Ливийские выборы: бои без правил

08.12.2021 - 16:57   1 686ВЕСЕЛОВ Антон

Сейф аль-Ислам Муаммар аль-Каддафи был отстранён от участия в президентских выборах самым незатейливым способом.

Регистрация заявок кандидатов для участия в намеченных на 24 декабря выборах завершилась 22 ноября. Желающих попасть в парламент оказалось более 3000, а зарегистрированных претендентов на пост президента — 98. Впрочем, 24 ноября избирком обнародовал постановление об аннулировании регистрации 25 кандидатов на должность президента, в том числе Сейфа аль-Ислам аль-Каддафи.

Сейф аль-Ислам Муаммар аль-Каддафи зарегистрировался для участия в президентских выборах одним из первых, это произошло 14 ноября в региональной избирательной комиссии города Себха на юге Ливии. Военный прокурор ПНЕ потребовал отменить регистрацию, но избирком первоначально отклонил этот запрос. Последовавший мощный прессинг заставил «независимую комиссию» изменить свое решение, мотивировав это «юридическими причинами».

Адвокаты дважды пытались подать аппеляции, но первый раз их не пустили в здание суда, а когда они все же вручили документы, «ливийская Фемида» отказалась их рассматривать. Таким незатейливым способом был устранен один из главных претендентов, шансы которого оценивались как наибольшие. В Тобруке прошла демонстрация в поддержку Сейфа под зелеными флагами Джамахирии, командующий южной оперативной группой ЛНА генерал Мабрук Сахбан заявил, что он и подчиненные ему войска также поддерживают Сейф аль-Ислама. Популярный частный канал «Ливия голосует» провел опрос среди пользователей. Результат онлайн-голосования показал, что большинство участников хотят видеть главой страны сына бывшего лидера Джамахирии — его выбрали около 100 тыс. человек. Премьер ПНЕ получил около 60 тыс. голосов, третьим по популярности стал фельдмаршал Халифа Хафтар, за которого проголосовали более 25 тыс. человек. Даже МИД РФ, обычно очень осторожно затрагивающий тему ливийских выборов, прокомментировал решение избиркома и выразил обеспокоенность. По словам пресс-секретаря Марии Захаровой, Москва уверена, что ливийский народ нельзя лишать права голосовать за тех, «кого он считает наиболее достойными занимать высшие посты в будущих властных структурах».

Командующий Ливийской национальной армией фельдмаршал Халифа Хафтар вступил в борьбу за пост президента еще до начала приема заявок — 23 сентября он передал командование ЛНА генерал-полковнику Абдерразаку ан-Назури на период до 24 декабря, как и предписано законом о выборах. Дальнейшие события показали, что строить планы — дело неблагодарное, а в Ливии — еще и опасное.

Известный своими давними связями с ЦРУ и обладатель американского паспорта, он сделал ставку на получение поддержки со стороны США. Халифа Хафтар даже отправил своего сына Саддама в Израиль, где тот провел встречи с представителями «Моссада» и передал послание отца о готовности к подписанию «Авраамовых соглашений» в обмен на израильскую «военную и дипломатическую помощь».

Другой сын, командир 106-й бригады ЛНА Халед Халифа, приказал своим подчиненным сдать в штаб все регистрационные карточки избирателя с тем, чтобы потом выдавать их в обмен на денежное довольствие. Сам Халифа Хафтар также применил административный ресурс: за его подписью была издана директива — все военнослужащие ЛНА обязаны прибыть в свои части за четыре дня до выборов, имея на руках избирательные бюллетени, «с целью обеспечить организованную доставку избирателей-военнослужащих на избирательные участки». Маршал Хафтар сохраняет контроль над значительными территориями на востоке страны и частично на юге, однако его фигура категорически неприемлема в Триполитании и особенно в Мисурате, вооруженные группировки которой сыграли значимую роль в отражении его наступления на Триполи.

