От «Кефали» до «Бореев»: как ВМФ России учился воевать подо льдом

20.02.2022 - 2:38   1 284

26 марта прошлого года президент Владимир Путин принял доклад главкома ВМФ Николая Евменова о ходе экспедиции в Арктике. Три российские атомарины одновременно всплыли в районе архипелага Земля Франца Иосифа. Учения подтвердили способность подводного флота России совершать подо льдом походы к Северному полюсу и наносить удары из глубины.

Погружение в неизвестность

«Умка-2021» — так называлась комплексная арктическая экспедиция — вполне могла быть приурочена к 140-летию создания братьями Иваном и Александром Карышевыми проекта подводной лодки. В 1881 году они представили документацию на рассмотрение Русскому техническому обществу. В пояснительной записке указывалось, что существует возможность достичь полюса, пройдя к нему подо льдом. Для пополнения запаса воздуха предусматривалась возможность всплытия в полыньях. Проект братьев Карышевых опередил свое время примерно на 80 лет. Только в конце 1950-х годов задуманные ими походы стали реальностью.

Ну а первые субмарины с наступлением зимы в морях, скованных льдом, вообще не эксплуатировались. Снять сезонные ограничения попытались русские подводники. В конце 1908 года было решено проверить возможность использования подводных лодок при отрицательных температурах наружного воздуха. Для испытаний выбрали «Кефаль», входившую в Отдельный отряд подводных лодок Владивостокского порта. Это была лодка типа «Протектор» (в российском флоте — тип «Осетр»), построенная американской фирмой С. Лейка и вступившая в строй в 1905 году. Подводное водоизмещение — 187 тонн, дальность плавания под водой — 17 морских миль.

Испытания начались 1 января 1909 года. Бухта Золотой Рог была покрыта льдом, температура воздуха упала до −25°С. В 11 часов 48 минут «Кефаль» под командованием мичмана В.А. Меркушева начала первое в истории плавание подо льдом. За полтора часа субмарина преодолела четыре мили, всплывая, она пробила ледовое поле. Эксперимент можно было считать успешным, однако его продолжения пришлось ожидать почти четверть века, а практического применения — и того дольше.

Боевое применение

По мере создания и развития советского подводного флота возникло понимание, что лодки должны преодолевать участки ледовых полей в подводном положении. Вопрос был особенно актуальным для Балтийского флота, так как Финский залив зимой сковывает лед, а другой возможности скрытного выхода на просторы Балтики не существовало.

Одним из инициаторов решения проблемы в середине 30-х годов стал начальник штаба бригады подводных лодок капитан 2-го ранга А.Т. Тарадин. В докладе «О возможности использования подводных лодок в условиях Финского залива» он предлагал внести в существовавшие проекты подводных лодок некоторые изменения, что позволило бы им плавать «под неподвижным льдом для решения боевых задач в период зимних боевых действий в Финском заливе и Балтийском море».

В Арктике первое подледное плавание продолжительностью 30 минут 13 февраля 1938 года совершила подводная лодка Д-3. Субмарина привлекалась к операции по спасению с дрейфующей льдины членов папанинской экспедиции.

Во время советско-финской войны 1939–1940 годов советским лодкам неоднократно приходилось форсировать в подводном положении ледовые перемычки. Так, в начале января 1940-го действовавшая в Ботническом заливе лодке Щ-311 три раза проходила под льдом.

В феврале 1940 года на М-90 проводились испытания гидробура. С помощью этого устройства во льду толщиной 60–70 см за семь минут проделывали отверстие диаметром 40 см. Это позволяло поднять перископ. Также проверили возможность применения торпед из-подо льда.

Курс — к макушке Земли

Вскоре после окончания Второй мировой войны началась новая — холодная. Глобальное противостояние СССР и НАТО развернулось и на океанских просторах. Это вызвало повышенный интерес к плаванию субмарин под сплошным льдом.

Создание новых систем гидроакустики (эхоледомеров и гидролокаторов) позволило находить полыньи и определять толщину ледовых полей. Затем начали применять и телевизионные установки для тех же целей.

В 1955–1960 годах подводные лодки проектов 611 и 613 послевоенной постройки ходили на север Баренцева моря и в Гренландское море. Экипажи отрабатывали методики всплытия в полыньях и разводьях, тестировали первое поколение эхоледомеров, приборов для приема радиосигналов. За два похода С-329 прошла подо льдом без малого 400 миль. Субмарина находилась в подводном положении в общей сложности 133 часа. С-347 прошла подо льдом за 56 часов 167 миль. Успех закрепили Б-70 и Б-76 — за 93 и 88 часов они прошли 273 и 282 мили соответственно.

