В планах Ротшильдов – ещё раз навязать миру золотой стандарт | Продолжение проекта «Русская Весна»

В планах Ротшильдов – ещё раз навязать миру золотой стандарт

Лондонский фиксинг мёртв уже более четырёх лет.

В ряде СМИ прошла информация о том, что 19 сентября в Лондоне в очень узком кругу и в закрытом режиме состоялась встреча влиятельных банкиров и финансистов, посвящённая 100-летию так называемого Лондонского золотого фиксинга (London Gold Fixing).

Участниками юбилейной встречи стали представители банков Barclays, HSBC, Deustsche Bank, Scotiabank и Societe Generale, топ-менеджеры компании The London Gold Market Fixing Limited (LGMFL), руководители Банка Англии. Все к началу ХХI века были участниками Лондонского золотого фиксинга (ЛЗФ). LGMFL — компания, управляющая организацией ЛЗФ, её учредителями были те же пять банков, а Банк Англии, формально не участвуя в процедурах ЛЗФ, незримо координировал работу ЛЗФ. Встреча проходила в офисе банка NM Rothschild & Sons на Сент-Суитинс-лэйн в английской столице. Гостей принимал глава NM Rothschild & Sons Давид Рене-Де Ротшильд (David René James de Rothschild).

Датой рождения лондонского фиксинга считается 12 сентября 1919 года. Основателями ЛЗФ являются Ротшильды, которые ещё за век до этого стали «хозяевами золота» в Европе; они сгребли его под себя благодаря наполеоновским войнам. А Банк Англии, кстати, попал под их полный контроль в 1815 году, когда они скупили по дешёвке его акции в результате тщательно подготовленной операции.

Первая мировая война привела к приостановке действия золотого стандарта, насаждавшегося Ротшильдами в XIX веке. А ведь золотой стандарт обеспечивал спрос на жёлтый металл, который ротшильдовский семейный клан давал в виде кредитов государствам для поддержания теми своего денежного обращения. Чтобы компенсировать потери, вызванные прекращением действия золотого стандарта, Ротшильды решили установить контроль над рынками жёлтого металла. И инструментом контроля стал золотой фиксинг, позволявший Ротшильдам двигать ценой на золото в нужном для них направлении.

В любом учебнике по экономике можно прочитать, что ЛЗФ — метод ежедневного установления цены на золото, который стал применяться на Лондонском межбанковском рынке золота с 12 сентября 1919 года. Цена устанавливалась учреждённой тогда компанией London Gold Market Fixing Limited по результатам спроса и предложения на золото. Цена на золото, являющаяся результатом Лондонского золотого фиксинга, являлась практически мировой ценой и использовалась как ориентир в подавляющем большинстве контрактов на поставку физического золота в мире.

В ЛЗФ на момент его рождения принимали участие пять организаций, занимавшихся торговлей и аффинажем жёлтого металла и составлявших неформальный «золотой клуб» Лондона (возник в 1850 году): N M Rothschild & Sons («Н. М. Ротшильд и сыновья»); Mocatta & Goldsmid («Мокатта энд Голдсмит»); Pixley & Abell («Пиксли энд Абель»); Samuel Montagu & Co (Сэмюэл Монтегю & Со.); Sharps Wilkins (Шарпс Уилкинс). Вся «великолепная пятёрка» была под контролем клана Ротшильдов.

В ходе первого фиксинга была установлена цена золота за тройскую унцию в 4 фунта 18 шиллингов и 9 пенсов. В Нью-Йорке цена в это время составила 19,39 долларов. Первоначально участники золотого фиксинга общались и устанавливали цену по телефону, затем стали регулярно собираться в офисе банка Ротшильдов. Это был своеобразный ритуал.

Фиксинг по золоту в Лондоне производился дважды в день: в 10:30 (утренний фиксинг) и в 15:00 (вечерний фиксинг) по местному времени представителями «великолепной пятёрки». Они поддерживали непрерывную связь со своими дилерами, а через них с торговыми фирмами, предлагающими и/или покупающими физическое золото со всего мира. Процедура начиналась с объявления председательствующим цены, которую он считал оптимальной на данный момент. Если продавцов по этой цене не находилось, то цена повышалась. Если не находилось покупателей, цена понижалась. Если поступали встречные предложения, то подсчитывалось соотношение между продавцами и покупателями золота. Процесс продолжался до тех пор, пока не наступало рыночное равновесие.

