Чем хуже дела у наших «западных партнёров», тем меньше им до вмешательства в дела других стран | Продолжение проекта «Русская Весна»

Чем хуже дела у наших «западных партнёров», тем меньше им до вмешательства в дела других стран

Я, как человек ленивый, если кто-то уже подробно разложил какую-то тему, предпочитаю цитировать или давать ссылки, чем заниматься изложением своими словами.

Или, как в данном случае, делать перевод.

Тем более, что когда пишет не Роджерс (если это, конечно, не дядя Джимми), а кто-то из западных экономистов, то нашим западопоклонникам всё-таки сложнее писать «вывсёврёти».

Поэтому вот вам ещё одно, совсем свежее, интервью бывшего главы бюджетного комитета Конгресса США при Рейгане Дэвида Стокмана.

Вопрос: Мы, видимо, возле вершины «всеобщего пузыря». Не осталось почти ничего дешёвого. Нигде. Как вы считаете, куда людям стоит вкладывать их деньги ради безопасности и дохода в такое время?

Стокман: Для начала нужно признать, что «всеобщий пузырь» — это самый экстремальный, переоценённый, дутый финансовый пузырь в истории мира. Он неизбежно обрушится, вызывая массовые потери, которые превзойдут потери 2001 и 2008 годов.

Поэтому, для начала, нужно оставаться за пределами казино (что я годами не устаю повторять — прим. Роджерса). Под «казино» я имею в виду акции на финансовых рынках, облигации и прочие «ценные бумаги».

Эти рынки слишком искусственные. Они всего лишь следуют за действиями центральных банков. Вы не увидите на них честной/адекватной цены в соответствии со спросом и предложением. Никто не обсуждает будущее экономического роста, продуктивность и инвестиции.

Вместо этого у вас рейтинговые мартышки, 29-летние трейдеры, которые возглавляют финансовый рынок (на самом деле он ещё польстил, реально большинству трейдеров 26–27 лет, а в 29 они уже заканчивают карьеру с подорванным кокаином и стрессами здоровьем — прим. Роджерса).

Когда начнётся большая коррекция, будут огромные потери, и всё захлестнёт паника. Все корреляции устремятся к единице — что означает, что все акции будут падать в цене: хорошие, плохие и нейтральные.

Есть старая поговорка среди трейдеров: когда копы устраивают рейд на дом с плохой репутацией, то они арестовывают хороших девочек, плохих девочек и пианиста заодно. Именно это и произойдёт.

Вы не сможете спастись, вкладывая в акции с высокой доходностью, в консервативные «голубые фишки» или даже в акции производства товаров первой необходимости типа еды — это не имеет значения. У нас [в США] на всё это завышена цена, из-за гигантского финансового перекоса.

Когда начнётся реальная коррекция и центральные банки продемонстрируют свою беспомощность и импотенцию, всё обрушится. У вас тоже будут потери, вне зависимости от того, как грамотно вы будете выбирать, играя на бирже. Поэтому держитесь подальше от биржевых пузырей типа «Amazon», «Beyond Meat» или других подобных этим.

Время спекуляций заканчивается. У нас было 30 лет спекуляций, которые субсидировались центральным банком (в США вместо него ФРС — прим. Роджерса).

Теперь мы вступаем в эру сохранения капитала. И это означает, что высочайшим приоритетом будет не заработать, а сохранить и не потерять свои деньги.

Я думаю, что единственный способ сделать это — это краткосрочные и высоколиквидные инструменты.
Нам нужно признать, что тридцатилетний эксперимент, который я называю «кейнсианский центральный банкинг» завершён (я тут, кстати, не согласен, это как раз называется «рейганомика» — прим. Роджерса).

Поэтому центальные банки мира получят максимум дурной славы. Они не станут вашими друзьями или спасителями.

Помните, в конце девяностых на обложке журнала «Таймс» было написано «Комитет по спасению мира»? И портреты Роберта Рубина, Алана Гринспина и Ларри Саммерса.

Теперь они будут ограми, которые разрушат мир.

Единственное, что Дональд Трамп должен сделать в своём безумном правлении — это его яростная атака против Федеральной Резервной Системы должна сорвать с нас внеполитическую кабалу «гениев», которые опекают наше благополучие.

Он должен разорвать её на клочки. Ему нужно испортить и уничтожить репутацию ФРС, хотя бы в глазах своих избирателей. И нужно начать масштабные политические дебаты относительно деятельности центрального банка.

Сейчас Трамп подходит к этой проблеме с левого поля. В этом он совершенно не прав. Но Трамп не из тех президентов, которыми можно было управлять с помощью хореографии и скриптов, и чьи губы двигалисьт синхронно с губами их советников.

И он пойдёт за шкурой ФРС. Мы ещё ничего не видели. И я наслаждаюсь перспективой в предвкушении. Их нужно разбить на осколки сильной, смертоносной политической дубиной — и это Трамп. И когда черепки разлетятся по полу, мы сможем определить, что делать дальше. Но сначала нужно разрушить эту институцию.

ФРС — это первый, второй и третий враг процветания, капитализма, свободного рынка, индивидуальной свободы и благосостояния народа в современном мире.