Еще на этапе регистрации военный прокурор ПНЕ обратился в Центризбирком с просьбой отказать Хафтару, но получил отказ. Тогда военная прокуратура пригрозила, что будет вынуждена «принять меры в соответствии с законом», и обещание выполнила. 25 ноября военный трибунал Мисураты заочно приговорил фельдмаршала к смертной казни «за военные преступления». Главным эпизодом был указан ракетный удар подчиненных Хафтару войск по военному колледжу в Триполи в январе 2020 года — там погибло не менее 28 кадетов. Вместе с Хафтаром к смерти приговорены еще 5 человек, проходящих по этому делу, все они обьявлены в розыск.

Затем суд города аз-Завия (в 50 км западнее Триполи) постановил исключить Халифу Хафтара из списка зарегистрированных претендентов. Остается непонятным, насколько правомочным является такое решение — фельдмаршал подавал бумаги на регистрацию в Бенгази, а аз-Завия находится под контролем радикальных исламистов. В любом случае дальнейшее участие в президентской гонке становится для Х. Хафтара задачей очень сложной и со многими неизвестными, да и сама избирательная кампания начинает все больше походить на бои без правил.

На первый план внезапно выдвинулся действующий глава ПНЕ Абдель Хамид Дбейба, который в соответствии с «дорожной картой» ФЛПД вообще не имел права участвовать в предстоящих выборах. Сейфу было отказано в регистрации под смехотворным предлогом, что его разыскивает Международный уголовный суд в Гааге, маршала Х. Хафтара также устранили как претендента не очень замысловато, то в случае с Дбейбой мы видим совершенно иную картину.

Поначалу Центризбирком отказался его регистрировать и в опубликованных списках кандидатов его имя не значилось, но затем вдруг появилось! Были поданы аппеляции, на основании которых 28 ноября суд исключил Дбейбу из списка претендентов. Однако 1 декабря апелляционный суд Триполи постановил вернуть его в президентскую гонку, поскольку «не нашел нарушений», и это при том, что тот баллотируется, находясь на государственном посту. Решение суда окончательно и обжалованию не подлежит.

Одной из главных задач ПНЕ, которое 63-летний уроженец города Мисурата возглавил 15 марта 2021 года решением ФЛПД, было оказание всемерного содействия проведению президентских и парламентских выборов 24 декабря. При этом сам премьер, как и глава ВГС Халед аль-Мишри, выступал за перенос плебисцита. Дбейба и все члены его правительства давали обязательство не баллотироваться на декабрьских выборах, однако затем глава ПНЕ заявил, что официально пополнит список кандидатов «в самый решающий момент».

Ранее Дбейба обвинялся в коррупции, а в последнее время его репутация пополнилась новыми гранями — явное стремление к авторитаризму и даже диктатуре. Будучи временным главой временного исполнительного органа, он утвердил в ПНЕ принцип единоначалия, запретив своим подчиненным выполнять решения ПНЕ без его личного одобрения. Показательно, что даже заместитель премьер-министра по восточной Ливии Хусейн аль-Катрани, выступил с критикой главы ПНЕ, который распределил бюджетные средства для восточной администрации в несправедливо меньшем объеме в сравнении с долей, предназначенной для запада страны. Ряд чиновников обвинили его в злоупотреблении властными полномочиями и использовании личных связей при назначении на должности. Так, за неоднократными попытками министра нефти и газа снять главу Национальной нефтяной корпорации Мустафу Саналлу последнего А. Дбейба неизменно восстанавливал в должности. Глава ПНЕ вступил в открытую конфронтацию даже с ВГС — принятое в начале ноября Советом решение отстранить от выполнения обязанностей министра иностранных дел Наджлу Мангуш главой правительства было отменено.

Такое вольное поведение обьясняется тем, что именно Дбейба занимается сегодня обеспечением турецких интересов в Ливии, опираясь на помощь Анкары, вооруженных группировок «братьев-мусульман» (запрещены в России) и оттеснив на вторые роли таких исламистов-радикалов, как Фатхи Али Башага и Халед аль-Мишри. К слову, это совсем не нравится Ф. Башаге, который при ПНС премьера Фаиза Сарраджа возглавлял МВД. Будучи кандидатом на пост президента, он подал в суд иск об аннулировании регистрации Дбейбы, но иск был отклонен и теперь Ф. Башаге есть о чем поразмыслить — среди качеств Дбейбы называют также злопамятство и мстительность.