Конечно, это был красивый спектакль. Опуская детали, скажу, что представители «золотой пятёрки» могли при необходимости придерживать заявки как на покупку, так и продажу жёлтого металла или вбрасывать в игру ложные заявки, которые делались людьми Ротшильдов. В итоге цены на золото назначались те, кто этим золотом торговал.

В 1939–1954 годах Лондонский золотой рынок не функционировал и золотой фиксинг не проводился. С 1954 года до начала 1970-х годов возможности «золотой пятёрки» манипулировать ценами на жёлтый металл были ограничены, так как созданный на конференции в Бреттон-Вудсе золотодолларовый стандарт предусматривал поддержание денежными властями цен на золото на фиксированном уровне — 35 долларов за тройскую унцию. Правда, в чистом виде фиксированной цены в эти годы не было, поскольку параллельно с официальным рынком золота существовал частный рынок, где цены могли существенно отклоняться от фиксированного значения 35 долларов.

После развала золотодолларового стандарта в 1970-е годы цены на золото стали плясать. Это было золотым временем для «великолепной пятёрки». На лондонский рынок приходилось всего несколько процентов мировой торговли физическим металлом, но «пятёрка» управляла всем мировым рынком. При этом участники ЛЗФ принимали участие в стратегической игре на понижение.

Речь идёт о том, что в мире в 1980-е годы стал складываться глобальный золотой картель, в состав которого входили Федеральный резервный банк Нью-Йорка, Банк Англии, крупнейшие банки Уолл-стрит и лондонского Сити. Клану Рокфеллеров нужен был сильный доллар, чтобы он действительно мог стать мировой валютой. Конкурентом доллара оставалось золото. Золотой картель был призван сбивать цену на драгоценный металл, чтобы позволить американскому доллару выйти на мировую орбиту. Казалось бы, решения Ямайской конференции о демонетизации золота следует квалифицировать как поражение Ротшильдов; в тактическом смысле так и было, но в стратегической перспективе Ротшильды могут стать победителями.

На протяжении последних четырех десятилетий на мировой рынок выбрасывались большие партии жёлтого металла. Источником предложения были золотые резервы многих центробанков, казначейств и МВФ. Кроме официальных продаж золота из резервов происходили неофициальные выбросы жёлтого металла из закромов денежных властей.

Есть сильное подозрение, что в течение длительного времени золотой картель понижал цены за счёт драгоценного металла из запасов Форт-Нокса (главное хранилище золота Казначейства США). Хотя многие годы в официальной статистике США фигурирует одна и та же цифра казначейских запасов золота — 8100 тонн, специалисты подозревают, что это фикция. Одни говорят, что в Форт-Ноксе хранится не золото, а позолоченные вольфрамовые слитки, то есть со стороны США имеет место откровенное мошенничество. Другие утверждают, что золото покинуло хранилище в результате операций, называемых «золотые кредиты» и «золотой лизинг». Что вместо металлического золота у Казначейства США имеются лишь бумажки, подтверждающие его требования на золото. И что, скорее всего, физическое золото уже никогда не вернётся в Форт-Нокс. Возникает вопрос: куда утекало золото из официальных резервов? Думаю, в структуры, подконтрольные Ротшильдам. Им это нужно, чтобы ещё раз навязать миру золотой стандарт. Ротшильды терпеливо ждали несколько десятилетий, а сейчас, кажется, перекачка золота в их сейфы уже заканчивается.

Некоторые авторы приписывают Лондонскому золотому фиксингу функции мирового золотого картеля. Это ошибка. ЛЗФ лишь учитывал в своей деятельности глобальную золотую игру. И участники ЛЗФ продолжали хорошо зарабатывать даже в условиях игры на понижение. Если посмотреть на графики динамики цены на золото, то мы увидим, что эти графики — сплошные зубцы. И к концу ХХ века «золотая пятёрка» окончательно потеряла осторожность. Её наглые манипуляции ценами на драгоценный металл стали видны невооружённым глазом.

