Что стоит за обострением отношений между Ливаном и Израилем? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Что стоит за обострением отношений между Ливаном и Израилем?

На границе между Израилем и Ливаном — очередное обострение, и стороны обменялись ударами. Ситуация такова, что восстановить истинную картину происходящего очень сложно: сообщения израильских и ливанских СМИ, как и заявления официальных лиц, противоречивы.

Пока выстраивается следующий информационный ряд: 25 августа ударом с израильского беспилотника была подожжена дубовая роща в приграничном ливанском районе Ар Дов. 1 сентября организация «Хезболла» выпустила противотанковые ракеты по территории Израиля, одна из которых попала по военной базе. Израиль нанес ответный удар из 155-мм артиллерийских орудий, находившихся на стороне Голанских высот. ВВС Израиля атаковали ливанские деревни, расположенные на границе. К сожалению, это обычная история. Хотя заместитель лидера «Хезболлы» шейх Наим Касем почему-то заявил, что «это нечто уникальное, чего не случалось в прошлом».

И есть вот какая необычность. ЦАХАЛ принял ряд мер, направленных на повышение боеготовности на северной границе: перенесены запланированные учения, к границе стягивают артиллерию, отменены отпуска военнослужащих боевых частей, у израильско-ливанской границы наблюдается повышенная активность израильской авиации. Более того, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху поручил быть готовыми к «любому сценарию». По его словам, «мы проводим консультации касательно следующих шагов, в соответствии с развитием мы примем решение о следующем шаге». Такие заявления просто так не делаются. Складывается впечатление, что Израиль предпринимал действия упреждающего характера, а начальник генштаба генерал Авив Кохави предоставил северному командованию полную свободу действий в подготовке к отражению возможного удара «Хезболлы».

Вроде бы, все логично, и «Хезболла» грозится вот-вот свести счеты с Израилем и совершить вооруженную вылазку в ответ на удары израильтян. Но мы о другом. Ливанский военный эксперт генерал Амин Хотейт считает, что «израильская армейская разведка, по всей видимости, ожидала удара в другом месте». По его словам, «на протяжении нескольких дней израильская артиллерия вела днем и ночью превентивные обстрелы пограничной полосы возле оккупированного района Шебаа, что вызвало в ряде мест лесные пожары». Возможно, израильская армейская разведка ошиблась с выявлением плацдарма готовящего удара из Ливана, но в принципе она все же сделала свое дело. Интрига в том, что ранее «Хезболла» грозилась отомстить Израилю за обстрел своего лагеря в районе Акраба в окрестностях сирийской столицы, по которому израильские ВВС выпустили в ночь на 25 августа несколько ракет.

Сейчас, по мнению генерала Хотейта, ставка, видимо, делалась на то, что Израиль «не рискнет накануне парламентских выборов 17 сентября развязывать войну против Ливана». В то же время он уверен в том, что «Хезболла» не была намерена «начать настоящие военные действия», да и израильская артиллерия, как выясняется, вела «избирательный огонь» по населенным пунктам южного Ливана. И все же премьер-министр Ливана Саад Харири поспешил связаться по телефону с государственным секретарем США Майком Помпео и советником президента Франции Эмманюэлем Бонном. Харири сообщил им об опасном развитии ситуации на ливано-израильской границе, призывая «вмешаться в события и не допустить военной эскалации», что также наводит на мысль, что он может располагать какой-то особой информацией. На наш взгляд, кое-что в происходящем связано не только с расстановкой сил в регионе и влиянием на ход событий внешних игроков, но и с тем, что у Израиля и Ливана существует целый ряд причин, многие из которых связаны в первую очередь с решением внутренних задач.

Израиль, к примеру, используя инцидент, будет заявлять об усилении иранских или проиранских сил в Ливане и о том, что ливанское правительство должно распространить свой суверенитет на южные районы страны, которые должны перейти под контроль ливанской армии. С другой стороны, существует интерес со стороны определенных сил на Ближнем Востоке, заинтересованных в превращении Ливана в заметную арену ближневосточных противостояний, как это было там в годы гражданской войны 1975−1989 годов, снять с Ливана или нейтрализовать влияние сирийского фактора и выстроить ливано-израильский тандем. Но до сих пор Израилю провести такую комбинацию не удавалось.

«Хезболла», которая позиционирует себя в качестве основного борца с Израилем, по-прежнему является главным «раздражающим» моментом в двусторонних ливано-израильских отношениях. Что же касается нынешнего вооруженного инцидента на границе между Израилем и Ливаном, то они возникали и будут возникать по самым различным поводам. Проблема в том, что Ливан уже не может выстраивать отношения с Израилем в отрыве от других треков не только ближневосточного урегулирования, но и других кризисов в регионе. А эту проблему в любом случае не решить иначе, чем в многостороннем формате.

 

1 953