Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Н.Патрушев: Мы не должны замалчивать кровавые злодеяния фашистских режимов

06.08.2020 - 17:101 005

Николай Платонович, многие западные политики и историки сегодня пытаются рассматривать Вторую мировую войну через призму «реальной политики», сводя ее только к «геополитической игре», забывая о том, какую угрозу несла человечеству фашистская идеология. В чем, по вашему мнению, кроется опасность такого подхода?

Николай Патрушев: Историю необходимо изучать, а не пытаться скорректировать. Прошлое изменить нельзя. Наработанный предыдущими поколениями позитивный опыт следует использовать, а допущенные в тот или иной момент истории ошибки надо стараться впредь не повторять. Вместе с тем мы становимся свидетелями попыток искажения истории и замалчивания кровавых злодеяний фашистских режимов. И это является одной из причин того, что через сто лет после того, как фашисты и нацисты подняли голову в Европе, их лозунги сегодня вновь звучат на площадях ряда стран.

Какие лозунги и идеи можно назвать фашистскими? Те, которые в 1920-х годах использовали Муссолини и Гитлер, или эти понятия гораздо шире?

Николай Патрушев: Оба диктатора использовали идеи, ранее разработанные французскими и британскими теоретиками «научного расизма», идеологами крайнего консерватизма, монархизма, мистиками и философами. Среди этих идей — доминирование одних рас и народов над другими, культ войны и грубой силы, пренебрежение морально-нравственными ценностями, тоталитаризм во всех сферах деятельности, подавление государством отдельной личности.

И эта идеология легла на благодатную почву, которая возникла в разрушенной Европе после окончания Первой мировой войны?

Николай Патрушев: Мы эту тему обсуждали с членами научного совета при Совете безопасности России, с представителями ряда научно-исследовательских институтов. Многие историки обоснованно полагают, что после Первой мировой войны значительное количество людей, прошедшее через ужасы кровопролитных боев, осознало, что навязываемые европейскому обществу либеральные ценности не предотвратили бойню 1914—1918 годов и не обеспечили возвращение к нормальной жизни ни солдатам-победителям, ни тем более побежденным. Проблемы послевоенного восстановления экономики, разделение искусственными границами еще вчера единых народов — вызывало отчаяние миллионов людей. Тысячи мелких лавочников, фабрикантов, ремесленников и их семей разорились, не выдержав тягот военного времени. Они, как и вернувшиеся с фронта солдаты, чувствовали себя ненужными, выброшенными из социума. Считали, что преданы властью, во имя которой терпели лишения, сражались и погибали. Деньги на военных заказах, которые крупный бизнес привык делать, манили куда больше, чем мирная торговля, а агрессивная геополитическая доктрина нацистов такие заказы обещала в изобилии. Наконец, для фашизма сложилась и благоприятная международная обстановка. Манипуляции по поводу «угрозы с востока», которой русофобы Европы запугивали своих соотечественников не первое поколение, получили новый импульс с возникновением Советской России.

Однако фашизм в 1930-е годы не был ограничен одной лишь Европой. Явный отпечаток фашизма несло и государственное устройство верного союзника Германии — милитаристской Японии.

Николай Патрушев: По мнению многих историков, по своей агрессивности, жестокости и амбициям Япония в эти годы не уступала Третьему рейху. Воодушевленная идеей о своем превосходстве над другими народами, в 1937—1945 годах японская армия зверски уничтожила миллионы мирных жителей Китая, Кореи, Индокитая, Филиппин, Индонезии. До последнего придерживаясь принципов милитаристской идеологии, Япония не спешила капитулировать, несмотря на поражение Германии.

Что и стало одной из причин атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки ровно 75 лет назад 6 и 9 августа?

Николай Патрушев: Американцы направили ядерное оружие на мирное население, а значит, их действия мало чем отличались от преступлений самой милитаристской Японии. Жертвы японцев, погибших в результате тех чудовищных бомбардировок, нельзя оправдать военными действиями.

