Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Репатриация как решение демографической проблемы Южной Осетии

25.10.2019 - 7:485 319

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов подписал в сентябре указ о преобразовании Комитета по миграционной политике в Комитет по социальной защите беженцев и вынужденных переселенцев. Новое ведомство получает полномочия в сфере социальной защиты беженцев и вынужденных переселенцев. Примечательно, что ведомство займется репатриацией.

Как известно, с началом агрессии Грузии в 1991 г. десятки тысяч жителей Южной Осетии были вынуждены бежать из сел в Цхинвал. Кроме того, тысячи осетин под давлением грузинских шовинистов бежали в Южную Осетию из Грузии. Со временем значительная часть беженцев и вынужденных переселенцев перебралась в РСО — Алания. Часть из них адаптировалась в новых условиях, другая часть поныне живет в центрах коллективного проживания. И практически каждый год небольшая категория беженцев получает сертификаты на жилье, становясь полноправными членами общества и уже не связывая свое будущее с Южной Осетией.

Стоит учесть, что первая волна беженцев из Южной Осетии ушла через хребет в 1920-х годах и осела в Северной Осетии, где обосновалась компактно в селе Ногир и других населенных пунктах.

Программа есть. Вопрос в реализации

Вопрос репатриации соотечественников остро стоит на повестке дня. В июне 2009 года Минздравсоцразвития РЮО разработало программу по делам репатриации, беженцев и перемещенных лиц. Презентовал ее тогдашний глава ведомства Нугзар Габараев. Программа утверждена в ходе заседания президиума правительства РЮО.

«Программа обустройства должна предусматривать всестороннюю помощь. Есть возможность привлечь международные организации. Программа направлена на оказание содействия добровольному переселению в Южную Осетию соотечественников, проживающих в других государствах, и социально-экономической адаптации беженцев и перемещенных лиц в результате агрессии Грузии на территории РЮО», — сказал Габараев, отметив: в случае удачного начала программы число беженцев из числа этнических осетин Грузии резко возрастет, что в значительной мере окажет влияние и на демографическую ситуацию в республике.

Отмечалось, что будет сформирован попечительский совет из числа граждан РЮО, ближнего и дальнего зарубежья для рассмотрения поступающих заявлений и создана межведомственная комиссия (в последнюю войдут представители различных министерств РЮО, Комитета госбезопасности и уполномоченный при президенте по правам человека). Кроме того, будет создан общественный внебюджетный Фонд по делам репатриации, беженцев и перемещенных лиц в РЮО.

Южная Осетия в результате нескольких военных авантюр Грузии потеряла десятки тысяч соотечественников. Трагические события за последние сто лет и миграция нанесли непоправимый вред демографическому балансу. По-прежнему остается актуальным вопрос беженцев и вынужденно перемещенных лиц. Эти категории граждан до сих пор нуждаются в предметном внимании со стороны властей, которым на протяжении десятилетий не удается интегрировать всех беженцев в наше общество, избавив их от незавидного социального статуса. В настоящее время беженцы и вынужденные переселенцы проживают в нескольких коллективных центрах Цхинвала в тяжелейших условиях.

Лучший вариант решения проблемы беженцев и ВПЛ — строительство жилья в местах, где сочтет нужным государство, с учетом мнения беженцев, а вынужденных переселенцев — вернуть в места прежнего проживания.

Россия надежно охраняет безопасность Южной Осетии, и причина, побудившая ВПЛ бросить родные места, исчезла. На повестку дня выходит вопрос возвращения людей в села. Ведь рецидива реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку национальной принадлежности больше не существует. Тем более что у многих в селах осталось жилье. В целом законодательство не предусматривает пребывания гражданина в статусе беженца или вынужденного переселенца на постоянной основе.

Вынужденные переселенцы — в большинстве своем это жители приграничных сел Цхинвальского района, инфраструктура в которых в настоящее время развивается — села электрифицированы, есть транспортное сообщение, проведены дороги, есть детские сады, школы, объекты социальной инфраструктуры. Поэтому, чем существовать в непростых условиях коллективных центров, лучше жить достойно в родных местах.