Оппоненты не отставали, а в некоторых случаях опережали советских подводников. В конце 1940-х — первой половине 1950-х короткие плавания подо льдом с применением специальных систем гидроакустики совершали дизель-электрические подлодки ВМС США.

Большинство ограничений по автономности и продолжительности нахождения в подводном положении были сняты с появлением атомных энергетических установок. 19 августа 1957 года отправилась в поход американская атомарина «Наутилус». Подо льдом она прошла 1,2 тыс. миль. А на следующий год записала в свой актив и плавание в подводном положении до макушки планеты.

Догнать и перегнать Америку

17 декабря 1958 года в строй вступила первая советская атомарина К-3, позднее получившая название «Ленинский комсомол». Строительство корабля по проекту 627 «Кит» велось на заводе № 402 (ныне «Севмаш») в Северодвинске. В повестке дня снова было «догнать и перегнать Америку».

Советские атомоходы начали регулярно совершать подледные плавания с 1959 года. В период с 11 по 21 июля 1962 года К-3 под командованием капитана 2-го ранга Л.М. Жильцова отправилась к Северному полюсу. Этот поход неоднократно откладывался из-за плохого состояния энергетической установки. В море лодку отправили без трети парогенераторов, которые были заглушены из-за утечек. Мощность была ограничена 60%. Ресурс оставшихся парогенераторов оценивался в 800 часов.

Как бы то ни было, приказ был выполнен. 17 июля К-3 дважды прошла Северный полюс. Всплыть сразу не получилось — толщина льда составляла около 4,5 метра. Утром 18 июля удалось найти полынью размером 120 на 50 метров. В нее лодка, имея длину корпуса 107,4 метра, и протиснулась на поверхность.

На торосе водрузили флаг СССР, а экипаж сыграл в футбол и в снежки. После чего К-3 легла на обратный курс. Экипаж сделал географическое открытие: случайно был обнаружен подводный хребет, обозначенный теперь на картах как хребет Гаккеля. Одна из гор названа «Ленинский комсомол».

За героический поход его руководителю — контр-адмиралу А.И. Петелину, командиру корабля — капитану 2 ранга Л.М. Жильцову и командиру БЧ-5 (электромеханической боевой части) — инженер-капитану 2-го ранга Р.А. Тимофееву присвоили звания Героев Советского Союза, весь экипаж наградили орденами и медалями.

В 1991 году легендарный атомоход вывели из состава флота. Резать на металлолом не стали. В 2021-м К-3 отбуксировали в Кронштадт. Она станет одним из экспонатов Музея военно-морской славы.

«Восточные экспрессы» советского подплава

В 1962 году К-21 испытала электроторпеды САЭТ-50 с усиленным зарядом для создания искусственной полыньи. 8 августа лодка произвела два двухторпедных залпа по льду толщиной 2–3 метра с дистанции около 1300 метров. Образовались две полыньи — диаметром около 80 метров (в торосистом льду) и 150 на 70 метров (в гладком льду).

29 сентября 1963 года экипаж К-181 под командованием капитана 2-го ранга Ю.А. Сысоева водрузил на Северном полюсе государственный и военно-морской флаги. При всплытии лодка пробила корпусом 30-сантиметровый лед. Поход не обошелся без курьезного случая — на борту обнаружили моряка с другой подводной лодки. «Уж очень хотелось мне сходить на полюс», — заявил «заяц».

В 1963 году атомоход К-115 (проект 627А) под командованием капитана 2-го ранга И.Р. Дубяги совершил первый в истории отечественного флота переход по маршруту Западная Лица — Северный полюс — Чукотское море — Камчатка. Выйдя 3 сентября из базы, севернее мыса Желания (Новая Земля) лодка ушла под паковый лед, а 11 сентября всплыла уже в Чукотском море. За 121 час она прошла 1570 миль. По пути подводники нанесли визит зимовщикам дрейфующей станции СП-12.

После 1976 года этот маршрут стал единственным. Прежде межфлотские переходы атомоходы совершали вокруг мысов Горн или Доброй Надежды. Всего в 1963–1998 годах подо льдами с Северного на Тихоокеанский флот было переведено 29 атомных подводных лодок и три в обратном направлении.

