Польша лишится остатков суверенитета в борьбе против России

07.07.2022 - 13:32   2 178ДРУЗЬ Игорь

Президент США Джо Байден заявил о намерении создать в Польше постоянный штаб пятого армейского корпуса США в Европе, что будет, естественно, сопровождаться введением значительных сил НАТО. На практике это означает окончательное превращение Польши в тупое антироссийское орудие, что противоречит ее национальным интересам и таит огромную угрозу местному населению, превращаемому в «пушечное мясо».

Причем, данное решение Байдена активно приветствовали польские политиканы и «эксперты», большинство которых давно подсело на гранты американского правительства. С их помощью де-факто данная территория уже и так во многом превращена в инструмент антироссийской политики руководства США, и недаром именно через нее идет поток западного оружия на Украину и вербуются самые большие полчища наемников для войны с РФ.

Российские обозреватели обычно объясняют такие самоубийственные, по сути, шаги польского руководства закоренелой русофобией поляков. Однако это не совсем верно. Один из последних патриотических политиков Польши, экс-депутат Сейма Матеуш Пискорский объясняет ситуацию по-другому, и недавно, в частности, он заявил следующее:

 «Аналитики нередко рассуждают о том, что Польша является самой антироссийски настроенной страной Европы. Появляются также мнения о якобы присущей полякам русофобии. Правда, анализом результатов социологических опросов и исследований никто особо не заморачивается. И не учитывается один основный фактор – репрессивность польского режима.

Польский правящий класс не является самостоятельным игроком и даже политическим субъектом. Скорее, так же, как и киевский режим после переворота 2014 года, он всего лишь инструмент правления англосакских кураторов в Центральной и Восточной Европе.

Ранее, до начала 24 февраля российской специальной военной операции, репрессиям подвергались высказывавшиеся за нормализацию польско-российских отношений. Теперь всевозможное давление оказывается и на тех, кто занимают недостаточно проукраинскую и провоенную позицию.

Скажешь что-нибудь про польские национальные интересы, не обязательно совпадающие с интересами киевского режима, мгновенно тебя записывают в ряды «агентов Кремля». Репрессии имеют разные формы и усиливаются после очередных поражений ВСУ на фронте… Не обязательно высказываться публично. Достаточно, что кто-то из ваших знакомых узнает, что у вас немножко другие взгляды, даже если вы лишь намекнули о чем-то, сидя за чашкой кофе во время частной беседы».

Г-н Пискорский отметил, что гонения проамериканского режима на польских патриотов, отвергающих диктат НАТО и желающих дружить с Россией, могут иметь разные формы в зависимости от «прегрешений» инакомыслящих: от увольнения с работы и травли в СМИ до арестов. Ему и самому пришлось провести почти три года за решеткой в результате параноидального обвинения в «работе на Россию» со стороны (анти)польских спецслужб, давно ставших филиалами ЦРУ.

При загадочных обстоятельствах, похожих на политические убийства, погиб ряд польских патриотов, пытавшихся изменить проамериканский курс Польши на дружеский к России. Например, якобы «покончил с собой» Анджей Леппер – глава фракции депутатов Сейма, консервативный католик и семьянин, который на такой шаг неспособен по определению.

Можно только пожалеть о наличии в Польше столь жестокого и марионеточного режима, вредного, в первую очередь, для самих поляков. Генетически этот народ полностью идентичен с нами. Да и по своему языку, и по культуре он не слишком далек от русских, поскольку является славянским и почти полтора века жил в Российской империи.

И было бы совершенно несправедливо думать, что польские подданные русского императора только то и делали, что бунтовали против России, хотя были у нас и такие печальные страницы. После второго польского бунта политика империи на этих землях стала более продуманной и гибкой. В передовице очень влиятельных на то время «Московских ведомостей» от 9 апреля 1863 года известный русский публицист Катков, выражая мнение не только свое, но и консервативной части правительства, восклицал: «Русские люди <…> не желали бы, чтобы по усмирении восстания у польского края были отняты или стеснены виды на дальнейшее развитие. Не подавлять польскую народность, а призвать ее к новой, общей с Россиею политической жизни – вот что лежит в интересах России, самой Польши и целой Европы». И русские цари сделали очень многое для развития Привисленских губерний: от развития местной промышленности и транспорта до системы образования.