Турция, несмотря на резолюции ООН, предусматривающие эмбарго на поставки оружия, занята укреплением своего военного присутствия. Так, по данным итальянского сайта Itamilradar, только за одну неделю октября на авиабазах аль-Ватыя и Мисурата приземлились шесть турецких военно-транспортных самолетов Airbus A400M.

В Анкаре рассматривают Ливию как важнейший плацдарм в борьбе за ресурсы Средиземного моря (и не только) и игнорируют все призывы к выводу своего военного персонала. При этом турецкие власти отказываются считать свой контингент «иностранным» и ссылаются на меморандумом о взаимопонимании в области безопасности и военного сотрудничества, подписанный с бывшим премьер-министром Правительства национального согласия 27 ноября 2019 года. Нынешний глава ПНЕ и глава ВГС также не возражают против сохранения этих сил на территории страны.

Особо необходимо отметить заявление Анкары, в котором была выражена поддержка ПНЕ и продолжению его работы вплоть до завершения выборов, намеченных на 24 декабря. В Турции, безусловно, очень внимательно следят за развитием событий, и привязка к дате выборов свидетельствует, что дальнейшие события с высокой степенью вероятности будут развиваться по наихудшему сценарию. Кто бы ни был обьявлен победителем, его не признает большинство населения, а это означает либо распад страны на три региона либо возобновление гражданской войны с активными боевыми действиями. Перед примерно тремя миллионами ливийцев, обладающими правом голоса (население страны составляет около 7 млн человек), стоит крайне непростой выбор.

Что касается позиции России, то 27 октября временный поверенный в делах посольства Джамшед Болтаев отметил усилия ливийских властей по проведению выборов в срок и сообщил о намерении возобновить работу посольства РФ в Триполи. Этому предшествовало заявление спецпредставителя президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки Михаила Богданова: в сентябре он рассказал журналистам, что посольство РФ может возобновить работу в Триполи до конца 2021 года. В апреле 2021 года премьер Абдель Хамид Дбейба на переговорах с Сергеем Лавровым сказал: «Мы надеемся, что МИД России примет решение о возвращении в Ливию посла и о возобновлении деятельности посольства. Мы со своей стороны также готовы повысить уровень дипломатического представительства в Москве до посла».

Российская дипмиссия была эвакуирована в Тунис после того, как 2 октября 2013 года подверглась нападению и власти Ливии тогда признали, что не могут гарантировать безопасность дипломатов. Вызывает большие сомнения, что ситуация кардинально улучшилась. Так, 27 октября группировка ан-Наваси штурмовала штаб-квартиру министерства спорта, в тот же день неизвестные атаковали дом командующего военным округом Триполи генерал-майора Абделлы Басет Марвана. Охрана оказала сопротивление, открыла огонь и нападавшие отступили: по данным местных СМИ, за инцидентом стояла банда, известная как «444-я бригада». 1 ноября Национальная комиссия по правам человека Ливии (NCHRL) сообщила, что неизвестные вооруженные лица похитили прямо из международного аэропорта по прилете из-за рубежа члена Совета директоров Национальной нефтяной корпорации (ННК) Белькасима Шанкира, а также директора Нефтяного института управления Халеда аль-Амати и представителя компании Aquaus oil operations.

При этом еще в марте гендиректор «Татнефть» Наиль Маганов сообщал о планах компании вернуться к ливийским проектам и приступить к добыче до конца 2021 года. В июне в Триполи состоялись переговоры с главой ННК Мустафой Саналлой и обсудили возобновление деятельности. 6 октября помощник гендиректора ПАО «Татнефть» по корпоративным финансам Василий Мозговой сообщил, что российская компания восстановила разработку на некоторых месторождениях в Ливии. Остается надеяться, что в МИД РФ и руководстве «Татнефти» знают то, что неведомо всем остальным.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.