приемной с явным намерением кому-то в…ть. Поскольку все попрятались, в том числе и генпрокурорша, реализовать задуманное было сложно.

Приход Медведчука страшно возбудил некоего журналиста Кутепова, о существовании которого я подозревал, но не был уверен. С помощью матерных выражений с упоминанием того же Кивы в частности и ОПЗЖ вообще он попытался охарактеризовать чувства возмущения, которые переполнили его скромный мозг. Начался непонятный движ, который закончился множеством казусов юридического и пиаровского характера.

Прежде всего, «пидозра» лидеру «Оппозиционной платформы» буквально на глазах стала претерпевать существенные изменения. Мне одному кажется, что нумерация статей в Уголовном кодексе имеет какое-то значение? Вероятно, нет. Выяснилось, что в «безупречно подготовленном подозрении», которое якобы вручили Медведчуку 11 мая, перепутаны статьи. В ходе совместной прессухи с Иваном Бакановым (СБУ) Ирина Венедиктова озвучила статью 348 — «посягательство на жизнь военного». Глубокой ночью, находясь в расположении секретной воинской части Виктор Медведчук подкрался к стоящему на посту часовому с целью… А нет. Ошибочка вышла. Статья оказалась 438-я — «нарушение обычаев ведения войны и разграбление оккупированных территорий». Правда, непонятно, действовал ли Медведчук один или в составе организованной преступной группировки с центром в Балашихе.

Подумаешь, перепутала парочку циферок. Не в той последовательности назвала. Однако внезапно всплыла статья про «обычаи войны». Я не юрист, однако уверен, что под действие этой суровой, но, с…ка, справедливой нормы подпадает деятельность жены Лещенко, известной в московской тусовке как Настя. Мы все наблюдали, в каком виде она вышла к доверчивым представителям сексуальных меньшинств Москвы и примкнувшим к ним так называемым «чеченским геям». Это же шок и ужас. Один зиппер на кожаном купальнике чего стоит. А маска с висюльками? Если учесть, что, по словам члена «Укрзализныци» и, по совместительству, супруга Насти Сергея Лещенко его вторая половинка проводила военную спецоперацию в сердце кровавого агрессора, то налицо нарушение обычаев войны. Это же форменное издевательство над противником. Прямое нарушение норм Женевской конвенции. Нельзя так пугать агрессора, даже если он ежесекундно попирает международные нормы своими кирзовыми сапогами, омытыми в водах Индийского океана.

Вот вы представьте, что жена Штирлица выступила бы в ночном клубе «Элефант и маленьке слоненя» для летчиков «Люфтваффе» в таком виде, как Настя. Да они бы по ночам писаться стали и массово начали подавать рапорты на лечение в известной среди украинской интеллигенции берлинской клинике Шарите! Более того, публикация супругой Лещенко своего фото в «Инсте», где она цинично писает на щебенку советского производства, — это тоже 438-я в чистом виде.

Дальше из текста подозрения, которое якобы было вручено Медведчуку, однако увидел он его лишь 12 мая, полностью исчез эпизод с выдачей Кремлю тайного месторасположения сверхсекретного военного объекта под Васильковом. По всей видимости, бдительные сотрудники офиса безупречной во всех отношениях Венедиктовой выяснили, что информация об объекте содержится в украинской версии «Википедии». А ее (информацию) туда подбросили «порохоботы», которые полностью захватили там власть и постоянно удаляют любые упоминания о Липецкой фабрике Петра Алексеевича.

Обидно, конечно. Такой «жирный» эпизод исчез из версии «пидозры» 2.0.

Опять же большие странности сопряжены с вручением обвинительного акта Виктору Медведчуку. Об операции с участием «Альфы», которая выехала к его месту жительства 11 мая, он знать не мог. Это было абсолютно секретное мероприятие с грифом «две звездочки». Ну как на погонах у Баканова. Любые утечки исключаются. Но его там по факту не было. Именно в этот день Оксане Марченко захотелось полюбоваться васильками. Где их взять в это время года — непонятно. Поэтому пришлось уехать за город. Поэтому, по версии Венедиктовой, «пидозру» вручали фантому. И именно 11 мая. 12 мая в офис ГПУ пришел сам Медведчук, что привело к тяжелым для Венедиктовой юридическим последствиям. Кем был глава ОПЗЖ 11 мая в своем доме, если его там не было?

Кроме публичного каминг-аута Кутепова с чисто психиатрическими последствиями, кампания против Медведчука столкнулась с очень неприятными для Офиса президента пиаровскими последствиями. Во-первых, глава политсовета оппозиции четко заявил, что не собирается убегать из страны, хотя некие «высокопоставленные чиновники» ему это очень рекомендовали делать. То есть сценарий «струсивший кремлевский агент сбежал к Путину» провалился. А это был наиболее оптимальный для Офиса генпрокурора вариант. Тогда можно было бы заочно осудить Медведчука по любому набору статей: и «госизмена», и «призывы к нарушению территориальной целостности», и «покушение на жизнь военнослужащего» с циничным нарушением «обычаев войны».

Во-вторых, был потерян темп. В таких делах важно, чтобы все произошло в один день. Желательно с арестом и помещением в СИЗО. Ну как с закрытием тех же оппозиционных каналов: бац, и выключили. Доказывай теперь, кто виноват, какой закон был нарушен. Просто война с РФ и все.

В этом же случае главный элемент — арест — оказался про… скажем так, …фукан. Поэтому с точки зрения пиаровских технологий появление Медведчука в офисе Венедиктовой с требованием вручить «пидозру» опять ломает все информационные сценарии Офиса президента. Любые их последующие действия, в том числе и арест по решению Печерского суда, заседание которого запланировано на сегодня, вписываются в стратегию политических преследований оппозиции, но никак не в сценарий «ликвидации пятой колонны Кремля».

В отличие от Петра Алексеевича, который трусливо бегал от допросов и, по итогу, сбежал от вручения пидозры прямо в здании ГБР, Медведчук не прячется, не убегает, а действует как политик и юрист. Офис прокурора уже понял, что проигрывает, поэтому вместо однозначного взятия под стражу требует внесения залога в размере 300 миллионов 930 грн.

Странная цифра легко объясняется, если разделить ее на вчерашний курс доллара на межбанке — 27,5. Получается без малого 11 миллионов долларов США. Просто в Госдепартаменте был рабочий день, а в Киеве уже ночь, поэтому «американские партнеры» смогли посмотреть только курс на межбанке за 12 мая. Отсюда и такая цифра залога, которую установили в Вашингтоне. И это еще один риск для Зеленского и компании. Потому что теперь победа Медведчука будет выглядеть как оплеуха американцам. А они, в свою очередь, предъявят гаранту из «Квартала 95».

Выбор читателя

Топ недели