При этом, как известно, применив единственный раз в истории человечества военный атом, США преследовали главную цель — запугать Советский Союз и другие страны наличием у них нового и столь мощного оружия массового поражения.

Об уроках этой трагедии необходимо помнить постоянно, чтобы не допустить ее повторения ни в одной точке мира. Заметным проявлением ответственного подхода к будущему человечества стало бы также осознание неправоты теми американскими политиками, которые сегодня подталкивают Токио к наращиванию военного потенциала и расширению границ возможного применения японских вооруженных сил.

Вернемся к истории. Ушел ли в небытие фашизм после триумфальной победы СССР и западных союзников в 1945 году?

Николай Патрушев: В 1945 году крах потерпели далеко не все фашистские режимы. Уцелели, например, диктатуры Франко в Испании и Салазара в Португалии, где нашли убежище многие нацистские преступники, которые потом с ведома, а порой и при поддержке западных спецслужб переправлялись в другие регионы для передачи опыта.

Даже в странах с поверженным фашизмом заслуженное возмездие нашло далеко не каждого преступника. На скамье подсудимых в Нюрнберге оказались лишь наиболее одиозные нацисты. Аналогичный характер носил и Токийский процесс. Преследование остальных преступников столкнулось с трудностями. О многом говорит тот факт, что пока в Хабаровске советские власти судили офицеров Квантунской армии, ставивших чудовищные опыты с биологическим оружием на пленных и мирном населении, их успевшие сдаться американцам коллеги продолжали свою смертоносную работу в самих США.

Как собственно и многие бывшие немецкие каратели и их добровольные «помощники» на оккупированных территориях.

Николай Патрушев: Результаты этого не замедлили сказаться уже в 1960—1970 годах: в мире возникли десятки политических режимов, имевших более или менее выраженные фашистские черты (так называемый парафашизм). Подавляющее их большинство входило в лагерь союзников США. Так, в 1967 году в Греции к власти пришли «черные полковники», а в 1973 году в Чили началась семнадцатилетняя диктатура А. Пиночета. Стоит напомнить, что даже в этой очень далекой от нас стране организаторы переворота использовали и русофобские лозунги — «Тревога, чилиец, русские стоят у порога!».

Неужели культивирование антирусской истерии как одной из главных угроз безопасности государства — это столь действенный метод?

Николай Патрушев: История показывает, что он срабатывал, доводя многих до нервного истощения. Вспомним, как в 1949 году министр обороны США Джеймс Форрестол настолько рьяно занимался подготовкой новой войны с Советским Союзом, поддерживая антисоветскую пропаганду для увеличения ассигнований на оборону, что в итоге, как пишут американские издания, сам оказался в психиатрической больнице, откуда и выбросился из окна со словами «Русские идут, они уже здесь».

Что-то это очень напоминает сегодняшнюю ситуацию, когда в XXI веке под лозунгом «Русские идут» в соседних с нами странах к власти приходят откровенные националисты. Работают по старым антисоветским методичкам?

Николай Патрушев: Особенно ярко это проявилось на Украине, где на ведущие роли в политике после событий 2014 года прорвались такие неонацистские организации, как «Свобода», УНА-УНСО, «Правый сектор», «Национальный корпус», «Добровольческий Рух ОУН» (запрещены в РФ). Их лидеры выступают за построение на Украине «корпоративно-синдикалистского», а по сути нацистского государства.

Русофобия, которую эти организации унаследовали от украинских пособников фашистов 1930—1940 годов, навязывается братскому народу. Вдохновляясь примерами нацистской Германии, украинские неонацисты громят магазины с вывесками на русском языке, сжигают русскоязычные книги, а иногда и людей — как активистов «Антимайдана» в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 года. Украинские радикалы запугивают своих сограждан, мешают нормальным общественно-политическим процессам.

