Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
ВСУ: послужить и умереть | Продолжение проекта «Русская Весна»

ВСУ: послужить и умереть

25.12.2019 - 13:483 249ЖУКОВ Дмитрий

22 декабря в зоне так называемой «Операции объединенных сил» (ООС) на Донбассе покончил с собой очередной украинский военнослужащий. Самоубийства для ВСУ давно уже стали типичным явлением, став главной причиной небоевых потерь, но этот случай стал более резонансным, чем другие. Ведь этот солдат добровольно ушел из жизни прямо среди бела дня на своем блок-посту Святогорск-Букино. Раньше такие случаи обычно происходили во внеслужебной обстановке и не так публично.

Еще в феврале 2018 года тогдашний главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос обнародовал статистику самоубийств среди украинских военнослужащих. Тогда, по его данным, в зоне боевых действий суицид еженедельно совершали от двух до трёх человек. «Не менее 554 человек совершили самоубийства», — написал Матиос. Однако и эти приведенные военным прокурором большие цифры можно считать заниженными. Такие показатели еще в июне 2017 года представил министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, и ясно, что за год количество самоубийств сильно выросло.

Более объективную статистику привел недавно депутат, председатель комитета Верховной Рады по делам ветеранов и участников антитеррористической операции Александр Третьяков. По его информации, с начала боевых действий на Донбассе покончили с собой более тысячи силовиков. То есть за неполный год количество суицидов среди военных увеличилось вдвое. И в ближайшее время, по словам Третьякова, эту тенденцию едва ли получится изменить.

А позже стало известно о том, что СБУ засекретила данные о суицидах среди военных на Донбассе, так что, вполне возможно, даже и эти цифры тоже занижены.

Я и сам воевал на Донбассе, только, разумеется, на противоположной стороне — в рядах ополчения, в конце службы став комбатом, потом демобилизовался по причине тяжелого ранения. Конечно, я лично знаю очень многих людей, которые являются ветеранами защиты ЛДНР. Но из них я не знаю ни одного человека, который бы покончил с собой. Наверное, такие случаи бывают и у нас, но если бы их было так же много, как в ВСУ, то я знал бы при жизни хоть одного такого самоубийцу. Однако я не знаю никого, и даже не припомню таких случаев по описанию в СМИ. Так что у нас такой эпидемии самоубийств нет даже близко.

В чем же причина такой ситуации? Ведь, надо признать, у нынешних и бывших военнослужащих ВСУ зарплаты и социальные льготы намного серьезнее, чем у защитников Новороссии, которые в первые месяцы войны вообще не имели зарплаты. Воевавшим в карательной операции против Донбасса даже положены участки земли на Украине, им дают большие денежные компенсации за ранения, бесплатный проезд, и многое другое. Более того, многие военнослужащие ЛДНР приехали воевать с ВСУ из других областей Украины, в результате чего они, как и я, потеряли свое имущество, оставшееся там. Мы оторваны от родных городов, друзей и родственников, но это вовсе не вгоняет нас в такую тоску и депрессию, чтобы мы решили вдруг покончить с собой. Не дождутся! Да, у нас есть определенная печаль по родным краям, есть желание освободить их от оккупации, но это, наоборот, стимулирует нас жить и работать над нашей будущей победой. Не то, чтобы мы все были какими-то героями, но мы воевали за реальные цели, и части из них добились.

Напомню, что ядро восстания на Донбассе с самого начала отстаивало, прежде всего, духовные, нравственные и культурные ценности Русского мира, впрочем, вполне переплетающиеся с ценностями всех традиционалистов мира, что привлекло в ряды Ополчения и немало консервативно настроенных европейцев — сербов, немцев, французов и многих других. Как известно, массовое восстание в Донбассе началось не просто после победы майданного путча, а после отмены главарями майдана официального статуса русского языка.

Что касается лично меня, то я пришел в Ополчение вместе со своими соратниками из общественного движения «Народный Собор», которое годами отстаивало своей целью защиту приходов Русской православной церкви на Украине, русского языка, противодействие разрушению семьи методами внедрения ювенальной юстиции западного образца, противодействие навязываю гомосексуализма и абортов. Этим еще и до майдана занималось на Украине руководство США с помощью своих карманных «общественных» организаций, хоть и не так эффективно, как потом. Мы, как православные люди, прекрасно понимали, что победа майдана будет означать победу этих сил зла, которые хотят искоренить на Украине все русское и нравственное, хотят перебросить войну на территорию России, поэтому мы сразу же взялись за оружие, прежде Донбасса приняв участие в крымских событиях.