Центральные банки нужно окончательно дискредитировать и уничтожить.

Что необходимо добиться Трампу, пока он отчаянно борется за переизбрание, это наконец-то сорвать этот лейкопластырь. Нам нужно устроить реальные дебаты относительно ужасного проклятия кейнсианского центрального банкинга (весело наблюдать, как один из тех, кто закладывал предпосылки для сегодняшнего суперкризиса, создавая «рейганомику», на пенсии вещает правильные слова — прим. Роджерса).

Вопрос: Впервые у нас президент, который регулярно пишет твиты насчёт ФРС и привлекает к её деятельности внимание обычных американцев, многие из которых не имеют никакого понятия, чем ФРС занимается.

Сможет ли Трамп возложить вину за следующую рецессию на ФРС? Есть ли соответствующий подтекст в его заявлениях?

Стокман: Сложно сказать. Вполне вероятно, что ФРС и другие центральные банки могут вытащить ещё несколько кроликов из своих шляп.

Также Трамп может довести торговую войну до края, а затем отступить, как он постоянно делает. Он постоянно маневрирует. И может сделать это снова, если увидит, что рынки движутся вниз слишком быстро.

Но если вы посмотрите в чарты, то увидите массивные воздушные пузыри ниже, скажем, 2700–2800 пунктов в S&P 500.

И если что-то произойдёт — типа взрыва танкера в Персидском заливе, или что-то действительно плохое случится в Тайваньских заливах, или китайцы ответят чем-то действительно мощным типа выбрасывания на рынок десятков миллиардов трэжерис одномоментно — это может обрушить рынок.

Помните, что 80% ежедневного объема на фондовом рынке — это либо индексные ETF, либо различные количественные, управляемые машинами инвестиционные стратегии. И если это когда-либо прорвётся, то рынок пройдёт через воздушный карман и всё будет кончено, останется только кричать от бессилия.

Потому что если S&P-500 опустится на 400, 500, 600 пунктов, то запустит триггер очередной паники в корпоративном руководстве. Они внезапно проснутся, как они это сделали в октябре 2008 года, и скажут «Мой бог! У нас слишком много оборудования, слишком много рабочих мест, слишком много активом, которые не приносят прибыли». Они запустят эти свои большие программы реструктуризации, которые будут увольнять рабочих десятками тысяч, будут производить огромные списания, закрывать заводы и так далее. И следующее, что вы увидите — это запущенная корпоративными боссами (C-suite) рецессия. Вот как это работает в наши дни.

Рецессии не случаются от того, что ФРС ужесточает стоимость кредитов для «главной улицы» (Уолл-Стрит, конечно же — прим. Роджерса). Так было раньше, в «старые дни». Когда была экономика ваших дедов и ФРС ваших дедов.

Но теперь у нас эра «of bubble finance», финансовых пузырей (или пузырных финансов). ФРС просто раздувает финансовую систему, пока та не обрушится, а затем это прорывается на остальную экономику через панику корпоративных боссов.

Если фондовый рынок пробьётся вниз сквозь «воздушные карманы», рецессия наступит мгновенно, и никто не успеет увидеть, как она приближается — точно также, как это произошло в 2008 году.

Я помню, как ещё летом 2008 года они продолжали говорить об «экономике Златовласок» (Goldilocks economy). И в ноябре 2008 они заговорили о конце света.

Именно это произойдёт по моему мнению, если фондовый рынок прорвётся.

Мы не знаем, когда это случится. Это может произойти до ноября 2020 года (выборов президента США) или после. Никто не может точно предсказать.

Я думаю, что обстоятельства таковы, что это случится до выборов, и тогда Трамп спёкся (Trump is toast). Элизабет Уоррэн (Elizabeth Warren) станет следующим президентом Соединённых Штатов, и чем данная перспектива будет становиться более вероятной, тем ближе будет паника на фондовой бирже. Это будет хуже всего, что мы видели с октября 1987 года.

Если вы говорите о волатильности рынка, то вы ещё ничего не видели. Подождите, пока выборы войдут в самую горячую пору в следующем году.

Я думаю, что Элизабет Уоррэн станет президентом. Джо Байден пребывает с старческом маразме, и проиграет партийные праймериз. Берни Сандерс не сможет сладить с мейнстримными демократами. И поэтому Уоррен выйдет вперёд.

И если фондовый рынок запнётся или обрушится, у нас будет популистский президент и такой же Конгресс.

Это совершенно иной мир, кардинально отличающийся от радужных фантазий, в которых мы пребывали последние 10 или 15 лет.

Вопрос: После недавней сделки Трампа с демократами по бюджету последние остатки финансовой ответственности в американской политике (которая загадка для всех в любом случае) окончательно мертвы. США движутся к рекордному дефициту бюджета при Трампе (дефицит бюджета в этом году уже превысил триллион долларов, по сравнению с 779 миллиардов долларов в прошлом году). Демократы на его месте, безусловно, тратили бы ещё больше.

Получается, что в американской политике нет ни единой вменяемой силы, которая могла бы обуздать вышедшие из-под контроля расходы бюджета. Что вы думаете о развитии этих политических трендов и будущем страны?