Кроме того, методы, которыми Киев с 2014 года ведет войну со своими же гражданами, называя их террористами и не вступая в переговоры, также мало чем отличаются от тех зверств, которые в свое время практиковали нацисты на оккупированных территориях.

Николай Патрушев: Против мирных жителей применялись авиация и фосфорные бомбы, тяжелая артиллерия и реактивные системы залпового огня, а в «фильтрационных» лагерях, созданных якобы для выявления сепаратистов, обычным делом стали пытки и издевательства.

Известно, что реинкарнация нацизма происходит и в Прибалтике, где бывшие и еще пока живые ветераны СС и их последователи чувствуют себя особенно комфортно.

Николай Патрушев: Причем этому открыто содействуют власти Эстонии, Латвии и Литвы. Подавление инакомыслия, беззастенчивая пропаганда, лозунги агрессивного националистического содержания создают питательную среду беспрепятственно функционирующим неонацистским движениям.

Нет препятствий для систематического проведения маршей легионеров СС, активно навязывается мысль, что эти группировки могут встать на пути надуманному «потенциальному российскому вторжению».
Украина и Прибалтика — лишь наиболее одиозные примеры того, как неонацистские и неофашистские настроения становятся популярными не только в обществе, но и у политической элиты.

Насколько сильны подобные тенденции в других странах?

Николай Патрушев: В отличие от Украины и Прибалтики, в других странах Европы и в целом мира неофашизм в основном воспринимается как маргинальное явление политической жизни. Но в случае безответственной политики ни одно государство не будет застраховано от возрождения фашизма.

Так, в странах Европы на фоне нарастающих социальных и расовых противоречий вновь заявляют о себе неонацистские и неофашистские движения с антисемитскими и антиэмигрантскими лозунгами. Интернет-цензура и технологии современной западной пропаганды, в том числе антироссийской, порой повторяют геббельсовские приемы.

Призывы объединиться против «общих врагов», к числу которых без всяких на то оснований Запад относит и Россию, создают условия для появления идей национально-государственного превосходства.

Идеи «чернорубашечников» и «коричневых» подхватываются творцами «цветных революций», которые навязывают ксенофобские и иные мифы для насильственного смещения легитимных правительств.

Проведение США и их союзниками политики «управляемого хаоса» на Ближнем Востоке породило унижение национального и религиозного достоинства больших групп населения, межконфессиональное противостояние. Как следствие, после вторжения американцев в Ирак возникла террористическая организация ИГИЛ (запрещена в РФ). Ее сторонники руководствуются принципами религиозной нетерпимости и фанатичной «войны против всех», что очень близко по сути фашистской идеологии.

То есть, как СССР в годы Второй мировой войны, сегодня Россия снова на переднем крае борьбы с распространением «коричневой чумы»?

Николай Патрушев: В основе подхода, продвигаемого Россией, лежит формирование нетерпимости к фашистским движениям и их добровольным союзникам, недопущение оправдания и реабилитации нацистских и фашистских злодеяний. Такие преступления в принципе не могут иметь срока давности. Демократическая мировая общественность должна сознавать, к каким кровавым последствиям приводит человеконенавистническая идеология — именно это знание является самой надежной гарантией от повторения подобных событий в будущем. Проводимая государствами культурная и образовательная политика должна быть нацелена на развитие критического мышления, отвергающего любые попытки распространения тоталитарных взглядов и манипулирования этническими мифами.

И не менее важна борьба с фальсификацией истории?

Николай Патрушев: Конечно. Это предполагает организацию серьезных научных изысканий, направленных на формирование объективной картины прошлого. Кроме того, необходимо углублять научный диалог в рамках международного академического сообщества, направленный на совместное противостояние историческим вымыслам. Подобно тому, как в годы войны десятки стран и народов, несмотря на идеологические разногласия, объединились против общего врага, сегодня их наследники должны выступить единым фронтом, не допустив возрождение фашизма и нацизма в современном мире.

Выбор читателя

Топ недели