Несмотря на то, что и с польской, и с нашей стороны бывали ошибки и несправедливости, к концу 19 века соработничество польского и русского народа в рамках империи достигло весьма высокого уровня. Император Николай II, посетив Варшаву в 1897 г., был приятно удивлен массовым выражением добрых чувств поляков по отношению к себе лично и к России, и сказал теплые слова, явно не просто дежурные комплименты: «Выражаю вам, господа, нашу искреннюю благодарность за тот щедрый дар, участие в котором приняли все слои польского населения, и за чувства преданности, о которых вы нам заявили. Я верю вполне искренности их. Вчера мы были глубоко тронуты горячим приемом, оказанным нам здесь. Встреча Варшавы оставит в нас самое отрадное воспоминание о нашем первом посещении ее. Еще раз сердечно благодарю, господа».

Мнение императора о верноподданности большинства поляков оправдалось в период Первой мировой войны, когда поляки, вопреки прогнозам, стали массово и честно воевать за Российскую империю, часто проявляя при этом немалый героизм, например, при знаменитой защите крепости Оссовец.

И не зря Булгаков в своей знаменитой «Белой гвардии» позитивно описывал многих русских офицеров польского происхождения, от Мышлаевского до Студзинского, которые защищали Киев от петлюровцев, дружно пели русский гимн и сокрушались, что великая русская держава гибнет в революционном пожаре. У всех этих офицеров были реальные прототипы – знакомые писателя.

Только свержение законного императора и приход к власти в России отвратительного полякам Временного правительства толкнул немалую часть поляков на сепаратизм, ставший совсем массовым после прихода к власти большевиков, еще более неприемлемых для Польши, чем «временщики» Керенского. Но все равно, даже после всех революционных катаклизмов поляки долго относились с большим подозрением к Пилсудскому, занимавшему во время Первой мировой прогерманскую позицию.

Тем не менее, в конце концов в отделившейся Польше верх взяли радикальные антирусские националисты, подобные нынешним украинским. Так же, как сейчас на Украине, местные «филологи» конструировали искусственный язык, специально внедряя в польский лексикон слова, непохожие на русские. Так же искажалась история, раздувалась русофобия в школах и вузах. Адепт тоталитарной секты масонов Пилсудский в этих своих безобразиях страшно любил ссылаться на опыт Речи Посполитой, но она была совершенно непохожей на создаваемое им государство-нацию, являющуюся продуктом Нового времени.

Речь Посполитая была монархией, в которой главным идентифицирующим фактором была религия, а не национальность, причем, второй государственной религией было православие, и пока на замену ему не ввели насильственную унию, это государство было достаточно крепким. Что же касается языка, то в большинстве городов данного государства доминировала немецкая речь, в Литве и Малороссии – тогдашний вариант русского, а языком местных ученых была латынь. Монархи Речи Посполитой порой даже вовсе не знали польского языка – например, Стефан Баторий и Генрих Валуа.

А польские националисты начиная с 1917 года стали насильственно создавать мононациональное государство, какое ныне создается и на Украине. Большинство из них поразились бы тому факту, что их усилия закончатся доминированием американских войск на польской земле, переходом местной экономики и СМИ в руки западных олигархов, «парадами» содомитов в Варшаве, дехристианизацией и наркотизацией.

Ныне в Польше по приказу правительства США легализована «медицинская» марихуана, а большинство молодежи перестало регулярно ходить в костел в результате тотальной антирелигиозной пропаганды от прозападных СМИ и фондов, по масштабу далеко превысившей пропаганду коммунистического режима.

Конечно, национальные силы этой страны еще существуют, они порой оказывают сопротивление, но их отпор глобализму слабеет с каждым годом. И в этом нет ничего удивительного: все антирусские «национально-освободительные» движения закончились такими вещами. Сепаратизм в Российской империи изначально курировался темными оккультно-финансовыми кланами, для которых «свидомиты» разных наций выступали в роли «полезных идиотов», помогающих встроить эти земли в глобальный мир в роли колоний. «Национальные государства» были только переходным этапом на пути к растворению народов в тигле глобализации.

Поэтому и сейчас не стоит ждать от Польши неких радикальных шагов по присоединению «Восточных крессов». Это неугодно западным господам Польши, для которых нужно существование формально независимой Украины – главного на сегодня орудия правительств США и ЕС против России. Правда, по указанию руководства НАТО Польша может ввести войска на Украину для участия в войне против России. Марионеточное польское руководство легко может пожертвовать своим народом, а польское государство, как и украинское, будет постепенно упраздняться, если не де-юре, то де-факто.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.