Стокман: Коротко, объективно, мы уже фискальный банкрот. При этом я признаю, что 22 триллиона долга, которые у нас есть сегодня — это зеркало заднего вида. Это то, чего добились предыдущие 44 президента в американской истории — включая двух, предшествующих Трампу, которые увеличили госдолг с 4 до 19 триллионов долларов.

Но Дональд Трамп — наиболее опрометчивый и безответственный президент со времён Линдона Джонса, особенно в части налоговой политики.

Сделка «пушки и масло» на два года, которую он только что подписал с демократами и Конгрессом, была мерзостью. Она добавила ещё 1,7 триллиона к долгу в ближайшие 10 лет. Она полностью уничтожило все ограничения расходов и секвестры бюджета, которые мы имели с 2011 года.

Но что более важно, что все дефициты не создаются равными. Дефициты большой величины на вершине длиннейшей деловой экспансии в истории — это абсолютная мерзость.

Даже оригинальные кейнсианцы в 60-х и 70-х говорили, что нужно управлять налоговой политикой на протяжении цикла. Когда у вас самая сильная экономика и вы на вершине делового цикла, вам нужно уменьшать дефицит или даже создавать профицит бюджета.

Трамп действует противоположным образом. В то время, когда нужно увеличивать налоговые сборы, он подтолкнул дефицит за отметку в триллион долларов.

Трамп создал тупой монструозный оборонный бюджет, не имеющий никаких оснований, кроме лоббирования военными и предприятиями ВПК. В конце концов, у нас участники оборонных контрактов сейчас управляют Департаментом обороны (Department of Defense). Сначала это был «Боинг», а теперь другой парень, всю свою сознательную жизнь проработавший в сфере военных контрактов.

Давайте просто рассмотрим, что Трамп уже сделал в худшей части цикла. В четырёх бюджетах, которые он подписал, включая последнюю сделку, он увеличивал расходы по 140 миллиардов в год.

Как это сопоставимо с Биллом Клинтоном? В ценах 2019 года бюджеты Клинтона росли на 40 миллиардов в год.

Обама — «великий растратчик» и ужасный демократический социалист, которого Трамп всегда критиковал — увеличивал траты своих девяти бюджетов в среднем на 75 миллиардов в год. И это учитывая огромные дефицитные расходы 2009 года на преодоление рецессии.

И вот, в самый худший период экономического цикла Трамп стремительно увеличивает структурный дефицит.

Причём, когда я говорю про «самое худшее время», то это и про календарное время, и про циклическое время. Потому что в календарном времени мы входим в 2020-е годы, когда 80 миллионов «бэбибумеров» должны выйти на пенсию.

У нас будет 10–11 тысяч выходов на пенсию ежедневно на протяжении большей части десятилетия. И к концу декады у нас будет на 80 миллионов больше пользователей социальных и медицинских программ (Social Security, Medicare и Medicaid).

Стоимость социального государства взлетит до небес, а политическое окружение станет тотально недееспособным, потому что никто не хочет платить больше налогов.

Военно-промышленный комплекс работает с триллионным бюджетом. Эти деньги уходят в пустоту, не приводя ни к росту обороноспособности страны, ни к улучшению социально-экономической ситуации.

Поэтому фискальная ситуация в ближайшие десять лет будет окончательно запутываться.

Реальный долг США сегодня не 22 триллиона, как записано в гроссбухах. Это оглядывание назад. Реальный долг около 42 триллиона. Потому что ещё 20 триллионов дефицита заложено практически в любом сценарии на следующее десятилетие, основываясь на перечисленных мной факторах.

Итак, 42 триллиона долга при ВВП, который может составить в лучшем случае 27–28 триллионов (но, скорее всего, будет меньше) — это 150% отношения «долг к ВВП».

И я просто не знаю, как выбраться из подобной ситуации.

Мы в демографическом и налоговом тупике. Это очень опасная перспектива, из которой нет очевидных путей выхода.

Комментарий: Безусловно, Стокман, как и большинство американцев, находится в плену определённых идеологических иллюзий относительно «свободного рынка». Но при этом проблематику и симптоматику разворачивающегося кризиса описывает хорошо на всех уровнях — начиная с финансовых перекосов и заканчивая демографической ямой (забыл только про кадровый дефицит, но американцы, привыкшие скупать «мозги» в других странах, об этом постоянно забывают).

Всё это можно «украсить» и дополнить целым рядом дополнительных цифр. Типа ухудшающегося торгового баланса с Евросоюзом, где торговый дефицит США с ЕС вырос с 80 миллиардов евро в прошлом году (за январь—июль) до 91 миллиарда евро (101 миллиарда долларов). Или не упомянутым фактом, что Трамп опять собирается списать своим дружбанам-миллиардерам ещё 120 миллиардов налогов (это при том, что бюджет и так рекордно дефицный).

Но чем хуже дела у наших, кхм, «западных партнёров», тем меньше им до вмешательства в дела других стран (и возможностей делать это тоже). Поэтому Махмуд, зажигай Донни, ты сможешь!

3 960