Шанс для Зеленского | Продолжение проекта «Русская Весна»

Шанс для Зеленского

Встреча в верхах в рамках нормандского формата всё же состоится 9 декабря в Париже. Понятно, что нынешняя правящая команда на Украине пока не готова приступить к выполнению политических пунктов Минских соглашений. Это следует из многочисленных заявлений президента Владимира Зеленского и людей из его окружения.

В частности, в начале октября глава украинского государства в своём видеобращении назвал те вопросы, которые он намерен поставить на предстоящем саммите: полное прекращение огня, вывод иностранных военных формирований из Донбасса, обмен пленными, возврат границы с Россией под контроль Киева, проведение местных выборов на «оккупированных» территориях по украинскому законодательству, доступ на выборы кандидатов от украинских политических партий, украинских СМИ и международных наблюдателей, а также реализация избирательного права всеми переселенцами.

За прошедшее с того момента время позиция Зеленского могла и должна была сильно видоизмениться, поскольку порядок перечисленных тем не соответствует их местоположению в Комплексе мер по имплементации Минских соглашений. По сути дела, новая правящая команда рассчитывает на то, что политические пункты можно будет поменять местами и дать им свою, не устраивающую ни Россию, ни Донбасс интерпретацию.

Едва ли президент России согласился бы отправиться в Париж обсуждать то, что предлагает Зеленский. Контроль над границей — только после принятия закона об особом статусе Донецкой и Луганской областей и проведения выборов, как записано в соглашениях и формуле Штайнмайера. Под «выводом иностранных военных формирований» Киев понимает отвод российских войск из ЛДНР, в наличии которых он уверен. Москва эту позицию рассматривать не планировала и не планирует, поскольку утверждает, что является не участницей конфликта, а наблюдателем и гарантом выполнения мирных договорённостей.

Зеленский делал и более рискованные заявления, ставящие крест на возможности проведения встречи. Так, несколько месяцев назад, не вполне понимая, видимо, что делает, он вдруг объявил, что на саммите «нормандской четвёрки» он обсудит проблему возвращения Крыма. Ему не подсказали, что для России этот вопрос закрыт раз и навсегда, поэтому она не станет дискутировать на эту тему ни с кем и ни при каких обстоятельствах.

Украинский президент, надо полагать, сообразил, что ляпнул что-то не то, и к сказанному уже потом не возвращался.

В любом случае при смене риторики на более миролюбивую Зеленский во многом повторяет линию своего предшественника. Делает он это в силу собственных убеждений или опасаясь праворадикалов, не так важно. Существенным является только то, что политическое урегулирование сейчас для него — явно неподъёмный вес. Кроме прочего, в одном из интервью он неожиданно обронил, что всё, о чём удастся договориться на нормандской встрече, он намерен по возвращении обсудить с украинским обществом — и только тогда принимать какие-либо решения. Зачем в этом случае вообще встречаться в Париже? Ведь украинское общество теоретически может обнулить результаты встречи.

Из таких странностей, неясностей, шараханий складывается позиция, непригодная для каких-либо переговоров, но такие мероприятия, как парижский саммит предварительно тщательно готовятся, выверяются все детали, чтобы избежать неожиданностей и срывов. Надо полагать, что президенту Украины пришлось отказаться от значительной части своих нелепых намерений, чтобы согласовать повестку будущего общения в верхах.

Предположу, что встреча будет скорее своего рода демонстрацией того, что нормандский формат вновь действует и подталкивает ситуацию в направлении мира. Напомню, что последняя встреча четырёх президентов в его рамках прошла в октябре 2016 года. И после неё фактически ни на один день не прекращались обстрелы населённых пунктов Донбасса. Едва ли российский президент, коль скоро он поедет в Париж 9 декабря, рассчитывает на очень серьёзные шаги со стороны Владимира Зеленского. Совершенно точно сторонам удастся согласовать один вопрос: о новых участках, на которых состоится разведение сил и средств. А возможно, и о формировании демилитаризованной зоны по всей линии соприкосновения.

Это хотя и урезанная повестка (без закона об особом статусе и о проведении выборов), но тоже крайне важная для жителей ЛДНР, поскольку речь идёт о жизненно важной для них теме — установлении прочного устойчивого мира. Думаю, что президент России готов на этом этапе довольствоваться таким итогом. Он, как мне кажется, хотел бы дать Владимиру Зеленскому шанс радикально изменить ситуацию на Украине: избавиться от диктата радикалов и настоять на том, что решение политических вопросов — это крайне важная часть процесса мирного урегулирования. Воспользуется ли Зеленский этим шансом? Надежд на это немного, но они всё же есть.

2 811