Конечно, далеко не все наши цели были достигнуты: мы хотели освобождения всей Украины, мы хотели лучших порядков в ЛДНР, где сейчас, увы, есть много недостатков. Тем не менее, какая-то наша программа-минимум с Божьей помощью и с помощью наших братьев из России и других государств была осуществлена.

Наше сопротивление в Донбассе остановило войну в Крыму и в других регионах России, чего очень хотели киевские путчисты и их кураторы, открыто заявляющие претензии на российские земли. В ЛДНР никто не трогает ни православную веру, ни русский язык, ни нашу историю, ни нравственность подрастающего поколения. Агенты влияния США, которые хотели бы это сделать, давно разбежались оттуда, или же понесли заслуженное возмездие. Что же касается Украины, то в ней государственный аппарат стал орудием тех, кто искореняет православие, русский язык, содомизирует и наркотизирует несчастную молодежь. ВСУ готовятся к большому конфликту с Россией, храмы штурмуют нацистские громилы, в школы внедряются американские учебники, духовно и умственно убивающие детей.

Если просто захотеть представить себе визуальную разницу между нами, то мы увидим, что в ЛДНР немыслимы шествия нацистов, гей-парады и конопляные марши, а вот на оккупированной НАТО Украине они, увы, идут постоянно. Уже даже поэтому я, как и, уверен, большинство добровольцев Ополчения Донбасса, не жалеем о своем участии в сопротивлении майданным дегенератам, а, напротив, вспоминаем о старых боях с радостью, поскольку мы защищали свою Родину и семьи от такого зла.

А теперь посмотрим на те «идеалы майдана», за которые воевали каратели-«атошники». Главари госпереворота с самого начала пообещали адептам своей политической секты бредовый проект вступления Украины в Евросоюз, благодаря чему она якобы получит уровень жизни Франции. Мы многократно говорили о том, что это невозможно, что Украину в Евросоюз никто не возьмет полноправным членом, хотя даже это не привело бы к такому повышению экономики. Ведь и бедная Болгария с Румынией — это тоже члены ЕС, и что толку? То есть, главным стимулом для участия в майдане, а потом и в войне против восставшего Донбасса, были для украинских националистов бредовые ожидания материальных благ. Когда же этот мираж рухнул, и уровень жизни после победы майдана, наоборот, упал едва ли не втрое, то многие из простых майданщиков впали в такую сильную депрессию, что дошли даже до самоубийств, не говоря уж о массовом алкоголизме и наркомании (которые тоже являются суицидом, хоть и растянутым во времени).

Кроме того, в каратели пошло весьма много уголовников, которым власти пообещали прощение старых грехов и возможность пограбить. Однако и такие прожигатели жизни были страшно разочарованы, натолкнувшись на сильнейшее сопротивление местного населения. Не имеющие никаких духовных опор бандиты не выдерживали ужаса артобстрелов, которые могут вытерпеть лишь те, кто имеет высокую цель, и доходили даже до самоубийств.

Конечно, среди карателей была и некоторая доля тех, кто руководствовался якобы духовным и культурным идеализмом, а не желанием хорошо пожить. Но на деле и их мечтания о будущем были жестоко разрушены жестокой реальностью. Сектантам и униатам, составляющим изрядную долю «добробатов», их пасторы и ксендзы внушили, что Украина, подписав Ассоциацию с ЕС, «придаст Европе свою духовность», а Европа даст Украине «правосудие и социальную справедливость». Вместо этого Украина получила от Европы ее духовную деградацию, а правопорядок и уровень жизни чуть ли не сомалийский. Вместо идеализированных европейских «правосудов» туда влезло страшное мурло Сороса, который принялся грабить украинские ресурсы и насаждать разврат и педерастию.

Также были жестоко разочарованы и повергнуты в депрессию ярые украинские нацисты — неоязычники, мечтавшие о «сильной Украине». В постмайданной Украине главным управляющим стал посол США, что теперь очевидно всем, даже этим, будем прямо говорить, дубоголовым.

В общем, все, за что боролись майданщики и каратели, оказалось бредовым миражем. Вдобавок эти преимущественно русскоязычные люди, крещенные в Русской православной церкви, знают в глубине души, что совершают страшный грех против своей веры и Родины. Оттого их самоубийства, оттого их уголовщина и массовый алкоголизм.