А в начале нового века «пятёрка» почувствовала, что запахло жареным. Традиционные участники стали покидать ЛЗФ. Группа Ротшильдов вышла из торговли золотом и соответственно золотого фиксинга; с 2004 года её место занял банк Барклайз Капитал (Barclays Capital). Место компании «Мокатта энд Голдсмит» заняла компания Scotia-Mocatta, являющаяся преемником компании Мокатта и частью банка Bank of Nova Scotia. Место «Пиксли энд Абель» занял Дойче Банк — владелец компании Sharps Pixley. Место Сэмюэл Монтегю & Со занял банк HSBС, который, как выяснилось, был собственником этой компании в настоящее время. И наконец, ещё один крупнейший транснациональный банк Société Générale вошёл в состав новой «золотой пятёрки», которая продолжила операции ЛЗФ.

Новые участники ЛЗФ имели тесные отношения с Ротшильдами. Так, глава Barclays Маркус Агиус оказался зятем бывшего главы NM Rothschild & Sons Эдмунда де Ротшильда и стал главным представителем клана миллиардеров в «золотой пятёрке». А громкие заявления о том, что Ротшильды, которые два века занимались золотым бизнесом, неожиданно из него ушли, — преувеличение, если не обман.

Органы финансового надзора ЕС, Германии и Великобритании неожиданно «проснулись» и начали пристально следить за операциями ЛЗФ. Чиновники финансового надзора стали делать заявления о предполагаемых злоупотреблениях участников ЛЗФ. У одного из членов обновлённой «золотой пятёрки» нервы не выдержали. Речь идёт о Deutsche Bank. Он пытался продать своё место в ЛЗФ, но желающих купить не нашлось. В 2014 году Deutsche Bank покинул ЛЗФ. Впервые вместо «золотой пятёрки» возникла «четвёрка»: Scotia Mocatta, HSBC, Societe Generale, Barclays Capital. Финансовый регулятор Великобритании — Financial Conduct Authority (FCA) — в мае 2014 года начал расследование в отношении Barclays Capital. Британские власти пытались тогда затушить разгорающийся скандал смехотворно малой суммой штрафа (около 30 млн. евро), наложенного на подконтрольный Ротшильдам банк Barclays.

В декабре 2015 года группа канадских инвесторов подала в Высший суд Онтарио коллективный иск против всех членов Лондонского золотого фиксинга, включая компанию The London Gold Market Fixing Limited, обвинив их в «заговоре с целью исправить, поднять, уменьшить, поддерживать, стабилизировать, контролировать или необоснованно повысить цену на золото и связанные с золотом инвестиционные инструменты».

И тут я возвращаюсь к тому, с чего начал. Секретная встреча банкиров 19 сентября 2019 года в Лондоне была юбилеем покойника. Лондонский золотой фиксинг скончался четыре с половиной года тому назад — в марте 2015 года. На смену ему пришла совершенно новая система, которая представляет собой специально разработанный максимально прозрачный электронный аукцион с допуском на него большого количества участников. Положено начало созданию круглосуточного международного рынка золота.

Новая система получила название LBMA Gold Price. Когда-то «золотая пятёрка» ЛЗФ и Лондонская ассоциация участников рынка золотых слитков (London Bullion Market Association — LBMA) полностью совпадали. Сегодня состав участников LBMA намного шире. К началу функционирования новой системы насчитывалось 13 участников электронных аукционов, и все они — банковские организации. Это: Bank of China, Bank of Communications, China Construction Bank, Goldman Sachs International, HSBC Bank USA NA, ICBC Standard Bank, JPMorgan Chase, Morgan Stanley, Société Générale, Standard Chartered, The Bank of Nova Scotia — Scotia Mocatta, The Toronto Dominion Bank, UBS.

Думаю, Ротшильдам игры в золотой фиксинг уже не очень интересны. У них более стратегические планы. Есть много признаков того, что они делают ставку на восстановление в мире золотого стандарта, а это проект совершенно иного масштаба. Начаться всё может с тех стран, центробанки которых в последние годы особенно активно накапливают жёлтый металл. Речь идёт о Народном банке Китая и Банке России…

6 135