Важные детали договоренностей на саммите в Париже мы будем узнавать позже | Продолжение проекта «Русская Весна»

Важные детали договоренностей на саммите в Париже мы будем узнавать позже

Парижский саммит в рамках «нормандского формата» в определенном смысле оказался уникальным: с одной стороны, его очень ждали буквально все, с другой стороны, надежд на прорыв не было практически ни у кого. Если не считать, разве что, декларации, вряд ли подразумевающей новые обязательства, новые компромиссы или принципиально новую «дорожную карту» на будущее.

Главная проблема саммита, из-за которой его так долго откладывали, заключалась в диссонансе самих подходов. Как обсуждать прекращение конфликта в ситуации, когда одна его сторона считает давно согласованный план его прекращения собственной капитуляцией, другую сторону не признают стороной, а наказывают за невыполнение плана вообще другое государство? Отдаёт абсурдом, но именно это и делало задачу крайне сложной.

Тем важнее, что встреча состоялась. В том числе — российского и украинского лидеров тет-а-тет. Выяснилось, что и это возможно, как ни пугали Зеленского перед вылетом в Париж.

Тот факт, что Путин был удовлетворён результатами переговоров, о чем он сказал журналистам («потепление» — вот термин дня), говорит о многом: значит разговор получился и был содержательным. Какой-то иной вариант нашего лидера вряд ли бы устроил — собственно, это было ключевым условием приезда нашей делегации в Париж. Это не значит, что ставилась задача «обыграть» украинского коллегу, в чем того мечтают обвинить его оппоненты в Киеве. Но явно получилось вести разговор по существу, без лозунгов и иллюзий. Тем важнее, конечно же, закрытый формат встречи, где не обязательно повторять традиционные «мантры» про «агрессию» и т. п., и особенно в тот момент, когда главы соседних государств остались один на один: в такие моменты и вершится Большая Политика.

Результат есть, и на этом этапе он максимален: подтверждена действенность минских соглашений и вытекающих из них последующих договорённостей. Хотя явно сохраняются сложности с интерпретациями, например — с разведением войск на линии соприкосновения. Но детали будем узнавать позже, прежде всего по тому, как будут реализовываться договоренности. У Зеленского в этом плане позиция непростая, ибо ему, наверное, сложнее договориться со своими радикалами, чем с Путиным.

Но здесь, пожалуй, слово за Европой: если она проявит твердость и покажет, что не поддержит желающих воевать «до победного» и считающих Минские соглашения «капитуляцией», то протесты не станут массовыми.

И у Зеленского сохранятся возможности для движения вперёд, к миру. Ради чего его и выбрали президентом Украины.

2 031