О смерти классического капитализма  | Продолжение проекта «Русская Весна»

О смерти классического капитализма 

Существующая глобальная монетаристская/банковская система, основанная на ссудном проценте, не помогает развивать мировую экономику, а убивает её. И она должна быть разрушена!

Нужно констатировать одну вещь. Она вроде как очевидна, но почему-то никто до сих пор её не озвучил (по крайней мере, мне такие констатации не попадались — если они есть, то давайте ссылки, с удовольствием почитаю).

Итак: классический капитализм, такой, как описан у Вебера и Смита (Вебера я всегда гораздо больше уважал), фактически умирает.

Норма прибыли в промышленном производстве, как и предсказывал Карл Маркс, непрерывно падает и уже близка к нулю. А в некоторых отраслях уже давно отрицательная, и такие отрасли выживают исключительно за счёт непрерывного привлечения кредитования. В результате чего многие американские (и не только) компании имеют долг в 5–6 раз больше их рыночной капитализации.

Соответственно, на сегодняшний день та самая эксплуатация трудящихся за счёт экспроприации у них части добавленной стоимости также стремится к нулю. Именно потому, что производство в мире уже давно не является самой прибыльной деятельностью.

В мире уже несколько десятилетий доминирует совсем другой тип эксплуатации. Который до сего дня никто толком не описал. Вернее, наличие его признаётся, но не осознаётся (и не констатируется).

Доминирующей формой эксплуатации людей почти по всей планете давно стал финансовый капитализм, или, другими словами, кредитная кабала.

Я давно подбирался к этой теме, описывая недостатки фиатных (фидуциарных) денег и связанные с ними противоречия.

На сегодняшний день глобальный долг составляет 230% от мирового ВВП.

И, соответственно, прибыль получаемая в финансовом секторе, в разы превосходит любую прибыль в промышленности или сфере услуг.

Мир живёт не при капитализме, а при посткапитализме.

В котором главными эксплуататорами давно стали не владельцы заводов, а банки.

Собственно, нечто подобное предсказывал Ленин, когда писал о доминировании финансового капитала.

Однако с одной неточностью — произошло не сращение финансового и промышленного капитала, как предполагалось, а финансовый капитал стал паразитировать не только на населении, но и на промышленных компаниях (что подтверждают их гигантские долги).

Более того, экономисты наперебой говорят, что «без кредитования невозможно производство». Но так ведь было не всегда! Во времена Вебера и Маркса такого не было!

Сегодня нет более прибыльного занятия на планете (возможно, кроме торговли наркотиками), чем давать в долг под проценты.

Доказывается мой главный тезис предельно просто — на сегодня практически нет такой сферы экономической деятельности, которая бы не была закредитована выше крыши.

Давайте перечислим: потребительские кредиты, кредиты по кредитным картам (они в западной классификации идут отдельно), ипотечные кредиты, кредиты на покупку автомобилей, образовательные кредиты, кредиты на получение медицинского обслуживания (два последних вида в России, к счастью, развиты не особо), кредиты «на обеспечение операционной деятельности предприятий» и так далее.

Если государственный долг США недавно превысил 23 триллиона (и через год добавит ещё минимум триллион), то совокупный долг США составляет в несколько раз больше — свыше 74 триллионов долларов. То есть 51 триллион — это долги населения и корпораций.

И, скажу забавное, даже спекулянты с Уолл-стрит живут под тяжестью кредитной кабалы — маржинальных долгов (margin debt), проценты с которых они вынуждены платить. Мне их ни разу не жалко, «бедняжек», но факт.

Классические капиталисты Вебера и Смита — это розовые пони по сравнению с банковскими эксплуататорами. Более того, они (как и средневековые торговцы на Руси) занимались полезной функцией организации производства: брали на себя риски инвестирования, создавали заводы, производили продукцию, которая удовлетворяла реальные нужды населения, осуществляли логистику товаров от станка до конечного потребителя и так далее.

А банкиры на сегодняшний день не несут никакой полезной нагрузки. Они всего лишь посредники между условным печатным станком и реальным сектором экономики.