Расселение беженцев и ВПЛ компактно на территории районов, где есть отличная возможность заниматься сельским хозяйством, окажет значительное влияние на насыщение рынка сельхозпродуктов. И государство должно быть заинтересовано в этом. Город не может жить без сел.

В Комитете по миграционной политике есть программа создания поселка для беженцев и вынужденных переселенцев из 175 домов.

«Это целое поселение с необходимой инфраструктурой — школа, детский сад, торговые объекты. Мы внесли проект в Инвестпрограмму, но составители программы пока не учли наше пожелание. Мы были бы рады, если хотя бы выделили средства для строительства 50 домов», — с надеждой отмечал ранее глава ведомства Игорь Чочиев.

Идея строительства отдельного поселка для беженцев и вынужденных переселенцев, вне всякого сомнения, заслуживает поддержки и реализации. Переселение беженцев из коллективных центров в собственное жилье избавит государство от постоянных затрат на обслуживание зданий, высвободит их для других государственных нужд и, кроме всего, даст неплохой экономический эффект, ведь новоселы смогут заниматься сельским хозяйством в масштабах выделенных им земельных наделов. Как правило, беженцы и вынужденные переселенцы — в основном из сельской местности и с детского возраста приучены к сельскому труду.

Абхазский опыт

Здесь перед нами пример Абхазии, где в 1993 г. появился Госкомитет по репатриации. Абхазская программа по репатриации — фундаментальный по содержанию документ, и Абхазия уже берет под предметную опеку репатриантов по всем вопросам жизнедеятельности. Разработка аналогичной программы позволит вернуть наших соотечественников из Грузии, где у них нет никаких перспектив.

К репатриации в Абхазии подходят очень ответственно. Ликвидация последствий ущерба генофонду там осуществляется на деле. Свыше 70% абхазов проживают за пределами Абхазии, в Турции, Сирии и других странах. И комитет по репатриации нацелен на возвращение абхазов. Конечно, вернуть всех не удастся, но несколько десятков тысяч репатриантов вернутся. А это — существенный вклад в демографию Абхазии.

Власти выплачивают репатриантам единовременные пособия по рождению ребенка: 30 тысяч рублей — за первого, 40 тысяч — за второго и 50 тысяч — за третьего. В 2018 г. в семьях репатриантов родилось 27 детей. Сейчас в комитете более 500 заявлений на предоставление жилья. В 2018 г. 543 зарубежных соотечественника получили гражданство Абхазии.

В 2013 г. Министерство репатриации и МИД Абхазии при содействии общественных деятелей и представителей российских госструктур провели гуманитарную акцию: около 500 этнических абхазов и абазин были перевезены в республику из охваченной войной Сирии. За 25 лет до 11 тысяч соотечественников получили гражданство Абхазии.

Бюджет Госкомитета по репатриации составляет 150 млн в год. А на заседании правительства РЮО, где обсуждался вопрос репатриации, озвучивалась сумма 200 млн в год. Этих средств достаточно, чтобы ежегодно возвращать в Южную Осетию несколько тысяч человек.

Если в Южной Осетии экстренно не заработает программа репатриации, живущие в коллективных центрах беженцы и вынужденные переселенцы со временем покинут пределы республики и уедут навсегда. Мы еще больше усугубим и без того тяжелую демографическую ситуацию… Репатриация — это не только статистика. Это возвращение интеллектуального ресурса, опыта, знаний, технологий, бизнеса.

Большое количество осетин, живущих за пределами Южной Осетии, — высококвалифицированные специалисты, бизнесмены, представители творческой и научной интеллигенции. Они внесут огромный вклад в развитие Южной Осетии, укрепят кадровый потенциал.

С нынешней численностью населения Южной Осетии невозможно решение целого комплекса народно-хозяйственных и иных задач, стоящих перед республикой. Поэтому репатриация должна стать национальной идеологией. И указ главы государства принят своевременно, с пониманием всей остроты проблемы, которая со временем может привести к плачевным последствиям…

Александр Келехсаев, газета «Южная Осетия»

Выбор читателя

Топ недели