Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Кирилл Вышинский: что было бы с Украиной и Россией, если бы майдан проиграл

20.02.2020 - 21:064 410

Арестованный украинскими спецслужбами и через 1,5 года переданный России по обмену пленными журналист Кирилл Вышинский (сейчас он работает исполнительным директором «России сегодня») рассказал, что было бы, если бы майдан проиграл.

Шизофреническая война

— Только что в США вышел фильм, в котором американцы открыто показали людей, стрелявших на майдане, и назвали руководивших этой бойней. Это сплошь те, кто на волне майдана пришел к власти. Поражает реакция на Украине, там говорят: это все игры Трампа. Но речь же об убийствах, организованных властями Украины! Об этом в Киеве — молчок…

— Там все ведут себя так, словно у тебя гангрена, но ты боишься себе в этом признаться. Только рано или поздно ногу придется отнимать…

— А если бы майдан шесть лет назад не победил, какими бы были сейчас Украина, Россия?

— На Украине были бы досрочные выборы. Янукович на них тогда бы точно проиграл. Но не было бы войны. Все в Киеве строится на законе, в котором Москву назвали агрессором. Если кто-то поднимает вопрос о контактах с Россией, начинается вой: «У нас война!» Но это же шизофреническая война!

Я, когда сидел в камере, смотрел телевизор, самой страшной пыткой были украинские новости. Первые сюжеты — вести с фронта. Бойцы готовы отражать «российскую агрессию». А третьим — четвертым сюжетом диктор мимоходом сообщает: «В прошлом году товарооборот с Россией вырос на 20%». Или что самые прибыльные железнодорожные направления — это Киев — Москва, Львов — Москва и Одесса — Москва. Такая «война».

Украинизация всё равно бы началась

— То есть на досрочных выборах после майдана тренд на украинизацию, на вытеснение русского языка остался бы?

— Боюсь, да. Помню, мне депутаты Партии регионов говорили: «У нас никто не хочет идти в гуманитарные комитеты. Все хотят в комитеты по финансам и энергоносителям». Поэтому всю гуманитарку отдали оппозиции. И вытеснение русского языка началось при Януковиче. Единственное, что он смог продавить, — это закон, который хоть как-то гарантировал юго-востоку Украины русский язык в рамках территориальных общин. Была страшная драка. Но закон действовал. И телевидение, и суды были на русском языке. Первым делом, кстати, новая Рада после майдана этот закон и отменила. Сразу все показала юго-востоку — не будет у вас никакого русского.

— То есть, если бы Янукович тогда устоял, мы бы все равно сейчас наблюдали эту печальную картину?

— Конечно! Просто было бы чуть отложено во времени. Каток давно был запущен.

— Факельные шествия с портретами Бандеры тоже никуда не делись бы?

— Это же началось при Януковиче, он гайки отпустил. Никто же в его команде не занимался идеологией, все занимались деньгами. Это была роковая ошибка.

Прививка от госпереворота

— Казалось бы, Россия, Украина, Белоруссия — такой исторический мощный кулак. Его объединение выглядит вполне естественным, почему не вышло?

— Помешали. К этому шло. ЕврАзЭС с учетом Казахстана — это то, о чем вы говорите. Формировался костяк — самые мощные экономики на постсоветском пространстве, самые мощные рынки… На чем строилась вся пропаганда майдана: мы не хотим в Таможенный союз, мы хотим в Европу. Показывали им на пальцах — посмотрите, посчитайте, что вы теряете. Бесполезно: «Мы теряем суверенитет». Ну неправда же! Но пропаганда была сильней. В итоге максимум, что Украина получила, — безвизовый въезд в Европу, который перенаправил рабочую силу из России в Евросоюз.

— Произошедшее на Украине — это провал внешней политики России?

— Думаю, нет. Я бы не сказал, что никто из Москвы ничего Украине не предлагал. Другой вопрос — не действовали так нагло, как американцы. Не вливали деньги в неправительственные и военизированные организации. Но это же технологии госпереворотов. Россия этим не занимается. Ошибка? Я считаю, нет. То, что Москва не берет в руки этот лом, — это проявление силы. В конце концов Россия сама получила мощную прививку от госпереворотов. Увидела, к чему приводит хаос. Это бесценно. Ну и Крым.

— Что получила Украина от майдана?

— Всплеск патриотизма. Но это ложно понятая ценность. Произошла самая страшная вещь — в политическую элиту начали подниматься люди, близко к ней не подходившие. Сегодняшнее руководство Украины на майдане не стояло, но по компетенции от «революционного» далеко не ушло.

— Вы в России начали цикл телепередач про «другую» Украину, хорошую. Зачем?

— В «Типичной Украине» я рассказываю про людей, про их жизнь. Мы же об Украине узнаем из грустных новостей и перепалок украинских экспертов, которых на родине никто не знает. Мне хочется, чтобы мы про братский народ знали больше.

— Он россиян действительно ненавидит, этот братский народ?

— Да нет, конечно! Просто там новостное пространство забито истерией про Россию как страну-агрессора. У меня в Херсоне половина сокамерников были приехавшие из России с заработков, а вторая половина собиралась работать в России после тюрьмы. Они смотрят телевизор и хихикают над этими новостями. Они себя не отрывают от России. Не воспринимают Россию как врага.

Выбор читателя

Топ недели