Причём при современном уровне развития технологий — лишние посредники.

И именно они создали ту ущербную систему, при которой все печатаемые деньги сразу же уходят на фондовый рынок в спекуляции, а до реального сектора (ни до производства, ни до населения) не доходят. Систему, удушающую экономики США и Евросоюза (у нас и китайцев это, к счастью, объективно развито гораздо меньше — хотя определённая перекачка финансов в рынок валютных спекуляций тоже в наличии).

Это чисто паразитарная система, которая душит и убивает мировую экономику: производство, торговлю, социальную сферу.

Подчеркну: финансовый посткапитализм не является следующей формацией после капитализма, он является тупиковой девиацией. Потому что не соответствует развитию производительных сил и не способствует прогрессу, а всячески тормозит и душит их.

Поэтому возможны два варианта относительно благополучного выхода из сложившейся ситуации — или откат к «классическому» капитализму девятнадцатого века (не лучший вариант, в том числе потому что он чреват последующим повторением текущего сценария), или переход к той или иной форме социализма. С обязательной сменой денежной системы, включающей в себя отказ от фиатных денег.

Фактически можно говорить если не об постепенном отмирании противоречия между условными «пролетариями» и условными «капиталистами» (промышленными), то о перемирии. Потому что появился новый класс — банкиры — который эксплуатирует и паразитирует как одних, так и других.

Примерно как в заставке третьего «Варкрафта», где сражаются человек и орк, но потом прилетает демон, который становится их общим, сверхопасным врагом.

Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на показатели различных кредитов, начиная с потребительских и ипотечных, и заканчивая промышленными. Суммы долгов, и общая величина платежей по ним.

И главный фронт борьбы с эксплуатацией и несправедливостью лежит сегодня не в «классовой борьбе» в примитивном понимании этого термина, а в противостоянии глобального финансового капитала (подмявшего под себя США и ЕС) и стран, которые ему сопротивляются — России, Китая, Индии, Ирана и так далее.

Физическое воплощение этого самого финансового посткапитализма — это ФРС и ЕЦБ, а также ряд крупнейших американских и европейских банков, которые с ними тесно связаны (и являются крупнейшими бенефициарами данной системы).

Для ещё одного примера: я публиковал статистику, согласно которой реальными владельцами более половины недвижимости в США, как жилой, так и коммерческой, является Федеральная Резервная Система (и пока человек полностью не выплачивает ипотеку, его жильём фактически владеет ФРС).

Что касается фондовых рынков, то их зависимость от маржинального долга прекрасно показана на приведённом графике.

Как видим, величина маржинальных долгов игроков на бирже растёт быстрее, чем индекс S&P-500. То есть зависимость роста котировок акций от банков (выдающих эти кредиты), соответственно, тоже растёт.

Чтобы понимать, насколько велика кредитная кабала, приведу ещё несколько цифр по экономике США:

— ипотечные кредиты — почти 10 триллионов долларов;

— образовательные кредиты (education loan) — 1,5 триллиона;

— кредиты на автомобили — более 1,2 триллиона;

— долги по кредитным картам — 1,5 триллиона.

В среднем на одного американца приходится около 14 тысяч долларов выплат по кредитам в год (то есть это только платежи по процентам!).

Ещё лет десять назад я писал, что «кредит — это воровство у будущего». Чем больше у людей и предприятий кредитов, тем больше снижается их покупательная способность в следующих периодах, тем меньше денег у них остаётся на инвестирование и развитие.

Если в Китае норма сбережений свыше 30%, то в «процветающих» западных странах у значительной части населения вообще нет никаких сбережений, у них есть только долги. А это автоматически снижает и инвестиции, и те самые «consumer expectation», вокруг которых столько танцует с бубнами американская и европейская статистика.

Существующая глобальная монетаристская/банковская система, основанная на ссудном проценте, не помогает развивать мировую экономику, а убивает её. И она должна быть разрушена!

Если надо, то совместными усилиями рабочих и колхозников промышленников.

Вот вам Манифест Прогрессорской Партии (коммунистов ведь не осталось) образца 2019 года.

3 768