«Курдский джинн» вырвался из бутылки | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Курдский джинн» вырвался из бутылки

Похоже, что «курдский джинн» всё же вырвался из бутылки. Он теперь гость ООН и саммита НАТО, который пройдет в Лондоне 4 декабря. Вот почему сложно определить переговорную повестку предстоящей встречи в Вашингтоне между президентами США и Турции. Диалог между двумя странами будет в чём-то даже трагическим.

В телевизионном обращении к согражданам по поводу ситуации в Сирии и Турции президент США Дональд Трамп заявил, что может встретиться с Эрдоганом «в самое ближайшее время». В этой фразе содержится элемент неопределенности, хотя Анкара ранее уже анонсировала визит президента в Вашингтон, говоря о 13−15 ноября.

Так что турецкая сторона предпочла бы, чтобы заявление Трампа прозвучало в такой редакции: «По приглашению президента США президент Турции совершит свой визит в эту страну». Но такого смыслового акцента в словах хозяина Белого дома нет. Более того, оценивая результаты сочинских договоренностей между Анкарой и Москвой, одним из которых является приостановка турецкой военной операции «Источник мира» на севере Сирии, Трамп прежде всего выразил благодарность всем, «кто помог достичь прекращения огня в Сирии и спасти так много жизней», и отнес на второй план «заслуги» Эрдогана, который, по его мнению, «любит свою страну и, как он считает, делает правильные вещи для своей страны». В то же время президент США особо выделил достижения главнокомандующего курдских формирований, входящих в коалицию Демократических сил Сирии (СДС), генерала Мазлума обани Абди. По оценке Трампа, «этот человек проявил понимание и огромную силу характера», и он «знает, что мы (США — С.Т.) спасли десятки тысяч курдов, речь идет не о долгосрочной перспективе, а о краткосрочной, речь идет о том, что уже происходило и, честно говоря, готовилось уже давно».

И это в то время, когда Эрдоган объявил, что американцы «должны выдать Анкаре командующего альянсом СДС», которого она считает «террористом». Помимо того, Вашингтон предоставил возможность выступить перед конгрессменами сопредседателю СДС Ильхаму Ахмеду, который предупредил американских законодателей о «продолжающемся геноциде на севере Сирии, несмотря на соглашение о прекращении огня, согласованное Турцией», и призвал США «повторно ввести санкции против Турции». Конгресс уже давно негативно относится к Эрдогану, на него сформировано соответствующее досье. Понимая это, турецкий президент вел игру через Трампа. Первоначально казалось, что два лидера, встречаясь лично и на различных международных площадках, стали ладить друг с другом, и между ними складывается атмосфера политического доверия. Трамп с пониманием отнесся к покупке Анкарой российского зенитного ракетного комплекса С-400, обвинял во всем «плохом» своего предшественника Барака Обаму, конфиденциально сообщил Эрдогану о готовящемся выводе американских войск из Сирии. Поэтому загадочным остается переход Эрдогана на ультимативный стиль общения с Трампом накануне начала операции «Источник мира» на севере Сирии.

Согласно одной из версий, Анкара якобы получила сообщения о том, что СДС готовится провозгласить автономию на севере Сирии, отчего появилась необходимость в срочных действиях упредительного свойства. Согласно второй версии, вакуум, образовавшийся после вывода американских войск из северных районов Сирии, готовились заполнить правительственные войска Дамаска, что не устраивало Турцию. США выступили против военной операции Турции. Когда стало известно, что в Анкару намерена прибыть возглавляемая вице-президентом США Майклом Пенсом делегация, Эрдоган сначала заявил, что не будет с ней встречаться, а «говорить будет только с Трампом». Но Трамп ответил Эрдогану очень своеобразно. Американская сторона предала гласности необычное письмо американского президента турецкому коллеге, написанное накануне, в котором, как отмечали турецкие издания, были широко использованы «недипломатичные выражения». Трамп сообщал Эрдогану: «Не будьте крутым, не будьте дураком. История отнесется к вам благосклонно, если вы всё сделаете правильно и гуманно. Но она отнесется к Вам как к дьяволу, если хороших вещей не случится». Любопытно, что многие эксперты стали акцентировать повышенное внимания именно на невиданную прежде в отношении лидеров Турции трамповскую стилистику общения с Эрдоганом.

Но за всем этим скрывалась более серьезная интрига. Трамп не столько пытался отговорить Эрдогана от военной операции против курдов в Сирии, сколько предлагал ему новый сценарий действий. Он информировал, что «получил письмо от командующего формированиями СДС генерала Мазлума». «Я усердно работал, чтобы разрешить некоторые из ваших проблем. Не разочаровывайте мир, — писал Эрдогану президент США. — Вы можете заключить прекрасную сделку. Генерал Мазлум готов вести с вами переговоры и пойти на уступки, на которые никогда не пошел бы в прошлом. Я конфиденциально прилагаю к своему посланию копию только что полученного от него письма». Неизвестно, на какие уступки Турции готов был идти главнокомандующий СДС, но логика процесса подсказывает, что американцы пытались не допустить готовившегося при посредничестве России курдского альянса с Дамаском. А что было бы, пойди Эрдоган на контакт и переговоры с Мазлумом? Во-первых, это означало бы, что СДС придаются признаки субъектности. Во-вторых, именно американцы, как заявлял Трамп, начинают выступать посредниками между турками и курдами в ситуации, когда они берут под контроль союз Анкары с СДС, выводя войска из Сирии на север Ирака, контролируя и Эрбиль. В-третьих, такой ход событий, по сути, разваливал бы Астанинский процесс без гарантий для Турции, что курдский вопрос будет решаться с учетом ее национальных интересов.

Другое дело — сохранение условий астанинского процесса, вывод сирийского кризиса в плоскость политического и конституционного урегулирования при наличии конструктивного сотрудничества с Россией и общих интересов с Ираном и Сирией. Так что выбор Эрдогана, который пошел на сочинские соглашения, был предопределен. Но США тем не менее вывели на первые позиции курдский вопрос, который, по словам Трампа, «разрабатывался давно». Сделали они это, постулируя необходимость борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). И вот уже сейчас министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр в своем предложении по зоне безопасности на севере Сирии заявила, что «задача патрулирования турецко-сирийской границы не может быть возложена исключительно на Россию и Турцию», что в зону безопасности должен вводиться международный контингент чуть ли не ООН, а «курдам нужно предоставить более широкие культурные права с перспективой расширения автономии в регионах, где они составляют большинство населения». По ее словам, «Сочинское соглашение не принесло мира и не закладывает основу для политического решения в долгосрочной перспективе. Мы ищем решение, которое будет включать мировое сообщество».

Правда, не указывается, имеются ли в виду при этом, помимо сирийских, и турецкие курды. Одним словом, «курдский джинн», похоже, всё же вырвался из бутылки, и его теперь ретранслируют на подиумы ООН и на саммит НАТО, который пройдет в Лондоне 4 декабря. Вот почему очень трудно определить переговорную повестку между Трампом и Эрдоганом в Вашингтоне. Очевидно, что на сей раз диалог между ними будет очень сложным и в чём-то даже трагическим.

7 431