В 1978 году советские атомарины впервые совершили групповое подледное плавание. 22 августа лодки К-325 и К-212 (обе проекта 670) вышли из базы на Кольском полуострове. Спустя четверо суток они ушли на глубину. Большую часть маршрута преодолели без особых проблем, но на подходах к Берингову проливу атомаринам пришлось двое суток протискиваться между морским дном и ледовыми полями. Под килем оставалось около 20 метров, а от верхней части ограждения рубки до льда — около 10 метров. 1 сентября лодки всплыли на чистой воде и в надводном положении миновали Берингов пролив, а через несколько дней прибыли на базу на Камчатке.

80 суток (из них 54 подо льдом) продолжался поход К-524 (проект 671РТМ), под командованием капитана 1-го ранга В.В. Протопопова летом 1985 года. Из базы на Кольском полуострове через Северный полюс и скованные льдом узкие и мелководные проливы, отделяющие Гренландию от островов Канадского арктического архипелага, лодка прошла в море Баффина и далее — в Атлантику. Таким образом была подтверждена возможность выхода в Атлантику в обход Фареро-Исландского противолодочного рубежа НАТО. За этот поход командир атомохода капитана 1-го ранга В.В. Протопопов был удостоен звания Героя Советского Союза.

К началу 1980-х годов советские подводники освоили плавание подо льдами Арктики, всплытие в полыньях, как естественных, так и искусственных — создаваемых торпедными взрывами, а также проламывание льда корпусом. Это позволило в июле 1981-го провести операцию «Старт 80». С 80-го градуса северной широты лодка К-447 (проект 667Б) после взлома двухметрового льда осуществила учебный пуск двух ракет Р-29.

В 1982 году К-211 (проект 667БДР) совершила 60-суточный поход в Арктику. Маршрут пролегал в советском, американском и канадском секторах, было проведено 14 всплытий в надводное — стартовое — положение. Для этого приходилось проламывать корпусом лед метровой толщины.

В том же году лодка К-279 (проект 667Б) в течение 164 суток несла боевую службу в Белом море. После истечения половины срока экипаж сменили. «Дублеры» пересели с ледокола, который дежурил в заданном квадрате. Его помощь могла потребоваться для создания полыньи в случае получения К-279 приказа на пуск ракет.

В 1985 году состоялся еще один групповой поход — два советских атомохода дошли до Северного полюса. Ракетной лодкой К-129 (проект 667БДР) командовал капитан 1-го ранга В.Е. Соловьев. Ее сопровождала многоцелевая К-218 (проект 671 РТМ), которой командовал капитан 1-го ранга Ю.П. Авдейчик. Поход продолжался с 18 августа по 7 сентября. Стояла задача — всплыть у полюса. После долгих поисков обнаружили подходящую по размерам полынью. Сильное течение создавало дополнительные сложности, но экипажи сработали ювелирно — атомарины всплыли борт к борту.

Цари высоких широт

Начиная с декабря 1981 года в строй начали вступать крупнейшие в мире (подводное водоизмещение 48 тыс. тонн) тяжелые подводные крейсеры стратегического назначения проекта 941 — «Акулы», вооруженные двадцатью ракетами Р-39. Эти лодки изначально проектировались для службы в покрытых ледовыми полями арктических морях. В частности, горизонтальные рули на «Акулах», размещенные в носовой части, в случае необходимости убираются внутрь корпуса. Рубка снабжена мощными ледовыми подкреплениями и крышей округлой формы, служащей для взламывания льда толщиной до 2,5 метра.

В 1985 году одна из «Акул», ТК-12 (командир капитан 1 ранга Ю.М. Репин), провела учебные ракетные стрельбы из-подо льда. Его проламывал специальный двигатель, установленный в головной части ракеты. А в августе 1995-го другая «Акула», ТК-20, осуществила учебные ракетные пуски из района Северного полюса.

В настоящее время российский флот пополняется еще более совершенными лодками проекта 955 — тип «Борей», вооруженными межконтинентальными баллистическими ракетами Р-30 «Булава», и проекта 885 — тип «Ясень», несущими крылатые ракеты 4-го поколения.

Эти атомарины идеально приспособлены к выполнению задач в арктической зоне Мирового океана. В арсенале «Бореев» есть так называемые ракеты-ледоколы. За несколько секунд до старта «Булавы» по льду стреляют неуправляемыми ракетами. При взрыве они расчищают дорогу главному ударному комплексу, тогда как сама лодка, прикрытая ледяным панцирем, остается неуязвимой.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.